Китайские специалисты оценивают военную политику Турецкой Республики

Военная политика Турции направлена на обеспечение безопасности государства и определяется членством страны в НАТО, сотрудничеством 
с США, реализацией планов евроинтеграции, а также стремлением к усилению влияния на Ближнем Востоке, Балканах, в Закавказье и Центральной Азии. В ходе выполнения программ военного строительства, основное внимание уделяется оптимизации структуры вооруженных сил (ВС) и их оснащению современными образцами вооружения и военной техники. При проведении структурных преобразований турецких ВС основные организационно-штатные изменения осуществляются в сухопутных войсках за счет вывода из их состава подразделений обслуживания и других небоевых формирований, постепенного сокращения дивизионного звена и перехода 
к структуре «армия – армейский корпус – бригада». По оценке  китайских специалистов, это позволит повысить мобильность соединений и эффективность управления войсками, регулярно принимающими участие 
в контртеррористических операциях против боевых отрядов Рабочей партии Курдистана в восточных и юго-восточных провинциях страны. В сухопутных войсках имеется четыре полевые армии, семь армейских корпусов и свыше 40 отдельных бригад. На их вооружении находится более 4000 танков, около 6500 БМП и БТР, до 130 ударных вертолетов, свыше 6500 орудий полевой артиллерии и минометов, другая современная боевая техника. По данным китайских источников, важным направлением военного строительства является проведение технической модернизации вооружения и военной техники. В текущем году на эти цели направлено около 5 из более 11 млрд долл., выделенных государственным бюджетом на нужды министерства обороны. При этом предусматривается в максимальной степени задействовать мощности национального военно-промышленного комплекса в интересах совершенствования имеющегося вооружения и военной техники, организации совместного или лицензионного производства новых систем оружия, способных обеспечить развитие военного потенциала страны, а в условиях вооруженного конфликта – оказать решающее влияние на ход боевых действий. Отмечается, что техническое переоснащение сухопутных войск направлено на повышение мобильности, ударной и огневой мощи соединений и частей за счет их вооружения современной бронетанковой техникой, ударными вертолетами 
и противотанковыми средствами. В этих целях активно реализуется программа «Алтай» по созданию основного боевого танка национального производства. Для нужд Сухопутных войск ВС Турции планируется закупить до 1000 таких танков. Особое значение уделяется оснащению современной техникой частей армейской авиации. При помощи итальянских специалистов организуется совместное производство вертолетов боевого обеспечения Т-129. Совершенствование военно-воздушных сил планируется обеспечить путем перевооружения авиационных эскадрилий новой техникой, модернизации существующего самолетного парка, совершенствования аэродромной сети, системы управления и связи, повышения уровня подготовки летного 
и технического состава. Ранее, активно участвуя в международном проекте по созданию самолета пятого поколения F-35, турецкая сторона была намерена приобрести в период до 2025 года 116 таких истребителей. В настоящее время в связи с наложением санкций США, участие Турции в программе F-35 приостановлено. Известно, что с целью обновления парка военно-транспортной авиации намечено закупить самолеты Ан-178 украинского производства, а также самолеты А-400, разрабатываемые консорциумом европейских фирм с турецким участием. В рамках программы, предусматривающей совместное производство с американской фирмой «Боинг» самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления авиацией, в 2014 году приняты на вооружение ВВС Турции четыре самолета на базе «Боинг-737-700» и завершена модернизация 214 самолетов F-16. Кроме того, в Турции начаты работы по проектированию и созданию национального реактивного боевого самолета. Начало поставок в войска таких самолетов запланировано на 2023 год. По данным китайского издания «Современные корабли» (официальный печатный орган Китайской кораблестроительной корпорации) повысить наступательные и оборонительные возможности военно-морских сил предусматривается за счет их оснащения современными системами оружия, реализации программ совершенствования корабельного состава и самолетного парка. В соответствии с программой «Национальный корабль» осуществляется строительство на турецких верфях 12 боевых кораблей класса «корвет», способных решать противолодочные, патрульные, разведывательные и поисково-спасательные задачи. Известно, что Турция является членом и принимает активное участие в деятельности военно-политического блока НАТО. Членство страны в Североатлантическом союзе рассматривается турецким руководством в качестве гарантии обеспечения национальной безопасности. Республика принимает активное участие во всех мероприятиях блока по наращиванию его военного потенциала, совершенствованию системы управления ОВС альянса, вовлечению 
