Первая реакция на подписание МоВ между Турцией и премьер-министром ПНС Фаизом Сараджем

27 ноября с. г. руководитель управления по связям с общественностью администрации президента Турции Фахреттин Алтын заявил, что Турция и Правительство национального согласия (ПНС) Ливии подписали соглашение о сотрудничестве в военной сфере и соглашение об «Ограничении юрисдикции на море». Они были подписаны по итогам встречи президента Турции Реджепа Тайипа  Эрдогана и премьер-министра Правительства национального согласия Ливии Фаиза Сараджа в Стамбуле. Как указал Фахреттин Алтын на своей странице в Twitter, «подписанное сегодня соглашение о сотрудничестве в военной сфере с Правительством национального согласия в Ливии является более обширной версией нашего предыдущего основного соглашения о военном сотрудничестве. Соглашение предусматривает обучение, подготовку, структурирование юридической базы, а также укрепление отношений между нашими военными. Мы уверены, что нам удастся улучшить ситуацию с безопасностью для ливийского народа»[i]. Журналисты агентства Anadolu Ajansi отмечают, что целью утвержденных меморандумов является попытка укрепить сотрудничество между двумя странами.

Египетская официальная газета «Аль-Ахрам» 28 ноября сообщила, что МИД АРЕ осуждает подписание  Турцией и Ливией двух меморандумов о взаимопонимании (МоВ) по морским границам и сотрудничестве в военной сфере. «Оба меморандума о взаимопонимании не имеют юридической силы, они не могут быть официально признаны в свете статьи 8 Схиратского соглашения, которая предусматривает, что (ливийское) правительство или кабинет министров, а не премьер-министр имеют право подписывать международные соглашения», — указывается в сообщении МИД АРЕ[ii]. Последний также подчеркнул, что «оба этих соглашения не имеют никакого эффекта или воздействия на права стран на Средиземноморье или морские границы в Средиземноморском регионе». МИД АРЕ призвало международное сообщество противостоять этому «негативному шагу», который происходит в критический момент на фоне международных усилий по содействию всеобъемлющему урегулированию ливийского кризиса с целью защиты  единства страны и восстановления ее национальных учреждений. Министерство также выразило обеспокоенность Египта по поводу того, как такие соглашения могут повлиять на переговоры по Ливии в Берлине. «Аль-Ахрам» также сообщает , что министр иностранных дел Египта Самех Шукри обсудил подписание МоВ по телефону со своим греческим коллегой Никосом Дендиасом и главой МИД Кипра Никосом Христодулидесом. С.Шукри и его коллеги согласились с тем, что МоВ не имеют никакой юридической силы и что премьер Ф. Сарадж превысил свои полномочия в качестве премьер-министра и нарушил Схиратское соглашение. Они также согласились с тем, что подписанные меморандумы никоим образом не затронут страны Средиземноморья.

Схиратское соглашение

«Ливийское политическое соглашение» было подписано 17 декабря 2015 года в Схирате (Марокко) представителями основных ливийских фракций[iii]. Документ предусматривает создание правительства национального согласия и формирование президентского совета на время переходного периода, который должен завершиться проведением парламентских выборов.

Правящая на востоке Ливии Палата представителей, которая сотрудничает с Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара, также осудила подписанные Турцией и Ливией меморандумы. Комитет по иностранным делам и международному сотрудничеству Палаты представителей  опубликовал 28 ноября заявление, в котором говорится, что сделка представляет собой «оборонный пакт» и «предоставляет турецкому правительству право использовать ливийское воздушное пространство и воды, а также строить военные базы на ливийской земле». Подчеркивается, что соглашение о сотрудничестве в военной сфере «не только угрожает национальной безопасности Ливии, но и угрожает национальной безопасности арабских государств и миру в Средиземном море»[iv].

Для справки:

По свидетельствам многочисленных СМИ, Турция всячески поддерживает искусственно созданное при поддержке Запада ПНС Ливии. На этот факт прямо указывали и члены Временного правительства в Тобруке. Несмотря на то, что возглавляемое премьер-министром Фаизом Сараджем так называемое Правительство национального согласия и без того имеет связи с террористами нескольких крупных международных группировок, Турция снабжает их дополнительными силами, перебрасывая радикалов из Идлибской зоны деэскалации в Сирии. Помимо этого, турецкая сторона, в обход всех запретов ООН, поставляет  ПНС оружие, боеприпасы, БПЛА и другую военную технику. Как сообщают арабские СМИ, поддержка Турцией террористов совершается морским и воздушным путями. Например, 24 сентября этого года в порт подконтрольной боевикам ливийской Мисураты прибыл итальянский корабль, на борту которого находилось порядка двух тысяч автомобилей, сто восемьдесят бронемашин, а также оружие и беспилотники[v]. Сайт Marine Traffic подтвердил, что судно вышло из турецкой зоны.

