О военном присутствии США в Сирии, их контроле над нефтяными месторождениями и роли Турции в контрабанде сирийской нефти

Сохранение американского военного присутствия в Сирии направлено на дальнейшее разграбление сирийского народа. С таким заявлением выступил в воскресенье 27 октября на своей странице в «Твиттере» первый заместитель постпреда России при ООН Дмитрий Полянский. Таким образом он прокомментировал новость о том, что США направляют дополнительные силы и средства на северо-восток Сирии для защиты нефтяных месторождений от боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). По его мнению, такое решение принято американской администрацией, «чтобы защитить сирийские нефтяные месторождения от сирийского народа». «А также одновременно продолжить его разграбление. Это было бы корректным освещением в СМИ того, что происходит», — написал дипломат. «Американская внешняя политика в этом отношении десятилетиями остается неизменной», — заключил он. 13 октября глава Пентагона Марк Эспер заявил, что США начинают вывод около 1 тыс. американских военнослужащих с севера Сирии из-за наступления Турции. Как пояснил на следующий день президент Соединенных Штатов Дональд Трамп, «покидающие Сирию американские военнослужащие будут передислоцированы и останутся в регионе, чтобы следить за ситуацией и не допустить повторения того, что было в 2014 году, когда угрозе ИГ по всей Сирии и в Ираке не уделили должного внимания». В четверг 23 октября  пресс-служба Пентагона сообщила о том, что США направляют дополнительные силы на северо-восток Сирии для защиты нефтяных месторождений от боевиков ИГ. Как отметили тогда в оборонном ведомстве, «США укрепляют свои позиции — в координации с партнерами по СДС (коалиция «Силы демократической Сирии» — прим. ТАСС) — дополнительными военными силами и средствами для предотвращения возвращения этих нефтяных месторождений в руки ИГ или других дестабилизирующих сил».   Ранее Трамп заявил, что власти США не позволят боевикам восстановить контроль над нефтяными месторождениями на северо-востоке Сирии и намерены оставить их под своим контролем и затем решить, что с ними делать.  В субботу  26 октября официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков заявил о том, что США ведут контрабанду сирийской нефти в другие страны, караваны охраняются американскими частными военными компаниями (ЧВК) и спецназом. Он добавил, что нефть добывается оборудованием, предоставленным в обход всех американских санкций ведущими западными корпорациями. Конашенков отметил, что «подряд на вывоз нефти реализуется подконтрольной США компанией «Сэдкаб», созданной при так называемой «Автономной администрации Восточной Сирии». По оценке ведомства, так как стоимость одного барреля сирийской контрабандной нефти составляет 38 долларов, ежемесячная выручка этого «частного бизнеса» американских государственных служб превышает 30 млн долл. В этой связи отметим, что такая вспышка критики действий американских ЧВК и военных со стороны российских представителей различных ведомств в общем-то обусловлена очень простым обстоятельством: Москве и Дамаску не удалось воспользоваться ситуацией с выводом американского контингента на фоне  турецкой операции для того, чтобы установить свой контроль над нефтяными полями в Заевфратье. Такие попытки несколько раз предпринимались правительственными силами и российскими ЧВК в прошлом, но всегда встречало жесткий ответ со стороны американцев и курдов, которые  эти месторождения охраняют и которые собственно и занимаются этой контрабандой. Это тот тактический просчет, о котором мы говорили ранее: российские и сирийские войска поспешили взять под контроль приграничные с Турцией районы, что объективно отвлекло их от более необходимой со стратегической точки зрения направления экспансии в Дейр-эз-Зоре. Эти районы по итогам саммита в Сочи и так бы в своей массе отошли бы к Дамаску, а вот тема контроля в Заевфратье теперь серьезно подвисла.

