О расширении экономического и военно-технического сотрудничества между Саудовской Аравией и Китаем

Недавний визит президента РФ В.В.Путина в КСА и ОАЭ и заключение во время него многочисленных контактов поставил вопрос о продолжении аравийскими монархиями политики своей дальней диверсификации отношений с другими ключевыми державами мира в области безопасности в формате  постепенного отхода из безусловной орбиты влияния с США. При этом, если учесть тот факт, что конкретных договоренностей по вопросам развития ВТС с  Москвой достигнуто не было, знаковым представляется положительная динамика развития таких отношений между Эр-Риядом и Пекином. И на ее этапы и первопричины стоит обратить особое внимание.

Началом такого этапа сближения стал визит наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана в Пекин в феврале с.г.  Китай намерен наращивать сотрудничество с Саудовской Аравией в области борьбы с терроризмом, правоохранительной деятельности и обеспечения безопасности. Об этом по итогам визита  тогда заявил вице-премьер Госсовета КНР Хань Чжэн. «Китай и Саудовская Аравия должны усилить взаимодействие в сфере борьбы с терроризмом, правоохранительной деятельности и обеспечения безопасности, а также наращивать обмен опытом в области дерадикализации», — сказал Хань Чжэн. Сообщается, что он также отметил значительные успехи в области совместной работы двух стран и поприветствовал участие Саудовской Аравии в реализации инициативы китайского правительства «Один пояс — один путь». В свою очередь Мухаммед бен Сальман Аль Сауд сказал, что «Саудовская Аравия придает большое значение всеобъемлющему стратегическому сотрудничеству с КНР, неуклонно придерживается принципа «одного Китая», твердо поддерживает усилия КНР по защите своего суверенитета, безопасности и стабильности, а также выступает против вмешательства внешних сил во внутренние дела страны». «Мы готовы наращивать координацию и многостороннее сотрудничество с Китаем, чтобы лучше защищать и отстаивать общие интересы», — продолжил наследный принц. «Саудовская Аравия готова работать с КНР с целью еще большей синергии стратегий развития двух стран, углубления сотрудничества в совместной реализации инициативы «Один пояс — один путь» с целью обеспечения благополучия двух стран и их народов», — резюмировал он.  Как передает агентство, по итогам встречи стороны присутствовали на подписании ряда соглашений между двумя странами в таких сферах, как судоходство, энергетика, финансы и политика. В марте появились данные, что контакты в области безопасности и борьбы с террором  получили свое развитие.   Китай и Саудовская Аравия договорились укреплять взаимодействие в сфере борьбы с терроризмом, в том числе по линии разведывательных структур. Об этом 16 марта  заявил заместитель главы МИД КНР Чжан Мин.  «В ходе переговоров лидеров государств обе стороны выразили четкую позицию касательно терроризма. Мы договорились совместно бороться с его любыми проявлениями. Сотрудничество КНР и Саудовской Аравии в рамках вопроса безопасности и разведывательной деятельности ведется очень активно и успешно», — сказал он. Как подчеркнул дипломат, в ходе встречи также поднимались вопросы мирного урегулирования на Ближнем Востоке, в Йемене и Сирии. Акцентировалось, что конфликты должны решаться путем дипломатических переговоров.

В этой связи эксперты отмечают, что в последнее время между Пекином и Эр-Риядом прошел ряд сделок в рамках  диверсификации КСА своих союзнических отношений.   Отмечается, что главным проводником саудовских интересов в Пекине является доверенное лицо  наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана бизнесмен и бывший саудовский дипломат Мухаммед бен Абдалла аль-Шехри. Он имеет свой офис  в районе Чауянг в Пекине  в течение последних 15 лет. Ранее  аль-Шехри ранее был дипломатом в посольстве Саудовской Аравии в китайской столице, где он служил в качестве атташе по культуре, и по некоторым данным, имел отношение к саудовской разведке. Он принимал самое активное  участие в организации визита саудовского наследного принца  в Пекин в феврале. Он возглавляет собственную холдинговую компанию в Саудовской Аравии Mohammed bin Abdullah Al Shehri Trading и  владеет зарегистрированным на Виргинских островах Sino Midel East Holding. Согласно ряду данных,  аль-Шехри был тесно вовлечен в сближение между энергетическим гигантом Саудовской Аравии ACWA Power (председатель  Мухаммед бен Абдулла Абу Найян) и компаниями, близкими к китайским властям. В течение нескольких последних месяцев ACWA подписала ряд сделок с суверенными фондами, отвечающими за инициативу «Пояс и  дорога» (BRI), ранее известную как One Belt One Road (OBOR), включая прежде всего Фонд Шелкового пути (SRF). В июне этого года последний приобрел 49% акций дочерней компании ACWA — ACWA Power Renewable Energy Holding Ltd (ACWA Power RenewCo). Обе организации теперь планируют совместно инвестировать в энергетические проекты на Ближнем Востоке.  А SRF уже инвестировала в проекты, представляющие интерес для Саудовской Аравии, в частности в Пакистан и Россию, где ей уже принадлежит 9,9% проекта производства сжиженного природного газа (СПГ) Ямала в Сибири.