Официальные Афины 28 ноября решительно осудили решение Турции и Ливии разграничить морские границы в Средиземном море как «совершенно неприемлемое», а греческий МИД вызвал турецкого посла Бурака Озугергина. Этот шаг был сделан на следующий день после того, как стало известно, что Анкара уже подала ряд претензий в регионе в ООН, в частности свое предполагаемое право иметь морские зоны и континентальный шельф к западу от 28-го меридиана (к югу от Родоса), игнорируя цепь островов Додеканеса. Подобное развитие событий вызвало обеспокоенность в Афинах, поскольку Турция усиливает свое агрессивное поведение в регионе. Меморандум о взаимопонимании по «Ограничении юрисдикции на море», подписанный с Ливией, «означает защиту прав Турции, вытекающих из международного права», -утверждает  министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Официальный представитель МИД Греции Александрос Генниматас говорит, что «подписание Турцией и Ливией меморандума о взаимопонимании не имеет права нарушать суверенные права третьих стран… Такой шаг является вопиющим нарушением международного морского права и не имеет юридической силы»[vi]. Ранее в тот же день министр иностранных дел Греции Никос Дендиас назвал соглашение между Турцией и Ливией «абсолютно неприемлемым» и «не имеющим никаких оснований… Такое решение показывает полное отсутствие географических знаний, потому что она явно игнорирует то, что (…) всем очевидно – что между этими двумя странами лежит большая географическая территория Крита»[vii].

Напомним, что дебаты по поводу морских границ между прибрежными государствами в Восточном Средиземноморье разразились с новой силой, когда  десять лет назад было объявлено, что регион обладает значительными запасами углеводородов. Как пишет «Сабах» в статье Ankara should maintain interests in East Med with proactive approach, «с тех пор образовались новые союзы, главной целью которых было обеспечение максимальной прибыли путем заключения выгодных соглашений»[viii]. В частности, произошло сближение между Египтом, Израилем, Грецией и администрацией греков-киприотов, которую также поддерживают США. По сути, эта ось пытается отодвинуть Турцию к ее берегам, лишив ее прав, которыми она обладает в рамках международного права. Ученый из Академии полиции Турции Левент Йылмаз считает, что «эти государства вынудили Турцию действовать более активно. Однако Анкара, обладая выгодной позицией, должна спокойно защищать свои права и продолжать размеренную внешнюю политику вместо того, чтобы отвечать на каждый шаг». Собственно, территориальные разногласия между Турцией и греками-киприотами  усугубился после того, как кипрская администрация в одностороннем порядке назвала 13 районов в Восточном Средиземноморье своими ИЭЗ и разрешила международным нефтяным и буровым компаниям работать там. Анкара ответила на этот шаг, отправив два буровых судна «Фатих» и «Явуз» в Восточное Средиземноморье, чтобы отстоять права Турции и Турецкой республики Северного Кипра (ТРСК) на ресурсы региона.

По словам Л.Йылмаза, «продемонстрировав, что Анкара готова усилить свое военно-морское присутствие в Восточном Средиземноморье, проведя военно-морские учения, турецкое правительство доказало решимость защищать свои интересы, и теперь оно должно сохранить положение».

Именно поэтому МоВ, подписанные Турцией с премьер-министром ПНС Ливии Фаизом Сараджем в Стамбуле так важны — они не только позволят Турции беспрепятственно действовать  на ливийской территории, но и сделают в определенной степени легитимными ее притязания на часть шельфа в Восточном Средиземнроморье.

[i]                      https://mk-turkey.ru/politics/2019/11/28/mot-turciya-podpisala-s-pravitelstvom-nacsoglasiya.html

[ii]                     http://english.ahram.org.eg/NewsContent/1/64/356811/Egypt/Politics-/UPDATED-Egypt-condemns-MoUs-signed-between-Turkey,.aspx

[iii]                   https://aawsat.com/home/article/335886/محمود-محمد-الناكوع/مفاوضات-الصخيرات-آمال-وتحديات

[iv]                    https://www.washingtonpost.com/world/middle_east/libyas-eastern-parliament-condemns-deal-with-turkey/2019/11/28/3771fa9e-11e3-11ea-924c-b34d09bbc948_story.html

[v]                     https://slovodel.com/543001-turciyu-prizvali-prekratit-snabzhenie-pns-livii-novymi-terroristami-i-ne-usilivat-konflikt

[vi]                    http://www.ekathimerini.com/246966/article/ekathimerini/news/athens-slams-turkey-deal-with-libya

[vii]                  http://english.ahram.org.eg/NewsContent/2/8/356808/World/Region/Greece-dismisses-maritime-boundaries-deal-signed-b.aspx

[viii]                 https://vestikavkaza.ru/analytics/Turtsiya-mozhet-otstaivat-svoi-interesy-v-Sredizemnom-more-vmeste-s-Livanom.html

52.4MB | MySQL:106 | 0,610sec