Израильские эксперты об эскалации насилия между Израилем и сектором Газа

Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) 13 ноября этого года нанесла массированные удары по объектам действующей на территории сектора Газа военизированной группировки «Палестинский исламский джихад», включая крупный объект по производству ракетных боеголовок, в ответ на продолжающиеся ракетные обстрелы южных районов Израиля. Эскалация насилия произошла после организованного израильскими военными совместно со Службой общей безопасности (ШАБАК) убийства одного из командиров организации по имени Баха Абу аль-Ата и его жены.

Согласно ЦАХАЛ, Абу аль-Ата был командиром «Палестинского исламского джихада» в секторе Газа. Он отдавал приказы на осуществление большей части ракетных обстрелов приграничных районов Израиля в последние месяцы и планировал дальнейшие атаки. В Израиле также назвали его главным препятствием для заключения долгосрочного соглашения о прекращении огня с ХАМАСом и другими группировками, действующими в секторе Газа.

После его убийства, днем 12 ноября «Палестинский исламский джихад» и другие военизированные группировки в секторе Газа выпустили по южному и центральному Израилю свыше 250 ракет и минометных снарядов. В результате этих атак пострадало относительно малое количество людей, но был нанесен значительный материальный ущерб. По данным ЦАХАЛа, система ПВО «Железный купол» перехватила «подавляющее большинство ракет, нацеленных на населенные пункты – около 90%, по данным на 13 ноября».

В «Палестинском исламском джихаде» поклялись отомстить за убийство Абу аль-Аты. Высокопоставленные представители организации заявили, что «реальный ответ» на его ликвидацию еще впереди.

В пресс-службе ЦАХАЛ сообщили, что был нанесен авиаудар по группе боевиков «Палестинского исламского джихада», которые якобы готовились к запуску по Израилю противотанковой управляемой ракеты из северной части сектора Газа. Всего израильские истребители и вертолеты совершили четыре раунда авиаударов по объектам организации. Целями стали «учебные комплексы, в том числе используемый подразделением морского коммандос «джихада», террористический тоннель на севере сектора Газа для атак на Израиль, участок строительства тоннеля в центральной части анклава», а также несколько подземных сооружений, используемых для изготовления и хранения оружия, наблюдательных пунктов и тренировочных лагерей. Все эти объекты, в частности подземные, являются критически важными для организации, которая вложила в их строительство огромные средства.

Израильские истребители в городе Хан-Юнисе разбомбили штаб-квартиру региональной бригады «Сарая Аль-Кудс» («Роты Иерусалима»), вооруженного крыла «Палестинского исламского джихада», и тайник с оружием, расположенный в доме оперативника организации Адама Абу Хадаида. В результате одной из атак ЦАХАЛа погиб также командир центральной бригады Халед Фарадж. Кроме того, израильский флот атаковал несколько лодок, контролируемых военно-морским подразделением палестинской организации, а также один из его тренировочных лагерей, который используется для хранения оружия, сообщили в ЦАХАЛ.

По данным Министерства здравоохранения в секторе Газа за сутки с 12 ноября, по меньшей мере, 23 палестинца были убиты и 69 ранены, трое из погибших были дети. В «Палестинском исламском джихаде» и других военизированных организациях, действующих в секторе Газа, признали, что, по крайней мере, 12 из убитых были их членами, тогда как израильские официальные лица утверждают, что их намного больше.

О прекращении огня, на чем настаивают египетские и официальные представители ООН, пока никаких заявлений не было сделано. Израильские СМИ, ссылаясь на египетских чиновников, сообщают, что Каир пытается понизить градус напряженности в отношениях между Израилем и сектором Газа и с этой целью Служба общей разведки Египта активизировала контакты и «открыла каналы» связи с США и Европейским союзом[i].

В прошлом году представители египетской разведки и Специальный координатор ООН по ближневосточному мирному процессу Николай Младенов прилагали посреднические усилия по заключению неофициального соглашения о прекращении огня между Израилем и военизированными группировками в Газе. За последние два года Израиль и сектор Газа участвовали в нескольких эпизодических вспышках насилия, после которых стороны пытались достичь долгосрочного прекращения огня.