Благодаря во многом усилиям Мухаммеда аль-Шехри, ACWA также подписала сделку в начале этого года с главным на сегодня источником беспокойства в США, гигантом телекоммуникационного оборудования Huawei. Телекоммуникационный оператор, который, как опасаются США, работает рука об руку с китайскими спецслужбами по глобальному развертыванию 5G telecommunications, получил контракты на развитие в КСА   этих сетей, что ставит под сомнение глобальную монополию американских компаний в этой сфере. Интересно, как с учетом всей деликатности американо-саудовских отношений, на это отреагировали в Вашингтоне. Администрация Трампа планирует использовать свое Агентство по международному развитию USAID для борьбы с китайским доминированием телекоммуникационных сетей 5G в КСА и других странах третьего мира. Так, в частности Госдепартаменту США, чей бюджет на 2020 год в настоящее время рассматривается в Конгрессе, было предписано использовать все средства дипломатического давления в рамках масштабов поддержки по линии USAID против установки телекоммуникационного оборудования в КСА и странах Аравийского полуострова. Безопасность телекоммуникационных сетей и политика кибербезопасности этих стран, получающих помощь в целях развития от USAID, должны быть тщательно изучены до заключения контактов в рамках оказания финансовой помощи. Кроме того, будут выделены средства на учебные программы и содействие внедрению оборудования.

ACWA также заключила несколько инвестиционных контрактов  со строительным и энергетическим гигантом China Gezhouba Group Corporation (CGGC), который является мажоритарной собственностью юридических лиц, принадлежащих частично государственной China Energy Engineering Corporation (CEEC). Saudi Aramco также стремится развивать свои отношения  с китайскими партнерами. В этой связи надо отметить, что Китай остается на сегодня крупнейшим клиентом Саудовской Аравии с точки зрения экспорта углеводородов. Компания подписала меморандум о взаимопонимании (MoU) с китайской  государственной компанией Norinco, которая более  известна своей работой на оборонную промышленность, чем своей активностью в оказании  услуг в сфере нефтедобычи, о строительстве гигантского нефтеперерабатывающего завода в городе Панджин. Вообще нефтяной экспорт является во многом определяющим актором развития двусторонних отношений. 24 июля. Крупнейший в мире экспортер нефти, Саудовская Аравия, в марте 2019 года увеличила до максимума с 2004 года экспорт нефти в Китай за счет снижения поставок в США, говорится в исследовании Управления по энергетической информации Минэнерго США (EIA). Так, экспорт саудовской нефти в Китай в марте этого года достиг 1,7 млн баррелей в сутки, что является максимумом с 2004 года. Растут поставки нефти из королевства и в другие страны Азии. Всего в 2019 году экспорт саудовской нефти в такие страны, как Китай, Япония, Южная Корея и Тайвань может достичь 4 млн баррелей в сутки против 3,5 млн баррелей в 2018 году, следует из данных EIA. При этом добыча королевства с ноября 2018 года снизилась почти на 1 млн б/с из-за сокращения производства в рамках соглашения ОПЕК+. В то же время экспорт нефти в США из королевства снижается, по отношению к 2018 году он сократился уже на 0,2 млн б/с — до 0,5 млн б/с в мае — июне 2019 года. США, в свою очередь, снижают импорт ближневосточной нефти в целом, не только из Саудовской Аравии. В основном это происходит за счет роста собственной добычи и увеличения закупок канадской нефти. В ближайшие месяцы поставки саудовской нефти в страны Азии могут оставаться на довольно высоком уровне, считают в EIA. Эр-Рияд продолжит замещать иранскую нефть на этих рынках, так как с мая действуют ужесточенные санкции США, целью которых является сведение иранского экспорта нефти до нуля. Это обстоятельство в общем-то объясняет сдержанную реакцию Пекина на последние по времени инциденты с обстрелом ракетами и дронами объектов нефтяной инфраструктуры КСА.  Китай осуждает нападение на НПЗ в Саудовской Аравии и призывает стороны проявлять сдержанность. Об этом во вторник на брифинге заявила официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин. «Мы осуждаем это нападение на НПЗ в Саудовской Аравии. Выступаем против атак на мирное население и гражданские объекты и призываем все соответствующие стороны воздержаться от действий, которые могут привести к эскалации и ухудшению ситуации в регионе», — сказала дипломат.

