После избрания нового президента Тунис продолжит военно-техническое сотрудничество с США

Премьер-министр Туниса Юсеф Шахед во вторник 29 октября после консультаций с президентом Каисом Саидом снял с постов министра обороны Абделькарима аз-Збиди и министра иностранных дел республики Хмайеса Жинауи. Об этом говорится в официальном заявлении правительства. «В соответствии со статьями 92 и 89 тунисской конституции глава правительства после консультаций с президентом республики принял следующие решения: снять с должности министра обороны Абделькарима аз-Збиди и назначить министра юстиции Карима аль-Джамуси исполняющим обязанности руководителя ведомства; снять с должности министра иностранных дел Хмайеса Жинауи и назначить государственного секретаря при МИД Сабри Баштобджи исполняющим обязанности руководителя ведомства; снять с должности государственного секретаря по экономическим делам Хатима Фарджани», — отмечается в правительственном документе. Представители аз-Збиди и Жинауи заявили, что речь идет не об увольнении, а о добровольной отставке. Соответствующее прошение на имя президента аз-Збиди впервые подал еще в марте текущего года. Во вторник 29 октября на встрече с новым президентом Каисом Саидом он вновь поднял вопрос о своей отставке. Жинауи также подал прошение о своей отставке утром во вторник. Объясняя мотивы своего демарша, он сослался на «невозможность исполнения своих обязанностей главы ведомства в гармонии с другими государственными институтами». В связи с прошедшими в октябре этого года в Тунисе досрочными президентскими и парламентскими выборами в стране идет процесс формирования нового кабинета министров. Согласно конституции, избранный глава государства Каис Саид должен назначить премьер-министром кандидата от победившей на парламентских выборах партии или коалиции. Максимальное число голосов на выборах получила исламистская партия «Ан-Нахда» (52 из 217 мандатов), ведущая работу по созданию в парламенте коалиции, которая смогла бы обеспечить ей абсолютное большинство в законодательном органе. По оценкам экспертов, политические торги могут занять несколько недель. Отметим в этой связи, что эти отставки носили не добровольный, а вынужденный характер: таким образом новый президент Каис Саид попытался сразу публично дистанцироваться от своего предшественника Беджи Каида эс-Себси, уволив двух самых верных помощников последнего — министра обороны Абделькрима аз-Збиди и министра иностранных дел Хемайеса Жинауи. Помимо них в отставку отправлен и советник по безопасности президента адмирал Камель Акрут. При этом, несмотря на все эти кадровые чистки, у нового обитателя Карфагенского дворца, по видимому, не будет иного выбора, кроме как продолжать в общем и целом внешнюю политику своего предшественника. Его выбор в рамках назначения на должность начальника своей канцелярии карьерного дипломата и бывшего директора департамента многостороннего сотрудничества Министерства иностранных дел Абдеррауфа Бетбайеба только подтверждает этот факт. Пространство для внешнеполитического маневра для Саида очень ограничено. Тунис принципиально зависит от международных финансовых учреждений, в частности от Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка. В оборонном секторе тунисские военные полностью зависят от своих иностранных партнеров в плане наращивания своего оборонительного потенциала. Все это означает только продолжение новым президентом линии своего предшественника на укрепление альянса с США и Францией в области безопасности и продолжения роста влияния армии в этой связи. После своей откровенной маргинализации в эпоху Бен Али, который доверял только полиции и спецслужбам, национальная армия Туниса с 2011 года становится все более компетентной и влиятельной с точки зрения борьбы с угрозой джихадизма. Создание практически из «пустого места» спецподразделений и Агентства оборонной разведки и безопасности (АОРБ), которые финансируются и оснащаются непосредственно Вашингтоном, Парижем и Берлином, является ярким доказательством этой тенденции. В этой связи эксперты отмечают, что избрание условно независимого и в то же время тесно связанного с рядом исламистских политиков Каиса Саида главой тунисского государства 13 октября вряд ли ослабит энтузиазм Соединенных Штатов в отношении развития двустороннего сотрудничества в области безопасности.