По мнению Гилеля Фриша, профессора политологии и ближневосточных исследований университета Бар-Илана и старшего научного сотрудника Центра стратегических исследований Бегин-Садат, в отличие от «Палестинского исламского джихада», ХАМАС и Израиль заинтересованы в том, чтобы данная вспышка насилия была краткосрочной. Вопрос в том, смогут ли обе стороны достичь общей цели[ii].

Принципиальные различия между ХАМАСом, правящим в секторе Газа, и «Палестинским исламским джихадом», второй по влиянию группировкой в прибрежном анклаве, проявились в течение нескольких часов после убийства Бахи Абу аль-Аты. Наиболее важными являются противоположные стратегические цели этих двух организаций, по крайней мере, с 2014 года, с момента израильской военной операции в секторе Газа «Нерушимая скала», которая на сегодняшний день остается самым продолжительным и ожесточенным столкновением в Газе.

ХАМАС использует насилие как средство для увеличения объема торговли с Израилем и обеспечения притока катарских денег, которые способствуют повышению благосостояния членов организации и населения Газы в целом. «Палестинский исламский джихад» стремится к полноценной конфронтации как части иранской стратегии по отвлечению внимания Израиля от иранского военного закрепления в Сирии и региональной экспансии.

Эти стратегические цели отражают различия в политической и организационной структуре двух организаций. ХАМАС – массовая суннитская организация, явно связанная с движением «Братьев-мусульман», чувствует себя как рыба в воде в обществе, которое является почти полностью суннитским и преданным. Шииты, если и есть в Газе, они придерживаются своих убеждений и соблюдают ритуалы в своем кругу.

При разработке стратегии ХАМАС должен учитывать народную поддержку, которая включает в себя, по меньшей мере, 50 000 мужчин и женщин, зарплата которых зависит от того, сохранит ли ХАМАС контроль над Газой. Исламское движение также неизменно является основной силой в высших учебных заведениях, трудовых коллективах и других общественных организациях.

В этом отношении, отмечает  проф. Фриш, существует огромная разница между ХАМАСом и «Палестинским исламским джихадом», который известен своими крепкими связями с Ираном и не пользуется такой популярностью. Хотя большинство жителей Газы ценят жертвы этой организации, они подозревают, что ее члены являются замаскированными шиитами. Таким образом, между основной массой населения Сектора и «Палестинским исламским джихадом» превалируют чувства между любовью и ненавистью, что стало более выраженным по мере усиления раскола между шиитами и суннитами в Сирии, Ираке и Йемене.

Вот почему от выборов к выборам в университетах и ​​профсоюзах Газы, а также согласно опросам общественного мнения, «Палестинский исламский джихад» поддерживает не более 2-3% жителей Сектора. Напротив, ХАМАС и конкурирующее с ним движение ФАТХ редко получают менее 15%; и в этом отношении ничего не изменилось за последние три десятилетия.

Как отмечает Г.Фриш, ярким свидетельством ограниченной популярности «Палестинского исламского джихада» стала трансляция в прямом эфире через несколько часов после убийства Абу аль-Аты похоронного шествия, на котором едва ли насчитывалось 100 участников. Крайне малое количество участников израильский профессор объясняет тем, что большинство членов организации либо заняты ракетными обстрелами Израиля, либо прячутся в подземных тоннелях, поэтому присутствовавшие на похоронах командира не скрывали своих лиц под масками. «Палестинский исламский джихад» не просто является организацией, не пользующейся массовой поддержкой, но даже относительно изолированной.

Однако для Тегерана все это может рассматриваться как благо. Во-первых, мизерная народная поддержка «Палестинского исламского джихада» означает, что организация будет больше зависеть от Ирана. Во-вторых, она может выступать исключительно в роли боевого инструмента, у которого нет необходимости учитывать благосостояние населения сектора Газ.

Для ХАМАСа, по мнению Г.Фриша, все вышеперечисленное не является новостью. Его лидеры прекрасно понимают, кто влияет на «Палестинский исламский джихад», причины его деятельности и то, как его стратегия противоречит нынешней повестке дня ХАМАСа.

Однако ХАМАС не может позволить себе немедленно прекратить ракетные обстрелы Израиля. В конце концов, убийство командиров высокого уровня является красной чертой и для самого исламского движения, особенно когда это становится полной неожиданностью, а не местью за конкретные террористические атаки.