в него других стран, задействованию сил НАТО за пределами зоны ответственности, реализации программы «Партнерство ради мира». При этом Анкарa последовательно демонстрирует приверженность общенатовским позициям по ключевым международным проблемам. По данным китайских СМИ в последнее время турецкое руководство активизировало реализацию внешнеполитических мероприятий по укреплению своего влияния и продвижению национальных интересов на постсоветском пространстве, в том числе за счет расширения сотрудничества с республиками бывшего СССР 
в сфере безопасности. Новым механизмом такого межгосударственного взаимодействия, не предполагающим участия Российской Федерации, стал созданный по инициативе Турции Евразийский союз правоохранительных органов с военным статусом (штаб-квартира – в г. Анкара). Соглашение 
о формировании организации подписали 25 января 2013 года в г. Баку Турция, Азербайджан, Киргизия и Монголия. Целью организации объявлено укрепление сотрудничества между правоохранительными органами стран-участниц в интересах совместного противодействия возникающим в регионе угрозам. В качестве первоочередных задач организации рассматриваются выработка совместных планов обучения кадров для силовых структур, проведение мероприятий оперативной и боевой подготовки, развитие военно-технического сотрудничества, оказание финансовой помощи в строительстве объектов для внутренних войск стран-участниц. Отмечается, что отношения с Российской Федерацией оцениваются турецким руководством как в целом динамичные, стабильные. Анкара намерена и дальше продолжать осуществление курса на развитие политического диалога и торгово-экономического сотрудничества с Россией. Российская Федерация является одним из ведущих партнеров Турции в торгово-экономической сфере.  Турецкое командование, реализуя программу переоснащения национальных вооруженных сил, считает Россию выгодным и перспективным партнером в области военного и военно-технического сотрудничества. Укреплению связей по военной линии способствует созданная в последние годы договорно-правовая база, основу которой составляют соглашения о сотрудничестве по военно-техническим вопросам и в сфере оборонной промышленности, о взаимной охране интеллектуальной собственности и защите секретной информации. На постоянной основе налажена деятельность рабочих групп в рамках российско-турецкой комиссии по военно-техническим вопросам. Военное руководство Турции проявляет заинтересованность в закупке в России современных образцов вооружения и военной техники, а также в приобретении технологий производства и продукции военного и двойного назначения для организации выпуска отдельных видов вооружения на предприятиях турецкого военно-промышленного комплекса (ВПК), в том числе с перспективой выхода на рынки третьих стран. Отмечается, что укреплению двусторонних военных связей в значительной мере способствует сотрудничество России и Турции при решении задач обеспечения безопасности в Черном море, прежде всего в рамках Черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия «Блэксифор» и проводимой по инициативе Турции операции «Черноморская гармония». Вместе с тем негативное влияние на состояние российско-турецких военных связей могут оказать существующие разногласия в оценке ситуации вокруг Сирии. Признавая Россию ключевым участником урегулирования сирийского конфликта, Анкара полагает, что поддержка правительства Б.Асада российской стороной препятствует усилиям стран Запада по нормализации обстановки в Сирии. В целом в настоящее время существуют благоприятные предпосылки для дальнейшего развития отношений между Россией и Турцией. Анкара рассматривает сохранение и развитие сотрудничества с Россией, в том числе в военной и военно-технического сфере, в качестве одного из основных направлений своей внешней политики. Вместе с тем следует ожидать, что турецкое руководство будет придерживаться курса в отношении России, направленного, прежде всего, на достижение собственных политических, экономических и военных целей и обеспечение турецких национальных интересов. Отмечается, что дестабилизирующее влияние на ситуацию в стране по-прежнему оказывает деятельность вооруженных формирований Рабочей партии Курдистана. В интересах нейтрализации курдских экстремистов турецкие вооруженные силы вынуждены регулярно проводить операции, в которых задействуются до 20000 военнослужащих из состава 2-й полевой армии Сухопутных войск ВС Турции, Сил специальных операций Генерального штаба, подразделений жандармских войск МВД Турции.  