ВТС  приобретает все большее значение в отношениях между Саудовской Аравией и Китаем. М.аль-Шехри также ведет переговоры между китайскими инвесторами и китайским Dussur, частично государственным инвестиционным фондом, созданным в 2016 году в рамках Стратегии экономического развития наследного принца  Vision 2030. Принадлежащий на 50% суверенному государственному инвестиционному фонду (PIF), а остальные в равной степени принадлежат Saudi Aramco и Saudi Basic Industries Corporation (SABIC), Dussur ориентирован на тяжелую промышленность и, в том числе и прежде всего, на оборонную промышленность. При этом эксперты отмечают, что за несколько последних лет беспилотники стали основой военного и торгового сотрудничества между двумя странами.   Китайское и саудовское сотрудничество раньше было тайной за семью печатами, но их совместные усилия по совместной разработке беспилотных летательных аппаратов сейчас быстро приближаются к промышленным масштабам. При этом китайцы начинают активно теснить в этой области американцев.  По данным нескольких источников, первые американские БПЛА Predator XP (без оружия) от General Atomics в июле с.г. начали прибывать на авиабазу «Принц Султан» вместе с американским контингентом, который будет там дислоцироваться. Однако этот контракт кажется небольшим эпизодом по сравнению  с некоторыми из амбициозных двусторонних контактов в этой области между Саудовской Аравией и Китаем. При короле Салмане бен Абдель Азизе Пекин получил ряд серьезных контрактов на экспорт трех видов беспилотных летательных аппаратов из Китая, в том числе нескольких десятков разведывательных дронов Wing Loong, CH-4A и ударных дронов CH-4B. В этой связи отметим, что речь в данном случае идет не только о чистом экспорте, но и создании научно-производственной базы для производства и модернизации этих БПЛА на территории королевства. При этом становится все более очевидным, что китайско-саудовские программы по разработке беспилотников осуществляются при активном участии  пакистанских инженеров, десятки из которых живут и работают в Саудовской Аравии. Исламабад также является экспортером  CH-4 и Wing Loong. В этой связи отметим, что Пакистан безусловно является ключевым партнером и КСА (не будем забывать про участие саудовских инженеров в работе на ядерных центрах Пакистана и финансирование КСА ряда оборонных программ Исламабада), и КНР.  Премьер-министр Пакистана Имран Хан обсудил с председателем КНР Си Цзиньпином отношения между двумя государствами и роль Китая в развитии Пакистана. Об этом в среду 9 октября сообщается в распространенном МИД Пакистана пресс-релизе. «Премьер-министр Имран Хан провел сегодня в Пекине встречу с председателем Си Цзиньпином, — говорится в пресс-релизе. — Два лидера обменялись мнениями по широкому кругу вопросов двустороннего, регионального и международного характера». «Премьер-министр Пакистана подчеркнул, что Китай является верным союзником Пакистана, партнером и железным братом, — отмечается в заявлении. — Китай твердо поддерживает Пакистан по основным национальным интересам и играет важную роль в достижении целей Пакистана в области экономики и национального развития». «В контексте обсуждения ситуации на линии контроля Имран Хан подчеркнул, что продолжающаяся блокировка миллионов кашмирцев в течение более двух месяцев создала тяжелую гуманитарную ситуацию, — указывается в пресс-релизе. — Премьер-министр подчеркнул необходимость немедленно отменить комендантский час в Джамму и Кашмире». «Председатель Си Цзиньпин подтвердил неизменную поддержку Китаем суверенитета и территориальной целостности Пакистана, а также по всем вопросам, касающимся основных национальных интересов Пакистана, — сообщает МИД. — Он подчеркнул, что отношения между Китаем и Пакистаном являются прочными и нерушимыми». В  связи с этим отметим, что Саудовская Аравия активно использует  Пакистан и Китай в развитии своей ядерной промышленности. Пакистанские инженеры-ядерщики нанесли ряд визитов в Эр-Рияд летом с.г. на фоне  инцидентов с атаками нефтяные танкеров в Ормузском проливе и ряда последующих заявлений Эр-Рияда  о своих ядерных амбициях. Саудовская Аравия стремится разработать первый ядерный реактор для научных исследований, а также реанимировать  свою старую сделку  в области  безопасности с Пакистаном, которая подразумевает поддержку  Исламабадом ядерных разработок Эр-Рияда в обмен на саудовское финансирование для обеспечения его работы.  При этом, хотя Пакистан, как представляется, является главным партнером Эр-Рияда по ядерной программе, предполагается, что саудовцы доверят   баллистический аспект Китаю. При этом попытки Эр-Рияда закупить соответствующие технологии на Украине закончились неудачей: аванс украинцы взяли, но дальше первых неудачных испытаний ракетного двигателя дело не пошло. В этой связи отметим, что, несмотря на то, что Саудовская Аравия все еще находится в зачаточном состоянии в формате развития своих ядерных объектов, за этот рынок уже начинается конкурентная гонка между США и РФ. На сегодня  Westinghouse является победителем в американо-саудовской ядерной сделке. Компания, поставлявшая ядерные реакторы в Объединенные Арабские Эмираты, уже много лет имеет две дочерние компании в Саудовской Аравии-Westinghouse Saudi Arabia и Al-Quraishi Electrical Services of Saudi Arabia (AQESA), которыми она совместно владеет с местным конгломератом Ali Zaid Al Quraishi & Brothers (AZAC). AZAC является партнером многих американских компаний в Саудовской Аравии, включая Honeywell, Cisco и General Electric. Westinghouse сотрудничает с Exelon и Fluor, у которых есть специализированная дочерняя компания NuScale, которая готова выйти на контракт по строительству двух атомных электростанций. Но такая активность сдерживается резко отрицательной позицией по этому вопросу значительной части Конгресса США и израильского лобби. Российский «Росатом» также  готов открыть офис в Эр-Рияде в связи с сближением России и Саудовской Аравии, которые стремятся расширить свое двустороннее сотрудничество в суверенных областях. Глава российского суверенного фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев в прямом контакте с наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом пытается сейчас реализовать этот проект на фоне последнего российско-саудовского саммита в октябре. Но ряд специалистов отмечает, что одним из главных сдерживающих моментов в рамках развития российск-саудовского проекта по мирному атому является участие «Росатома» в аналогичном проекте в Иране.