Для начала констатируем, что контрабанда нефти из Сирии невозможна без участия в ней Анкары. Турецкое правительство неоднократно обвинялось в попустительстве, скрытом предоставлении финансовой и/или военной поддержки или, по крайней мере, терпимом отношении к ИГ, в том числе и рамках нефтяной контрабанды. Официальные заявления, документы, свидетельские показания, соответствующие исследования и репортажи с мест авторитетных учреждений и средств массовой информации убедительно свидетельствует  о том, что без поддержки президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана клиентура контрабанды нефти ИГ была бы ограничена, и, следовательно, доходы, которые она приносила радикалам, были бы меньше. При этом самые обличительные разоблачения правительства Эрдогана и нефтяного бизнеса ИГ пришли из России, после того, как российский военный самолет был сбит на турецко-сирийской границе турецким F-16 24 ноября 2015 года. Москва транслировала эти претензии тогда  на максимально высоком возможном уровне. Президент России Владимир Путин прямо обвинил Турцию, в частности президента Турции Эрдогана и его семью, в том, что они имеют коммерческие связи с ИГ и помогают продавать его нефть. Это утверждение имело под собой веские основания. В.В.Путин тогда сказал: «У нас есть все основания полагать, что решение сбить наш самолет было продиктовано желанием защитить нефтепроводы на турецкую территорию. Этот инцидент выделяется на фоне обычной борьбы с терроризмом. Наши войска героически сражаются с террористами, рискуя своей жизнью. Но потеря, которую мы понесли сегодня, произошла от удара в спину, нанесенного сообщниками террористов. ИГ имеет большие деньги, сотни миллионов или даже миллиарды долларов, от продажи нефти. Кроме того, они находятся под защитой военных целого народа. Можно понять, почему они действуют так смело и нагло. Почему они убивают людей такими ужасными способами. Почему они совершают террористические акты по всему миру, в том числе и в самом сердце Европы».  Премьер-министр России Дмитрий Медведев поддержал эти обвинения: «действия Турции де-факто являются защитой «Исламского государства». … Это неудивительно, учитывая имеющуюся у нас информацию о прямой финансовой заинтересованности некоторых турецких чиновников в поставках нефтепродуктов, перерабатываемых заводами, контролируемыми ИГ». Тогдашний заместитель министра обороны России Анатолий Антонов сделал еще один шаг вперед и прямо указал на Турцию. «Согласно полученной нами информации, высшее политическое руководство страны  -президент Эрдоган и его семья-вовлечены в этот преступный бизнес. Может быть, я слишком прямолинеен, но контроль над этим воровским бизнесом можно доверить только ближайшим соратникам. На Западе никто не задавал вопросов ни о том, что сын турецкого президента возглавляет одну из крупнейших энергетических компаний, ни о том, что его зять назначен министром энергетики. Какой чудесный семейный бизнес! На той же пресс-конференции присутствовали тогдашний начальник Главного оперативного управления Генштаба России генерал-полковник Сергей Рудской, который подробно рассказал, как эта «украденная нефть» перевозилась в Турцию. Согласно обнародованной  им информации, в основном существовало три пути, первый из которых вел к нефтеперерабатывающему заводу «Батман» на востоке страны, второй-к морскому порту Искендерун через Алеппо и третий — в район Захо на севере Ирака. Каждый день до 2000 баррелей поступали в Турцию для доставки в контролируемый военными район Силопи. Эти каналы работали все это время с разной интенсивностью и работают сейчас.

Тогда США отреагировали сдержанно. Перед лицом российских обвинений американские официальные лица не отрицали, что часть нефти ИГ контрабандой поступала в Турцию. Но при этом они просто молчали о том, как такая нефть ИГ может идти в Турцию без разрешительной политической среды. «Мы откровенно не видим никаких доказательств, ни одного, чтобы поддержать такое обвинение», — сказал тогда представитель Госдепартамента Марк Тонер по поводу российских претензий, добавив, что «единственная информация, которую они имели по этому вопросу, заключалась в том, что ИГ продавало нефть на устьях скважин посредникам, которые затем контрабандой ввозили часть этой нефти в Турцию». Он сказал «что  нет фактов участия турецкого правительства в какой-то операции по покупке нелегальной нефти у «Исламского государства». Мы просто не верим, что это правда в любом виде или форме».  «Объем контрабандной нефти крайне низок и со временем уменьшился и не имеет никакого значения с точки зрения объема — как объема нефти, так и объема доходов», — сказал тогда Амос Хохштейн, специальный посланник США и координатор по международным энергетическим вопросам. Подробный отчет на эту тему с американской стороны был составлен   Адамом Шубиным, исполняющего тогда обязанности заместителя министра финансов по вопросам терроризма и финансовой разведки. Выступая перед аудиторией во время публичного мероприятия в Чатем-Хаусе, он заявил, что ИГ собрало огромную сумму в размере 500 млн долларов от продажи нефти сирийскому правительству, а также Турции. Он заявил, что, по оценкам, ежемесячная цифра в размере 40 млн долларов вливается в казну ИГ через торговлю нефтью. Шубин прекрасно понимал, что его заявление было ошеломляющим, поскольку он сказал, что «несмотря на то, что сирийский режим и ИГ активно воюют друг с другом, они все еще занимаются совместными сделками с нефтью на миллионы и миллионы долларов».

