О роли и месте Ливана в системе безопасности Ближнего Востока. Часть 2

По информации специалистов Китайского института международных стратегических исследований Народно-освободительной армии Китая (КИМСИ НОАК), главы дипломатических представительств Великобритании и Канады в Ливане в марте 2016 г. подписали «меморандум о взаимодействии и координации». Соглашение предусматривает участие Канады в реализуемой Великобританией с 2012 г. программе «Подготовка и оснащение» (Training and equipment) по созданию пограничных полков ВС Ливана. В рамках этой программы Великобритания запланировала в 2016-2019 гг. 40 млн долл. США (в 2012-2015 гг. было выделено 30 млн долл. США на формирование и оснащение трех пограничных полков). Власти Канады в течение 2016-2019 гг. также выделили не менее 5 млн долл. США на оборудование линии пограничной охраны вдоль государственной границы Ливана. Первый канадский финансовый транш в размере 500 тыс. долл. США был перечислен в марте 2016 г. на возведение сторожевых постов и наблюдательных вышек в зоне ответственности опорного пункта № 4 ВС Ливана.

Примечательно, что на нужды Сил внутренней безопасности (СВБ) и Гражданской обороны (ГО) МВД Ливана Лондон в 2017 г. выделил 22 млн долл. США. Из них 18 млн долл. США предназначены для поддержания боеготовности подразделений СВБ МВД страны, в том числе подготовки 4 тыс. специалистов на авиабазе «Хамат». В рамках программы «Военно- гражданское взаимодействие» (Civil military interaction, CIMIC) 5 млн долл. США пошли на приобретение автомобильного транспорта, средств связи и снаряжения для подразделений ГО МВД Ливана, непосредственно задействованных в обеспечении работы пунктов приема и мест компактного проживания сирийских беженцев.

По оценке специалистов КИМСИ НОАК, позиции Франции в Ливане существенно ослабли после замораживания Саудовской Аравией в 2016 г. обещанных грантов (3 млрд долл. США в декабре 2013 г. и 1 млрд долл. США в августе 2014 г.) на приобретение вооружений французского производства для нужд ливанских силовых структур. В 2015 г. на денежные средства первого транша саудовского гранта французская сторона осуществила поставку в Ливан 48 противотанковых комплексов «Милан». Далее освоение денежных средств было приостановлено по требованию саудовского руководства. Париж в настоящее время предпринимает активные усилия для восстановления своего влияния в Ливане.

Руководство Италии в 2017 г. поставило в Ливан 10 БМП «Гуарани» производства итальянской компании ИВЕКО (по заниженным ценам), 3 единицы техники поставлены в СВБ, 7 единиц в ВС Ливана. Также выполнены обязательства на общую сумму 33 млн долл. США по поставке Ливану 25 многоцелевых бронированных автомобилей «Линце», 5 бронированных машин MPV и 40 грузовых и грузопассажирских автомобилей ИВЕКО. Рим также завершил возведение тренировочного лагеря для ливанских военнослужащих на юге страны и намерен выделить дополнительную квоту на обучении ливанцев в военных учебных заведениях Италии.

Известно, что ФРГ стремится увеличить свое участие в развитии и обеспечении ливанских силовых структур. Наиболее активно сотрудничество между двумя странами развивается в организации охраны и обороны границ. При финансовой поддержке Германии с 2007 года Ливан реализует программу восстановления и модернизации системы контроля надводной обстановки с использованием средств радиолокационного и визуального наблюдения. Ежегодно Германией выделяется 0,5 — 1,5 млн евро. Целью программы является организация круглосуточного всепогодного контроля надводной обстановки в пределах территориальных вод и исключительной экономической зоны Ливанской Республики. Германия в 2017 г. выделила ВМС Ливана 1,3 млн евро. Основная часть данных средств потрачена на закупку нового оборудования для 6 станций радиолокационного контроля надводной обстановки. Министерство обороны Ливана в 2017 г. закупило радары Vision Master FT производства американской фирмы Northon Gruman, а также системы визуального контроля PHAROS XLR3 компании Cedip Infrared Systems. Данное оборудование было смонтировано на шести станциях радиолокационного контроля на ВМБ «Бейрут» и в районах н.п. Эль-Клайат, Щекка, Хамат, Маар Ильяс и Эль-Бияда (85 км, 50 км, 40 км сев.-вост., 35 км и 85 км юго- зап. г. Бейрут соответственно). Немецкие офицеры периодически проводят занятия по вопросам взаимодействия ВМС Ливана с оперативной группой Временных сил ООН в Ливане. При этом основное внимание уделяется отработке действий по предотвращению контрабанды грузов морским путем, а также в ходе спасательных операций. Немцы продолжили работу по улучшению материальной базы ВМС Ливана и модернизации РЛС.

