Реакция в Турции на ликвидацию лидера «Исламского государства» Абу Бакра Аль-Багдади и общие контуры политики Турции в Сирии

27 октября 2019 года президент США Д. Трамп сообщил о ликвидации главаря «Исламского государства» (ИГ, – запрещенная в РФ террористическая организация, здесь и далее) Абу Бакра аль-Багдади. Новость эта стала одной из наиболее комментируемых и обсуждаемых в Турции 28 октября, взяв на себя часть информационного внимания накануне Дня Республики (отмечается 29 октября).

Отметим, что Турецкая Республика позиционирует себя в регионе в качестве одного из главных борцов с «Исламским государством», а также одной из стран, наиболее пострадавших от её вредоносной деятельности (хотя надо отметить, что за пределами трибуны все или очень многие эксперты признаются в том, что зря Турция так «вписалась» в борьбу против президента Сирии Башара Асада, поддержав вооруженную оппозицию – В.К.).

В подтверждение этого, особенно, после убийства аль-Багдади, появилась разнообразная статистика погибших и пострадавших в Турции от атак «Исламского государства».

Вот один из примеров такой статистики: Анкара – 107 погибших, Газиантеп – 54, Стамбул (атака на аэропорт) – 45, Стамбул (ночной клуб «Рейна») – 39, Суруч – 34, Стамбул (Султанахмет) – 13, Диаярбакыр – 5, Стамбул (улица Истикляль) – 4 и Нигде – 3 человека. Особенно резонансными в этом смысле стали многочисленные атаки, произведенные в Стамбуле. Кроме того, турецкие СМИ отметились публикацией «личных подвигов» аль-Багдади с самого начала его террористической деятельности (опускаем).

Как известно, за содействие в проведении американцами этой операции президент США Д.Трамп поблагодарил Россию, Турцию, Сирию и Ирак. И если российские официальные лица уклонились от того, чтобы подтверждать свое участие и принимать благодарности, то в Анкаре этого делать не стали.

Свое заявление по поводу ликвидации террориста №1 в мире сделал президент страны Р.Т.Эрдоган: «Ликвидация главы террористической организации ДАИШ (турки избегают использовать название «Исламское государство», здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.) стала важной поворотной точкой нашей совместной, с союзниками, борьбы с терроризмом. Турция как до сих пор вносила свою лепту в борьбу с терроризмом, так и продолжит это делать и далее. В качестве страны, заплатившей самую большую цену за борьбу с ДАИШ, РПК / СНС и другими террористическими организациями, это развитие (ситуации, то есть, ликвидацию главаря «Исламского государства» В.К.) мы встречаем с удовлетворением».

Здесь есть ещё один момент, на который мы неизменно акцентируем внимание читателей ИБВ: Турция не делает разницы между «Исламским государством» и РПК, ПДС / СНС. Кроме того, видно, что именно курдские группировки рассматриваются турками в качестве основной угрозы и турки стремятся их для внешнего мира «упаковать в одну обертку» вместе с ИГ. Поскольку, в отличие от последнего, те же ПДС и СНС (нередко употребляется аббревиатура КОС – В.К.) в качестве террористов рассматриваются, мягко говоря, далеко не всеми странами. Даже при том, что бесспорность террористического статуса родственной им РПК вызывает на порядок меньшие сомнения, равно как и наличие прямой связи между турецкими и сирийскими курдами.

Сделало свое заявление и Министерство национальной обороны Турции, подтвердив, что, при ликвидации аль-Багдади, была координация и обмен информацией между Турцией и США. Также, турецкая пресса, ссылаясь на свои источники в силовых структурах, говорит о том, что местоположение аль-Багдали вблизи турецкой границы было обнаружено турецкими разведывательными службами и эта информация была доведена до американцев.

Как же турецкие обозреватели комментируют ликвидацию главаря «Исламского государства»?

