Ливан: упущенные инвестиционные возможности

С отставкой правительства С.Харири по итогам двухнедельного периода массовых социальных протестов фиксируется отток иностранных инвестиций и капиталов из Ливана. Высокие политические риски и угроза начала гражданской войны вынуждают крупных частных и государственных инвесторов и доноров сворачивать свои проекты в этой ближневосточной стране.

Большой инвестиционный пакет донорских обязательств в размере 11 млрд долларов США, который был обещан Ливану на международной конференции в Париже в 2018 году так и не был полностью распакован. Надежды доноров на структурную реформацию экономической системы страны с формированием коалиционного правительства под руководством Харири себя не оправдали. Построенная на внутренних механизмах сдержек и противовесов хрупкая система политического баланса между либеральными западными силами и шиитской «Хизбаллой» не позволяла стране продвигать назревшие реформы. Свобода маневра премьера была ограничена, а сформированная система позволяла процветать бюрократии и коррупции.

В итоге важнейшие инициативы по либерализации рынка, повышению его прозрачности и стимулированию частного капитала и конкурентной среды блокировались. Высокие социальные издержки, cвязанные с ростом социальных обязательств и механизмов социальной защиты со стороны правительства, особенно под воздействием фактора сирийских беженцев, вели к росту фискальных расходов и хроническому дефициту национального бюджета. Такая ситуация отпугивала инвесторов и потенциальных финансовых партнеров, серьезно ограничивая приток столь необходимых капиталов в Ливан.

С кульминацией политического кризиса в конце октября-начале ноября с.г. ситуация складывается критическая. Здесь под угрозой оказываются инвестиционные и донорские обязательства как по линии государственной поддержки, так и частного сектора. Наметившаяся было позитивная тенденция роста прямых иностранных инвестиций в 2018 году (прирост на 14% с 2.52 до 2.88 млрд долларов) может быть развернута обратно.

США сразу же первыми отреагировали на публичном поле и объявили о своем намерении приостановить инвестиционную и финансовую помощь Ливану до прояснения ситуации и запуска «реальных реформ». Вашингтон рассчитывает, что итогом нынешних потрясений станет формирование нового технократического правительства, ориентированного на реформы по требованию международных финансовых институтов. Пока этого не произойдет, CША подчеркнуто декларируют вывод своих активов из Ливана. В частности, 1 ноября Вашингтон анонсировал отзыв ранее выделенной Ливану помощи в размере 105 млн долларов США на цели поддержки сил безопасности и стабильности. Иран, cо своей стороны, видит в ливанском кризисе руку Вашингтона, напрямую обвинив его во вмешательстве по всей шиитской оси – от Ирака до Ливана (напомним, формальным поводом для старта антиправительственных беспорядков стало непопулярное решение о введении специального обязательного налога на пользование популярного мессенджера WhatsApp).

Ясно, что с развитием политического кризиса и при нынешнем вакууме власти от Ливана могут отвернутся и другие крупные инвесторы. Китай, который за последний год серьезно активизировался на этом направлении, рассчитывая включить в свой глобальный проект «Один пояс – один путь» шиитскую ось (Иран-Ирак-Сирия-Ливан), теперь будет тщательно взвешивать политические риски. Массовые китайские инвестиции в ливанский порт Триполи могут забуксовать. Кроме того, на сегодня Китай в числе ведущих торговых партнеров Ливана – он является вторым ведущим поставщиком для ливанского импорта. На предстоящей в Пекине в середине ноября международной выставке импорта с участием 11 ливанских компаний как раз было запланировано обсуждение практических путей интеграции Ливана в инициативу «Один пояс – один путь».

Под большим вопросом остается сохранение инвестиционного интереса к Ливану со стороны богатых арабских стран Персидского  залива. В общем пакете прямых иностранных инвестиций Ливана доля инвесторов из Ближнего Востока составляла на сегодняшний день 29%. В первую очередь речь идет о Саудовской Аравии, ставленником которой как раз и считался С.Харири. Теоретически, его возвращение во власть во главе нового технократического правительства возможно и рассматривается политологами как один из альтернативных сценариев. Однако на практике сегодня полная неопределенность и де-факто Саудовская Аравия лишилась рычагов политического влияния через премьер-министра. Что разумеется станет поводом для пересмотра инвестиционной политики.

Еще один важный донор и инвестор на ливанском треке – ОАЭ. Примечательно, что по предварительным итогам в 2018-2019 гг. эта страна стала лидером по объему прямых иностранных инвестиций в экономику Ливана. Доля инвестиций ОАЭ составляет 11% от общего пакета прямых инвестиций в Ливан и 32% от всех инвестиций из региона. Буквально недавно в начале октября в Абу-Даби в присутствии ливанского премьер-министра стартовал второй двусторонний инвестиционный форум, на котором стороны договорились о наращивании инвестиций, особенно в сфере энергетики и создания зон свободной торговли. Инвестиционная активность Абу-Даби на ливанском рынке служила важным репутационным показателем и индикатором для других потенциальных инвесторов.

Франция как важнейший политический и финансовый партнер Ливана в Европе пока ведет себя более осторожно. До самого последнего момента Париж пытался предотвратить отставку ливанского кабинета во главе с С.Харири, всячески подталкивая Бейрут к проведению экономических реформ, которые были согласованы на донорской конференции во Франции в 2018 году. Последняя попытка ливанского правительства в конце октября предложить пакет чрезвычайных реформенных мер чтобы остановить протесты была активно поддержана французскими властями. Думается, Франция не будет действовать опрометчиво и пока сохранит уровень своего инвестиционного участия в Ливане в рамках запланированных объемов. В то же время, в условиях создавшихся политических рисков вряд ли можно ожидать от Парижа расширения финансовой поддержки.

В любом случае, высокие финансовые и политические издержки для Ливана в условиях нынешнего кризиса власти очевидны. Парадокс в том, что политические потери можно будет компенсировать в достаточно короткие сроки – и в случае прихода нового технократического правительства шансы на восстановление позиционирования и статуса Ливана достаточно высоки.

Однако для восстановления финансовых и инвестиционных потерь и доверия среди инвесторов потребуется гораздо больше времени и усилий.  Инвестиционный интерес, особенно со стороны частного сектора и международных финансовых институтов будет заметно ослабевать. С учетом сложнейшей политической и культурно-этнической палитры устройства Ливана, ожидать скорых договоренностей между политическими кланами и группами о формировании нового правительства не приходится. Политический кризис может носить затяжной характер, что неизбежно повлечет за собой отток капиталов и инвестиций из страны. Более того, Ливану угрожает серьезный финансовый кризис. Под воздействием политического кризиса ливанские государственные облигации сильно просели и вопрос о способности правительства обслуживать огромный государственный долг страны уже перешел в практическое русло. Под особым ударом оказывается и чувствительный банковский сектор. Так, в качестве защитной меры, чтобы остановить вывод капиталов, с 1 ноября принято решение временно заблокировать денежные переводы из всех местных банков за рубеж.

44.73MB | MySQL:110 | 0,905sec