Эксперты КИМСИ НОАК признают, что военная помощь других стран не имеет регулярного характера, однако в значительной степени способствует удовлетворению части текущих потребностей ливанской армии в ВВТ. Интенсивность сотрудничества Ливанской Республики с восточноевропейскими государствами остается на низком уровне. Отношения ограничиваются в основном контактами по линии дипломатических представительств этих государств и обменом делегациями на рабочем уровне. К странам, в которые наиболее часто осуществлялись визиты представителей ливанского руководства, можно отнести Польшу, Румынию, Болгарию, Венгрию и Чехию. В настоящее время в составе миротворческого контингента действуют военнослужащие Сербии, Словении, Венгрии, Эстонии, Хорватии и Македонии.

Руководство Ливанской Республики продолжает уделять серьезное внимание проблеме сбалансированности межгосударственных отношений на Ближнем Востоке. Соглашаясь с объективной необходимостью установления справедливого порядка в регионе, Бейрут выступает за учет интересов и национальных особенностей всех его участников. Переживая период сложных социально-экономических и политических преобразований, Ливан заинтересован в сохранении региональной и внутренней стабильности. Вооруженные конфликты с Израилем и внутри страны нанесли ощутимый ущерб национальным интересам Ливана. Продолжающаяся конфронтация в отношениях между ориентирующимся на запад парламентским блоком «14 марта» (движение «Мустакбаль», «Ливанские силы», «Катаиб») и силами, получающими поддержку от Сирии и Ирана — коалиция «8 марта» (шиитские организации «Хизбалла» и «Амаль», христианские партии «Марада» и Свободное патриотическое движение), привела к глубокому политическому кризису власти в стране. Текущая ситуация создаёт реальную угрозу увеличения негативного влияния сирийского конфликта на обстановку в Ливане. Лидеры политических, общественных и религиозных организаций страны, осознавая слабость институтов государственной власти, ведут активную внутриполитическую деятельность по недопущению втягивания республики в сирийский конфликт. Ливанское правительство также считает вопросы предотвращения и урегулирования локальных и региональных кризисов приоритетом внешней и внутренней политики. Китайские специалисты утверждают, что с точки зрения руководства страны, военные коалиции не могут служить гарантией стабильности и безопасности в регионе, не способствуют поддержанию прочного мира, поскольку нарушение равновесия сил между ними ведет к войне. Вместе с тем Ливан не устраивает и идея создания некой системы (коллективной) региональной безопасности, так как, по его мнению, создание такого органа требует общих внешнеполитических интересов и сходства внутреннего устройства входящих в нее государств. Учитывая напряженность отношений с Израилем, сирийский кризис, а также различные подходы арабских стран к урегулированию ситуации в регионе, ливанское руководство полагает, что формирование военных союзов на Ближнем Востоке пока невозможно. В этой связи правительство Ливана придерживается курса позитивного нейтралитета и неприсоединения, предполагающего отказ от участия в военных блоках и группировках. По мнению ливанского руководства, наряду с дипломатическими, политическими и другими способами разрешения кризисов допустимо использование военных средств, в частности, миротворческих операций. Миротворчество превращается в важную часть широкомасштабного политического процесса, направленного на предотвращение и разрешение кризисов (конфликтов), установление мира и обеспечение долгосрочного решения региональных проблем.