В этом смысле обращает на себя публикация известного колумниста самой тиражной газеты Турции «Хюрриет»Абдулкадира Селви от 28 октября 2019 года: «Багдади убили, кто на очереди?».

Приведем некоторые основные тезисы, прозвучавшие от обозревателя.

  1. Проводятся параллели между убийством Усамы бен Ладена в каденцию президента Б.Х.Обамы и аль-Багдади при Д.Трампе. При этом последний напрямую обвинял Обаму в том, что тот породил «Исламское государство» и обещал, в ходе своей предвыборной кампании, ликвидировать эту организацию. Таким образом, можно считать, что обещание Д.Трамп, в глазах своих избирателей, выполнил.
  2. Обозреватель, со своей стороны, не подтвердил, по своим каналам в силовых ведомствах Турции, пока содействие Турции американцам в этой операции. Его собеседники уклонились от прямого ответа на этот вопрос.
  3. Часто встречающимся комментарием, и не только от А.Селви, является недвусмысленный намек на то, что США избавляются от своих бывших союзников, ставленников, протеже (нужное подставить – В.К.). Как это было с У.бен Ладеном, которого как пишет А.Селви, «США использовали против России». Как это было с А.Оджаланом, которого США сдали Турции. Как это произошло сейчас с аль-Багдади. И здесь обозреватель прямо говорит о том, что «он пишет аль-Багдади, подразумевает Мазлума» (он же Ферхат Абди Шахин, Мазлум Абди, Мазлумом Кобане или Мазлум Кобани, Шахин Джило — военный лидер сирийских курдов, исполняющий обязанности главнокомандующего «Силами демократической Сирии» – В.К.).

О том же самом в своем эксклюзивном интервью изданию «Хюрриет» от 28.10.2019 говорит глава Комиссии по международным отношениям Великого национального собрания (Меджлиса) Турции Волкан Бозкыр. А именно о том, что «конец Мазлума Кобани может быть таким же, как и у аль-Багдади». Иными словами, когда в нем отпадет необходимость, он будет также ликвидирован со стороны США, как американцы уничтожали до сих пор тех, кто для них таскал каштаны из огня в регионе.

Вообще, ликвидация аль-Багдади турецкими обозревателями не рассматривается в отдельном контексте, а вписывается в общую канву ситуации в регионе, которая характеризуется крайней противоречивостью. А ликвидация аль-Багдади пусть и важный, но все же эпизод в крайне сложной игре с участием Турции, региональных и глобальных держав.

Вот, собственно, об этом, в частности, говорил в своем упомянутом выше интервью Волкан Бозкыр. Приведем некоторые тезисы из его выступления, где необходимо цитируя, где необходимо — ограничиваясь кратким отражением позиции высокопоставленного турецкого чиновника:

  1. (Об отношениях с Ираном) Турция рассматривает Иран в качестве «друга» и оказывает стране поддержку в той непростой ситуации, в которой та находится. Аналогичным образом, Турция хотела бы, чтобы и Иран занял бы столь же принципиальную позицию, когда дело касается Турции. В частности, когда речь идет о турецкой операции «Источник мира». При этом, В.Бозкыр затруднился объяснить почему Турция так и не получила однозначную поддержку со стороны Ирана в отношении своей операции. В ближайшее время, ожидается поездка президента Турции Р.Т Эрдогана в Иран и, как указал В.Бозкыр, этот вопрос будет там подниматься наряду с прочими темами для обсуждения. Впрочем, в Турции придерживаются той точки зрения, что для страны имеют значения лишь слова, произнесенные со стороны духовного лидера, президента или же министра иностранных дел ИРИ. Всем остальным можно, как указал В.Бозкыр, пренебречь. О чем, собственно, и заявил в своем ответном выступлении на выпады из ИРИ в адрес «Источника мира» президент Турции Р.Т.Эрдоган. Как посетовал В.Бозкыр, если бы в Сочи были не только Россия и Турция, но и Иран, то он, несомненно, от этого выиграл бы. А так Сочинское соглашение было подписано двумя странами – Россией и Турцией.