В данном случае напрашивается один вывод.  Если фактическая цифра доходов от такого бизнеса действительно составляет всего 40 млн долларов в месяц,  это означает, что  реальный мотив Р.Т.Эрдогана заключается не в выгоде, которая будет получена от торговли нефтью, а в том, чтобы позволить джихадистам поддерживать свою кампанию за счет доходов, которые они получили от контрабанды углеводородов в Турцию с помощью турецких и курдских брокеров. Шубин прояснил этот момент, когда сказал: «Это не просто финансовый вопрос — это касается иностранных террористических потоков, это касается оружия и финансирования. Я думаю, что обеспечение безопасности этой границы принесет большие дивиденды с точки зрения усиления давления, а также уменьшения угрозы». Американский чиновник подчеркнул, что закрытие турецкой границы для Турции является ключевым компонентом ликвидации каналов финансирования ИГ и призвал турок «сделать больше в этом отношении». Шубин утверждал, что сирийское правительство имеет «гораздо большую» долю в продажах нефти ИГ, в то время как ИГ использует меньшее количество нефти для своих собственных нужд. По его словам, курды были третьим лучшим клиентом ИГ в этом плане, что не мешало им убивать друг друга время от времени, и только незначительная часть этого объема контрабандной нефти направлялась в Турцию. Это правда, поскольку основной поток нефти в Турцию шел через нефтепровод из Иракского Курдистана. «Ирония для русских, поднимающих эту проблему, заключается в том, что есть много доказательств того, что крупнейшим потребителем нефти ИГ на самом деле является Башар Асад и его режим; режим, который остается только потому, что его поддерживают русские», — сказал представитель Белого дома Джош Эрнест. Интересным моментом было то, что вице-президент США Джо Байден тогда выдвинул аналогичные обвинения против Турции за пару месяцев до инцидента с российским самолетом. В своем выступлении в Гарвардской школе им. Кеннеди 2 октября 2014 года он заявил, что Турция и Объединенные Арабские Эмираты поддерживают экстремистские группировки в Сирии. «Они вложили сотни миллионов долларов и тысячи тонн оружия в каждого, кто будет сражаться против  режима Асада из других частей мира».

Таким образом, из всего сказанного, следует пока несколько выводов.

  1. Американцы сумели за счет своего последнего по времени маневра не только решить проблему своего ухода из Сирии и передислокации своих сил на прикрытие ирако-сирийской границы, но и сохранили свое влияние и контроль над реперными  точками в Заевфратье, имея ввиду нефтяные месторождения. Причем во многом за счет курдов, с которыми Москва и Дамаск вроде бы договорились о взаимодействии. При этом сирийцы упустили реальную возможность взять под контроль этот район, имея ввиду свою военную экспансию  на фоне общей паники и сумятицы в силу неожиданного ухода американцев с севера Сирии. Был упущен момент, который будет очень принципиально влиять на развитие ситуации в Сирии на среднесрочную перспективу.
  2. Нефтяная контрабанда из Сирии не имеет значительной финансовой составляющей с точки зрения доли в мировых объемах нефти. Этим моментом каждая из сторон в большей степени решает свои локальные задачи: турки таким образом финансируют лояльность своих союзников и арабских племен; американцы контролируют такие поставки нефти Дамаску, лишая его значительного рычага финансовой политики, и таким образом финансируют лояльных себе курдов.
  3. Обвинять в контрабанде нефти исключительно американцев и не обращать при этом внимания на участие Анкары в этом процессе не получится. Понятно, что есть политическая конъюнктура и пропаганда, но по сути в разговоре по серьезному этого момента избежать не получится. А значит — эта тема была данью пропагандистскому аспекту войны и скоро, видимо, снова уйдет из активной повестки дня.
52.8MB | MySQL:107 | 0,585sec