Вместе с тем, ливанцы на примерах палестино-израильского, ливано­-израильского и сирийского конфликтов все больше убеждаются в том, что задачи миротворческих операций не должны сводиться к простому наблюдению за обстановкой в районе конфликта, выступлению миротворческих сил в роли посредников. По мнению ливанских политиков, миротворческие операции должны проводиться с решительными целями. Например, в государствах, находящихся в состоянии дестабилизации, можно и нужно проводить операции с участием сил ООН по восстановлению и поддержанию мира, направленные на урегулирование конфликта. Целью операций по установлению мира должно стать воздействие на конкретное государство или вооруженную группировку, действия которых решением СБ ООН квалифицированы как агрессия. При этом ливанцы не исключают привлечение к миротворческим операциям в регионе действующих по мандату ООН региональных организаций и коалиций заинтересованных государств.

Российско-ливанские отношения (установлены 3 августа 1944 г.) носят традиционно дружественный характер. Общими являются позиции наших стран по ближневосточному урегулированию, ядерной программе Ирана, Ираку и Сирии.

Существенную роль в развитии многоплановых отношений между двумя странами играет Межправительственная Российско-Ливанская комиссия по торговле и экономическому сотрудничеству. Относительно сотрудничества в военной и военно-технической сферах необходимо отметить, что эти направления являются наиболее важными в российско- ливанских отношениях. Однако сложная военно-политическая обстановка, трудности в экономике, отсутствие собственного промышленного производства существенно затрудняют его плановое развитие. Поиск партнеров по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) определяется ценовым фактором, поскольку ливанские власти не в состоянии оплачивать поставки даже бывшего в использовании оружия и военной техники. Ситуацию по оснащению ВС Ливана вооружением усугубил отказ Королевства Саудовской Аравии от финансирования закупки новых видов ВВТ. Немаловажным фактором при этом является и политическая зависимость от западных государств, прежде всего США, что создает предпосылки к сдержанности руководства Ливанской Республики в развитии отношений с другими странами, в том числе Россией.

Сотрудничество Ливана с Россией в военной и военно-технической сферах на протяжении последних десяти лет не носило планового характера. Вместе с тем заметно активизировалось формирование соответствующей нормативно-правовой базы. В частности, анализ китайских источников позволяет утверждать, что в июле 2007 г. было подписано Соглашение об обучении ливанских военнослужащих в российских военно-учебных заведениях. В ноябре 2013 г. после ратификации сторон вступило в силу Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Ливанской Республики о военно-техническом сотрудничестве. С 2016 г. функционирует Российско-Ливанская межправительственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству. Ливанская сторона в целом проявляет интерес к развитию контактов с Россией. Вместе с тем недостаток бюджетных средств и финансовая зависимость от стран Запада ограничивают возможности по активизации сотрудничества в военной и военно-технической сфере. Однако некоторые представители военно-политического руководства Ливана демонстрируют стремление к расширению сотрудничества при условии предоставления благоприятных для Бейрута ценовых параметров контрактов наряду с предоставлением военной помощи на безвозмездной основе.

По данным КИМСИ НОАК, подписанные в последние годы договоры и соглашения о сотрудничестве со странами СНГ в различных областях существенного развития не получили. Сохраняется тенденция расширения контактов с теми странами Содружества, отношения с которыми, по мнению Бейрута, в ближайшей перспективе станут выгодными для Ливана. В первую очередь это касается Украины, Белоруссии, Армении и Казахстана. Украина по-прежнему является вторым по экономическому потенциалу государством СНГ после России. Представители украинских деловых кругов активно участвуют в тендерах на право получения контрактов на строительство промышленных, туристических и других объектов в Ливане. Между Ливаном и Украиной имеются соглашения в области науки и технологий, культуры, медицины, туризма и таможенного сотрудничества. Республика Белоруссия рассматривается Бейрутом в качестве основного союзника России, имеющего хорошие возможности для повышения своего экономического потенциала в области машиностроения, развития наукоемких технологий и сельского хозяйства. Ливан исторически поддерживает особо тесные связи с Арменией. Армянская диаспора в Ливане насчитывает около 300 тыс. человек и пользуется в стране большим авторитетом. Как одна из значимых конфессий она имеет своих представителей в правительстве, парламенте страны, других структурах власти и играет важную роль в развитии Ливана, его международных связей. Руководство Ливана также проявляет интерес к Казахстану в плане развития экономических отношений и использования его инвестиционных возможностей.