Приведем, в этом смысле, характерную цитату В.Бозкыра: «Сейчас мы здесь (то есть, в Сирии – В.К.) действуем вместе с Россией и с Америкой. Ирана – нет. Кто выиграл, кто проиграл – очевидно. Иран – это умное государство. С большой долей вероятности, он вернется назад (то есть, пересмотрит свою противоречивую позицию по Турции – В.К.)».

  1. (Об отношениях с Россией) Журналиста интересовал тот вопрос, являются ли отношения между Россией и Турцией стратегическим партнёрством в полном смысле этого слова или, все же, партнерство между двумя странами – асимметричное? Сложно отрицать тот факт, что Россия и Турция воевали между собой 300 лет. Не стал спорить с очевидным фактом и В.Бозкыр. Однако, он указал на «прелесть политики», которая, как раз, и заключается в том, что двум странам удалось в наши дни построить отношения, основанные на взаимной выгоде. Это позволило двум странам преодолеть те кризисы, которые между Россией и Турцией случились. В частности, В.Бозкыр, в очередной раз, вспомнил об атаке на российский самолет и об убийстве российского посла А.Г. Карлова.

Цитируем В.Бозкыра: «Россия – умное государство. Оно во все играет, как в шахматы. Если вы хорошо играете с Россией в шахматы, если вы принимаете во внимание взаимные выгоды, то результат будет хорошим. Те, кто не может этого делать, играют в русскую рулетку».

  1. (О поиске курдами нового спонсора) Здесь В.Бозкыр предложил корректно использовать слово «курд», будучи спрошенным о том, является ли Россия новым «защитником курдов». Как указал глава Комитета, «защитником курдов» является Турция, поскольку значительную часть турецких граждан составляют именно граждане курдского происхождения. Процитируем: «Для того, чтобы курды не испытывали проблем, мы зачищаем регион от террористов. Защитников себе ищут не курды, а террористы. Россия – умное государство, оно не будет их защищать».
  2. (Про Мазлума Кобани и его отношения с зарубежными странами, включая США и Россию) Здесь В.Бозкыр предложил включить в ряд тех стран, кто поддерживает отношения с М.Кобани и Государство Израиль. Последний после своего провозглашения искал союза в регионе с неарабскими государствами, среди которых, в частности, была и сама Турция. Однако, из-за «ошибок, совершенных Израилем», турецко-израильские отношения не смогли двигаться вперед. В этот момент, как указывает В.Бозкыр, Израиль начал разыгрывать карту курдского террора. Целью, как отметил турецкий чиновник, является отвлечь силы Турции, а с «использованием другой армии» добиться разделения Сирии. При этом, не мог не отметить В.Бозкыр и то, что в США – сильное еврейское лобби.
  3. (Про «черную пропаганду», предпринимаемую против Турции – обвинения в использовании химического оружия, в этнических чистках и т.д.) Такое медиа освещение турецкой операции «Источник мира» в Сирии В.Бозкыр назвал «предательским и низким». При этом В. Бозкыр отметил, что был создан эффективный механизм реагирования на эту «черную пропаганду». В эту работу, по его словам, включились администрация президента Турции и информационное агентство «Анадолу». И это позволило немедленно, допустим, на опубликованных «обвинительных» фотографиях изобличать подделки. Впрочем, В.Бозкыр отметил, что контрпропагандой вопроса не решить – нужно показывать достигнутые на практике успехи. «Самым большим ответом будет то спокойствие, которое будет принесено в страну (то есть, в Сирию – В.К.)», — как заявил В. Бозкыр. Особо он подчеркнул тот факт, что из 3,5 млн человек беженцев в Турцию – 450 тысяч человек курдского происхождения. И, как отметил В. Бозкыр, невзирая на это говорится об этнических чистках, которые, якобы, проводятся Турцией.
  4. (Про Мазлума Кобани) Возмутительным В.Бозкыр назвал факт именования М.Кобани «генералом», указав на то, что он – сбежал после начала операции «Источник мира» вместе с ПДС. Как напомнил В.Бозкыр, М.Кобани – это террорист, находящийся в «красном списке» и за голову которого объявлена награда в 4 млн тур. лир. По его словам, М.Кобани ответственен за гибель множества людей, а лидер РПК А.Оджалан даже назвал его своим «сыном». При этом М.Кобани был назван В.Бозкыром «дутой фигурой». Невзирая ни на что, по его словам, операция «Источник мира» достигла своего успеха. Как указал В.Бозкыр, местность в Сирии – не горная и спрятаться М.Кобани негде. А, следовательно, его ждет один из двух концов – либо он попадет в Турции в тюремное заключение, либо он будет ликвидирован как аль-Багдади.
  5. (Про дальнейшие шаги СНС и, в частности, возможность их присоединения к армии официального Дамаска) К этому варианту В.Бозкыр отнесся весьма скептически, в частности, отметив: «Им некуда идти. У них нет национальной идеи, они просто профессионально умеют пользоваться оружием. Либо они перейдут к мирной жизни, либо же займут место в сирийской армии. Но не как подразделение ПДС». Что же до позиции Турции в этом случае присоединения СНС к сирийской армии В.Бозкыр отметил, что «создается сирийское государство» и после того, как оно окажется в состоянии, Турция уйдет. Процитируем: «Тот факт, что они там будут (в сирийской армии – В.К.), конечно же, не будет нами встречен положительно».
  6. (Что будет дальше с Сирийской народной армией) Понятно, что Турция самым серьезным образом «вложилась» в СНА. В ответ на этот вопрос В.Бозкыр отметил, что, «если в Сирии будет создано новое государство», то бойцы СНА либо войдут в новую же армию, либо вернутся к мирной жизни.