Военное сотрудничество Туниса с США развивается очень интенсивно: на начало 2020 года запланированы новые совместные учения, но, прежде всего, запуск новой программы пограничного контроля, которая курируется на этот раз не Пентагоном, а Министерством юстиции США. 24 октября оно выступило с призывом к новому тунисскому президенту и властям страны о проявлении заинтересованности в рамках развития своей Международной программы подготовки кадров для уголовных расследований и приобретении трех стационарных аэростатов наблюдения для борьбы с терроризмом. С помощью оптических и инфракрасных датчиков эти аэростаты также должны быть способны размещать радары с синтетической апертурой и мобильные системы визуализации целей. Они будут использоваться прежде всего для наблюдения за ливийской и алжирской границами, через которые регулярно происходят вторжения джихадистских группировок и контрабандистов. Этот контракт будет интересен главным образом компании Lockheed Martin, которая уже несколько лет работает над аналогичным предложением для Алжира. Переговоры о реализации контракта с властями Алжира ведутся с 2015 года, но на сегодня они фактически заблокированы в связи с дискуссиями о цене контракта, которая была первоначально оценена в 375 млн долларов, но которую американская группа хочет пересмотреть в сторону повышения. Общая внутриполитическая турбулентность в самом Алжире плюс дефицит бюджета пока все эти планы подвесил. В рамках этого проекта, получившего рабочее название «алжирский аэростат Саса», Алжир должен был в идеале получить те же системы, что и системы защиты периметров американских баз в Афганистане и границы между Соединенными Штатами и Мексикой. Привязанный на большой высоте и оснащенные радар-детекторами и камерами сверхвысокого разрешения, каждый из этих «воздушных шаров»может держать под наблюдением тысячи квадратных километров территории и несколько сотен километров границы. Эта сверхсекретная программа закупок оборудования, осуществляемая армией, напрямую финансируется национальной нефтяной группой Алжира Sonatrach, но сейчас она фактически заморожена, что вынуждает американцев искать новых партнеров в регионе. Выбор в этом контексте в пользу Туниса логично упирается в один ощутимый нюанс: крайне плачевное состояние финансов страны, которое не идет ни в какое сравнение с аналогичными возможностями богатого углеводородами Алжира. При этом Lockheed Martin также сталкивается с конкуренцией со стороны американской специализированной компании TCOM.LP, который может предложить более выгодное ценообразование и готовности работать в рамках кредита. В идеале, если финансовые проблемы будут преодолены и проект будет завершен, то он дополнит «электронный барьер», который американские фирмы AECOM и BTP уже установили вдоль ливийской границы для Агентства по уменьшению угрозы обороны американской армии (DTRA). Тот факт, что проект будет курироваться Министерством юстиции США, будет означать, что в рамках его реализации не будет необходимости обращаться в Фонд прямой военной помощи, выделенный Тунису Пентагоном. Это важно, если учесть, что ресурсы Фонда уже на сегодня фактически исчерпаны за счет покупки вертолетов Black Hawk и Kiowa. Тунис подал заявку на новое финансирование на общую сумму 500 млн долларов, но это иностранное военное финансирование (FMF) еще пока не было одобрено Вашингтоном. Но даже, если эти средства и будут выделены, то они практически полностью уйдут на оплату покупки самолетов Textron t-6C американской фирмы Texan training aircraft. При этом уже ведутся переговоры о скорой поставке в Тунис вооруженной версии этих самолетов at-6 Wolverine. Пока тунисские военные вскоре должны получить два самолета Cessna Caravan 208, переоборудованных для использования при наземных атаках. По данным ряда источников, Соединенные Штаты планируют предложить их Тунису также через контракт на продажу иностранной военной техники (FMS). Они будут оснащены дочерней компанией MAG Aerospace NASS, который является крупным субподрядчиком американских вооруженных сил в области воздушно-десантной разведки. NASS недавно выиграл крупные контакты в рамках жесткой конкуренции с двумя другими американским фирмами L3 и дочерней компании Northrop Grumman Alliant Techsystems (ATK) в рамках реализации глобальной программы подготовки и оснащения Агентства по сотрудничеству в области обороны и безопасности (DSCA), которая направлена на укрепление контртеррористического потенциала союзников США. В Африке эта фирма уже работает над проектами в области электронного мониторинга в Кении, Мавритании, Нигерии и Нигере. Если сделка по продаже Тунису двух Cessna Caravan 208 пройдет успешно, то американцы планируют в дальнейшем реализовать контракт на продажу тунисцам дюжины более совершенных штурмовиков, таких как AT-6 Wolverines (Textron Aviation) или A-29 Super Tucanos (Sierra Nevada Corp). Однако, по оценке экспертов, эта сделка приведет к какому-то прогрессу только при одном варианте развития событий: Соединенные Штаты хотели бы взамен за эти поставки фактически за свой счет иметь постоянную военную базу в Тунисе. Пока в качестве промежуточного шага американцы получили согласие властей страны для оборудования временной базы в Кап-Серрате на севере Туниса в рамках подготовки и проведения совместных военных учений «Африканский лев», которые должны состояться в марте 2020 года. Эти маневры, которые впервые были организованы совместно с Марокко более десяти лет назад, с прошлого года приобрели тунисское измерение, которое быстро расширяется. В ходе этих учений, как предполагается, будет мобилизовано уже 250 американских военнослужащих по сравнению со 138 в 2019 году. Может ли постоянная база США стать следующим шагом развития двустороннего военного сотрудничества с Тунисом, на сегодня окончательно неизвестно. В данном случае не будем забывать о сильной исламистской составляющей тунисского электората, что было продемонстрировано по итогам последних парламентских и президентских выборов. Этот фактор должны учитывать любые власти страны, вне зависимости от их идеологической ориентированности. При всем этом на весь процесс ВТС США с Тунисом сильно влияют очень скудные финансовые возможности последнего. Из всех гигантских планов по созданию в Тунисе некой электронной супер-мониторинговой миссии пока в итоге мы видим только возможную поставку двух самолетов, которые переделаны из гражданских изделий и далеки от совершенства. Попытки американцев два года назад продать тунисцам 12 более совершенных разведывательных самолетов Maule MX-7 провалились именно по причине отсутствия надежных источников финансирования. То же самое касается и Алжира. Все этом самым серьезным негативным образом отражается на планах Пентагона создать в Магрибе некую передовую базу электронного мониторинга границ и пространств, которая бы совместно со строящийся базой ВВС США в Нигере должна была создал единую дугу электронного и воздушного мониторинга региона. При этом финансирование такого проекта за счет программы прямой военной помощи со стороны самих США натыкается на ее регулярное сокращение со стороны Белого дома. Европейцы также не сильно стремятся финансировать такие программы для стран Магриба за счет своих кредитов. Таким образом, единственным толчком для какого-то внятного развития связей по линии ВТС с Тунисом по существу является бартерный обмен: военная база в обмен на поставки техники.

55.85MB | MySQL:113 | 0,446sec