Отмечается, что регулярное воздушное сообщение Ливан поддерживает с Белоруссией, Арменией и Украиной, а также с Польшей, Чехией, Венгрией, Румынией и Болгарией. Вместе с тем отсутствие серьёзных связей Ливана со странами Восточной Европы и СНГ в военной области объясняется в основном финансово-экономическими проблемами. Правительство Республики и командование ливанской армии возлагают серьезные надежды на безвозмездную помощь со стороны международного сообщества в развитии экономики страны, надеясь, что часть этих средств будет направлена на развитие национальных вооруженных сил.

Известно, что руководство Ливанской Республики стремится играть активную роль в целях укрепления позиций государства в мире и защиты его национальных интересов на Ближнем Востоке. При этом основные усилия сосредотачиваются на следующих направлениях:

  • получение политической поддержки со стороны ведущих стран мира и региона;
  • привлечение инвестиций и получение экономической помощи;
  • поиск источников военной помощи, готовых предоставлять на безвозмездной или льготной основах современные виды вооружения и военной техники ливанским силовым структурам.

Основное влияние в рамках решения этих задач уделяется ведущим западным странам, которые рассматриваются ливанцами в качестве силы, способной оказать политическую поддержку и способствовать продвижению торгово-экономических интересов Ливана. Европейские государства (прежде всего Франция, Великобритания и Германия) традиционно являются одними из основных источников военной и экономической помощи Ливану. Северная и Южная Америка считаются важными регионами для развития деловой активности и торговых связей. Странам Юго-Восточной Азии, в первую очередь Китаю, Японии и Южной Корее, также отводится роль источников экономической помощи.

Традиционно на высоком для Ливана уровне находится сотрудничество со странами Персидского залива. В частности, значительное влияние на развитие ситуации в стране оказывает Саудовская Аравия, за счет финансовых и торгово-экономических связей. Денежные средства выделяются королевством на безвозмездной основе. По данным КИМСИ НОАК с 2017 г. ливанские власти продолжили активно сотрудничать со странами, способными оказать помощь в развитии нефтегазовой отрасли. Одним из перспективных партнеров в данной сфере рассматриваются Российская Федерация, Франция и Италия. Примечательно, что с этого же времени руководство Ливана уделяло повышенное внимание деятельности международных организаций по контролю за оружием массового поражения (ОМП), активно выступая в поддержку укрепления международной и региональной безопасности, соблюдения режимов ядерного и ракетного нераспространения. Известно, что официальным Бейрутом подписаны и ратифицированы большинство международных конвенций и договоров по контролю над ОМП:

  • Женевский протокол (1925 г.), предусматривающий запрет на применение химического и биологического оружия в качестве метода ведения войны;
  • Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожения (ратифицирована ливанским правительством 20 декабря 2008 г.);
  • Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний;
  • Конвенцию о биологическом и токсичном оружии (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 2826 от 16 декабря 1971 г.);
  • Договор о нераспространении ядерного оружия (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН№ 2373 от 12 июня 1968 г.);
  • Конвенцию по кассетным боеприпасам (открыта для подписания в Осло 3 декабря 2008 г.).

В дополнение следует указать, что правительство Ливанской Республики последовательно выступает за разработку конвенции о всеобъемлющем запрещении ядерного оружия с предоставлением гарантий безопасности государствам, отказавшимся от обладания им. Кроме того, представители Ливана подтвердили свои обязательства по выполнению положений Конвенции по кассетным боеприпасам, а также представили в ООН информацию о размерах и районах местонахождения остатков кассетных боеприпасов и новую программу очистки этих районов.

Подводя итог, представляется возможным согласиться с оценками специалистов КИМСИ НОАК в том, что основными направлениями деятельности ливанского руководства в настоящее время являются: отказ от участия в каких-либо вооруженных конфликтах, недопущение развязывания Израилем очередной войны в регионе, поддержание стабильности в сфере внутренней безопасности, борьба с терроризмом, предотвращение перерастания политического кризиса и межконфессионального противостояния в открытое вооруженное противоборство, достижение внутриливанского согласия, укрепление позиций страны на международной арене, оздоровление национальной экономики и сокращение внешнего государственного долга, в том числе за счет иностранной помощи. В целом, политический курс Ливанской Республики направлен на развитие сбалансированного сотрудничества с США, европейскими и региональными государствами, Россией, Китаем, а также с Лигой арабских государств.

52.77MB | MySQL:104 | 0,332sec