Опрос Фонда Карнеги о перспективах «арабской весны-2020». Часть 1

Ближневосточный Центр Карнеги задал экспертам, представляющим аналитические центры разных стран мира, вопрос о перспективах продолжения в 2020 году событий, расцениваемых как новая «арабская весна». Большинство опрошенных специалистов считает, что «арабская весна» продолжается, но с некоторыми особенностями и с учетом опыта протестов и восстаний, начавшихся десять лет назад.

Исхак Диван специалист по Ближнему Востоку из парижской Высшей нормальной школы считает, что продолжение «арабской весны» в 2020 году неизбежно. Однако полагает, что главное отличие от предыдущих событий будет заключаться в экономических условиях, на фоне которых разворачиваются протесты. Так, если десять лет назад цены на нефть были высокими, а экономики росли самыми быстрыми темпами, то текущая экономическая ситуация намного сложнее. По мнению Исхака Дивана, это выражается в замедлении темпов экономического роста, увеличении объемов государственного долга и росте безработицы, которые ведут к тому, что у правящих режимов остается все меньше ресурсов для финансирования клиентелы. «Если прежние восстания основывались на стремлении протестующих добиться достойного существования, то сегодняшние протесты в большей степени обусловлены голодом», – говорит Исхак Диван.

При этом, по мнению эксперта, теперь протестующие не будут больше довольствоваться смещением засидевшихся на своих местах стареющих автократов. Вместо этого они будут добиваться глубоких преобразований в стране и проведения настоящих демократических выборов. Еще одной характеристикой, по мнению И.Дивана, будет отсутствие разделения протестующих «по линии тождественных преобразований», что означает бóльшую степень единства протестующих. Исхак Диван предполагает, что в складывающейся ситуации правительства каждой из охваченных протестами стран будут стремиться выбрать такие пути и способы политического и экономического преобразования, которые смогут удовлетворить «улицу».

По мнению Рашы аль-Акеди, главного редактора портала Irfaa Sawtak и научного сотрудника пенсильванского Института внешнеполитических исследований, в общий контекст волны протестов и восстаний на Ближнем Востоке не укладывается протестная ситуация в Ираке, таким образом, ситуация в этой стране не должна рассматриваться как часть «арабской весны». Раша аль-Акеди утверждает, что определяющей характеристикой иракских протестов стало выражение недовольства растущим влиянием Ирана. «Хотя изначально протестующие преследовали совсем другие цели, – например, требовали от правительства шагов по снижению уровня безработицы и по активизации борьбы с коррупцией, – именно изъявление гнева по отношению к соседу может стать «пороховой бочкой», способной привести к очередным случаям жестокого подавления народных выступлений со стороны правительства и даже спровоцировать новый гражданский конфликт», – говорит эксперт.

По ее мнению, трагические события начала октября убедили людей в том, что сохранить статус-кво уже не получится. «Иракские «миллениалы» вышли на улицы, чтобы требовать радикальных перемен. Они не знали стабильности, безопасности и процветания, но успели познакомиться со свободой слова и правом на протест: единственными плюсами демократии, которыми иракцы могли воспользоваться после свержения Саддама Хусейна. Таким образом, когда десятки безоружных демонстрантов были расстреляны, протестанты поняли, что лишены единственных демократических ценностей, на которые они рассчитывали», – рассуждает Р.аль-Акеди. По ее словам, молодежь Ирака отвергнет политическую систему не способную «искупить свои грехи», а «фашистская» реакция аппарата госбезопасности Ирака и большое число погибших предполагают более «мрачные» последствия для будущего страны.

Мона Якубян из Американского института мира придерживается более оптимистичных взглядов на продолжение «арабской весны» в будущем году. Она полагает, что протесты, начавшиеся в 2019 году в Ливане и Ираке, основываются на стремлении демонстрантов к обретению и изъявлению национальной самобытности, а на противостоянии «толпы» и власти и не на проявлении сепаратистских настроений, лежащих в основе сирийского конфликта. М.Якубян приводит в пример ситуацию в Судане, где достигнуто хрупкое соглашение о разделении власти между военной и гражданской оппозицией, а протесты получили огромную общественную поддержку и не характеризовались раздробленностью идеологии и политическим соперничеством. «Пока рано предполагать, станет ли «новый сезон» протестов более мирным, отвергающим насилие и хаос, однако «есть все основания для надежды на лучший исход», – говорит Мона Якубян.

Далия Ганем, сотрудник Ближневосточного Центра Карнеги, также считает, что протесты в Алжире, Судане, Ираке и Ливане будут продолжаться с использованием мирных средств. По ее мнению, для этого есть три причины: во-первых, уроки из прошлого соседних стран; во-вторых, стремление привлечь больше сторонников на международном уровне; и, наконец, нежелание мотивировать правительства к использованию репрессивных тактик.

В качестве причин протестов в указанных странах, Далия Ганем выделяет провал  «косметических» реформ, не решивших насущных проблем, таких как безработица и высокий уровень коррупции. Для эксперта, главной чертой протестов 2020 года, будет отсутствие среди протестующих доверия как к удерживающим власть политическим партиям, так и к устоявшейся «старой гвардии» оппозиции. «От Алжира до Бейрута лозунг один и тот же: «Избавиться от всех из них, значит избавиться совсем от всех»», – напоминает Далия Ганем.

47.51MB | MySQL:107 | 0,607sec