Значительное влияние на внутриполитическую обстановку в Турции имеет вооруженный конфликт в Сирии. Резко критикуя политику Дамаска, Анкара активно поддерживает сирийскую оппозицию и высказывается за реализацию силового сценария отстранения от власти президента Б.Асада. Проводимая турецким руководством на региональном уровне наступательная внешняя политика, направленная на защиту своих военных и экономических интересов, в целом ряде случаев приводит к возникновению соперничества между Анкарой и соседними государствами. Отношения Турции с Грецией характеризуются наличием принципиальных разногласий, прежде всего территориальных, в основе которых лежит нерешенность вопроса о статусе островов Лесбос, Самос, Хиос, Икария, кипрская проблема, взаимные притязания сторон на континентальный шельф и акваторию Эгейского моря. В целях ослабления напряженности 
в турецко-греческих отношениях и развития связей между двумя государствами стороны реализуют комплекс мер по линии внешнеполитических и военных ведомств, а также межправительственного совета по стратегическому сотрудничеству, который возглавляют главы правительств Турции и Греции. В рамках работы совета особое внимание уделяется военному взаимодействию, в первую очередь в целях предотвращения инцидентов с участием боевых кораблей и самолетов Турции и Греции в районе Эгейского моря.  Последовательная деятельность Турции, направленная на усиление региональных позиций привела к ухудшению отношений с Израилем. Одним из основных факторов, оказывающих негативное влияние на состояние турецко-израильских связей, в том числе военно-технических, является диаметрально противоположный подход двух стран к разрешению ситуации вокруг иранской ядерной программы, а также действия Израиля на палестинском направлении. На отношения Турции с Ираком определяющее влияние оказывает стремление Анкары воспрепятствовать дальнейшему становлению курдской государственности на севере этой страны и распаду Ирака как единого государства, а также низкая эффективность принимаемых Багдадом мер по пресечению деятельности Рабочей партии Курдистана (РПК) на иракской территории. Кроме того, в последнее время турецко-иракский политический диалог приобрел тенденцию к осложнению из-за столкновения интересов сторон в вопросах взаимоотношений с руководством курдской автономии Ирака. Попытки Турции в обход центрального правительства Ирака заручиться поддержкой Эрбиля в борьбе против РПК, а также получить на выгодных условиях контракты на разработку нефтегазовых месторождений в Иракском Курдистане привели к серьезному обострению отношений между Анкарой и Багдадом. Отмечается, что существенное негативное влияние на политику Турции в отношении Республики Кипр оказывают различия во взглядах сторон на возможность проведения геологоразведочных работ по поиску углеводородного сырья 
в Восточном Средиземноморье на шельфе острова Кипр. По мнению Анкары, действия греков-киприотов являются незаконными, так как израильско-кипрское соглашение о разделе экономических морских зон и планы Никосии по разработке месторождений углеводородов идут вразрез с интересами так называемой Турецкой Республики Северного Кипра, что может оказать негативное влияние на ход переговоров по кипрскому урегулированию. В целях демонстрации силы и оказания давления на кипрскую сторону командование вооруженных сил Турции создало в районе о. Кипр группировку национальных ВМС в состав которой на ротационной основе входят одна-две подводные лодки, до двух фрегатов, два патрульных кораблей и два ракетных катера. В завершении хотелось бы отметить, что в отношении Сирии политика Турции ориентирована на формирование коалиции стран, заинтересованных в насильственной смене правящего режима Б.Асада, и оказание помощи оппозиционным группировкам. При этом турецкое правительство проводит более гибкую политику в соответствии с развитием ситуации. Кроме того, особое опасение вызывает у Анкары роста числа сирийских беженцев на турецкой территории при дальнейшей эскалации конфликта.

52.74MB | MySQL:104 | 0,301sec