 

В целом же, В.Бозкыр указал на то, что успех, достигнутый в Сирии, является историческим. По его словам, в «Анкарское и Сочинское соглашения будут вписаны в историю».

Обратим внимание на один тезис высокопоставленного турецкого чиновника: в частности, как можно было заметить даже по некоторым цитатам, которые приведены выше, В.Бозкыр постоянно говорит о «новом сирийском государстве». И далее он расшифровывает позицию Турции на этот счет, которая заключается в том, что «Башар Асада новую Сирию создать не в состоянии». Просто потому, что, как заметил В.Бозкыр, от режима Башара Асада сбежало 12 млн человек. И эти люди не вернутся из-за страха перед Асадом, если только он не уйдет. При этом на вопрос турецкого журналиста, признает ли Турция итоги выборов в Сирии, когда они состоятся, если будет выбран Б.Асад, В. Бозкыр отметил, что должны проголосовать не только те, кто сейчас находится на территории Сирии, но и сбежавшие за границу, и тогда Турция итоги выборов признает.

Итак, подводим черту.

Очевидно, что для Турции террористом номер один является не Абу Бакр аль-Багдади, а Мазлум Кобани. При этом официальная Анкара продолжает упорствовать в своем нежелании признавать Дамаск, существенно сужая себе поле для маневра. Невзирая уже на тот громкий хор голосов в Турции, который призывает Р.Т.Эрдогана наладить связь с Дамаском. В качестве важного фактора, обеспечивающего влияние Турции в Сирии, рассматривается СНА. Однако, вряд ли, влияния Турции хватит на то, чтобы добиваться образования «новой Сирии» в желаемом для себя формате. В этом смысле, Анкара продолжает политику, которая заведомо обречена на разочарования, зато дает возможность России и дальше выступать в роли посредника.

49.62MB | MySQL:114 | 1,303sec