Руководство ХАМАСа может только сдерживать, а не останавливать «Палестинский исламский джихад», потому что ему также нужен Иран. Как отмечает израильский профессор, уничтожение ИГ («Исламского государства», запрещенного в РФ) и убийство его основателя, Абу Бакра аль-Багдади, дали понять руководству в Газе, что власть террористической организации во многом зависит от качества и количества ее государственных союзников. У ИГ их не было и, следовательно, оно было уничтожено. У ХАМАСа вряд ли есть огромный выбор, так как большинство арабских суннитских государств выступают против его деятельности (вероятно, из-за его причастности к «Братьям-мусульманам»), в то время как гораздо более сочувствующая им Турция преследует свои интересы в Сирии.

Это, в свою очередь, означает, что, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, у Израиля и ХАМАСа есть взаимный интерес: избегать длительной конфронтации и без больших жертв. Для Израиля это важно, потому что он не хочет отвлекать внимание от экспансионистской политики Тегерана и ядерной проблемы; ХАМАСу это нужно для того, чтобы сохранить власть в Газе и заботиться о благосостоянии своего населения или, по крайней мере, своих многочисленных членов.

Вопрос, конечно же, заключается в том, смогут ли обе стороны удержать события под контролем для достижения общих целей.

Пока же очевидным для проф. Фриша является то, что нынешняя полностью предсказуемая вспышка насилия в Газе – прямое следствие соглашений Осло и одностороннего ухода Израиля из Сектора в 2005 году. По его мнению, это печальное свидетельство ограничения израильской власти и предупреждение против повторения тех же ошибок на Западном берегу р. Иордан[iii].

По мнению генерал-майора в отставке Гершона Хакоэна, сегодня можно утверждать, что ХАМАС и «Палестинский исламский джихад» достигли стратегического баланса с Израилем. Не в смысле возможности покорить (хотя и небольшие) части Израиля или не допустить вторжения ЦАХАЛа в Газу; но в их способности подорвать обычный ход жизни в Израиле до такой степени, чтобы остановить финансовую и экономическую деятельность в самом сердце страны – столичном мегаполисе Гуш-Дан. В основе их стратегии лежит признание того, что комары гораздо более опасны для человека, чем дикие звери. Комары убивали миллионы людей на протяжении веков, в то время как дикие звери – относительно редкое явление, с которым люди научились бороться.

Израилю необходимо найти адекватный ответ на эту стратегию. Важную роль здесь играет способность израильской общественности понять природу террористической угрозы. В течение некоторого времени, отмечает Г.Хакоэн, израильские левые убеждали израильтян в необходимости признать пределы своих сил и прекратить оккупацию Западного берега р. Иордан. На самом деле, по мнению израильского генерала, мощь Израиля ограничивает не постоянное удержание палестинских территорий, а неспособность ЦАХАЛа устранить катастрофические последствия для безопасности страны, ставшие результатом вывода войск с этих территорий.

Вопреки убеждению, что израильская армия сможет легко устранить любую угрозу со стороны будущего палестинского государства, опыт Газы в целом и последняя вспышка насилия в частности иллюстрируют пределы израильской мощи. Даже если силы ЦАХАЛа будут втянуты в сражение и одержат однозначную победу (чего они не смогли добиться в трех войнах в Газе за последнее десятилетие), они все равно не смогут предотвратить продолжительное разрушение повседневной жизни израильских граждан в результате массированных ракетных и минометных обстрелов территории Израиля.

[i] IDF strikes Islamic Jihad rocket production facility as barrages pummel south // The Times of Israel. 13.11.2019 -https://www.timesofisrael.com/idf-strikes-islamic-jihad-rocket-production-facility-as-barrages-pummel-south/

[ii] Gaza Conflagration Highlights the Differences between Hamas and Islamic Jihad // Besacenter. 13.11.2019 –https://besacenter.org/perspectives-papers/gaza-hamas-islamic-jihad/

[iii] Lessons of the Gaza Conflagration // Besacenter. 14.11.2019 –https://besacenter.org/perspectives-papers/gaza-conflagration-lessons/

52.75MB | MySQL:104 | 0,359sec