Возвращаясь к совместным программам КНР и КСА в рамках разработки дронов отметим, что в Эр-Рияде за этот сектор отвечает China National Aero-Technology Import & Export Corp (CATIC), которая концентрирует в рамках своей деятельности  большую часть международного маркетинга китайской обороны и высоких технологий. CATIC, который продает CH-4 в Саудовскую Аравию, открыла офис в Эр-Рияде в марте 2017 года и надеется в конечном итоге также обеспечить контакты на продажу королевству своих истребителей. С учетом  тесной поддержки со стороны китайской дипломатии, CATIC и ее государственная материнская компания, Aviation Industry Corp of China (AVIC), активизируют использование торговых агентов для проникновения на новые рынки в регионе. В их числе  зарегистрированная на Гонконгской и Лондонской биржах группа Nakhlat Al Nahreen, возглавляемая иракскими бизнесменами Али аль-Бекером и Аммаром Рамаданом, проживающими в Китае. С саудовской стороны совместные предприятия с китайской оборонной промышленностью, особенно в производстве беспилотных летательных аппаратов, курируют Saudi Arabian Military Industries (SAMI) и Military Industries Corp (MIC). MIC в этой связи работает с Мухаммедом аль-Хатибом, бывшим сотрудником Министерства обороны Саудовской Аравии, который имеет опыт реализации подобных проектов с Китаем. В публичной сфере  контракты на передачу технологий изготовления дронов CH-4 готовят и осуществляют  Technology Development and Investment Co (TAQNIA)  и King Abdulaziz City for Science and Technology (KACST), которые работают с публичной компанией  China Aerospace Science and Technology Corp (CASC) и ее дочкой Aerospace Long-March International Trade Co (ALIT). Это производство планируется организовать на базе  Центра оборонных исследований и исследований принца Султана (PSDSARC). В этой связи интересно, что вся эта деятельность происходит под пристальным вниманием американцев:  ангары для хранения китайских дронов на базах Саудовской Аравии управляются Mantech, логистическим гигантом, который работает на Пентагон.

52.79MB | MySQL:104 | 0,263sec