Новое европейское турне короля Абдаллы: саудовско-британские связи

29 октября с.г. начался второй официальный визит саудовского монарха в страны Европы. Летом нынешнего года король Абдалла совершил поездку в Испанию, Францию и Польшу; на этот раз его европейское турне включает Великобританию, Германию, Италию и Турцию.

Не стоит говорить, что оба этих визита (как и предшествовавшие поездки главы саудовского политического истеблишмента в Китай, Индию, Малайзию и Пакистан) должны рассматриваться как наиболее яркий показатель того, что Саудовская Аравия все более активно осуществляет свой внешнеполитический курс. Естественно, что этот курс (если иметь в виду устремленность этой страны к развитию отношений с Россией, государствами Латинской Америки и Японией) становится все более диверсифицированным. Более того, процесс их диверсификации отнюдь не предполагает, что Саудовская Аравия отказывается от своих традиционных внешнеполитических приоритетов. По словам одного из саудовских специалистов по вопросам национальной внешней политики, «в обозримом будущем Соединенные Штаты останутся ведущим центром международной системы… Более того, после операции «Буря в пустыне» Вашингтон стал силой, региональное присутствие которой неоспоримо. В свою очередь, все также в обозримом будущем роль Королевства Саудовская Аравия в мировой политике (благодаря тому, что оно обладает огромными запасами нефти), несомненно, будет повышаться. Равным образом, будет повышаться и значение Ближнего Востока для мировой политики.

В этой связи прочные двусторонние отношения между Эр-Риядом и Вашингтоном, основанные на разнообразных общих интересах и взаимном уважении, будут иметь важные последствия, значительно более существенные, чем это было в прошлом, для региона (Ближнего Востока и Залива. – Г.К.), а также для всей системы международных отношений. Саудовско-американские отношения имеют длительную историю, их характеризуют обновляющиеся горизонты в контексте углубляющихся контактов в сфере политики, экономики, технического сотрудничества и стратегического взаимодействия». Иными словами, развивающиеся новые направления саудовской внешней политики становятся не более чем важным и существенным, но, тем не менее, дополнением к проводимому королевством курсу.

Все же Европа (и в первую очередь Европейский союз) начинает рассматриваться в Саудовской Аравии в качестве едва ли не наиболее важного приоритета в сфере внешнеполитических и внешнеэкономических предпочтений королевства. Конечно же, это связано в первую очередь с тем, что Эр-Рияд, если вновь цитировать саудовского автора, «в первые годы XXI в. вновь «открыл» Европу, поняв важность и полезность саудовско-европейского сближения, основанного прежде всего на понимании того, что Европейский союз является источником научно-технического и промышленного прогресса». Впрочем, саудовско-европейские связи, как и контакты между королевством и отдельными европейскими государствами (как ведущими центрами Европейского союза, так и государствами Скандинавии или «новой Европы»), всегда были ведущим направлением национальной внешней политики. Более того, их развитие (как и активизация контактов с ведущими странами «неевропейского» мира) подтверждало принципиально важную истину — «мусульманская» легитимация саудовской внешней политики, оставаясь неотрицаемой реальностью (как продолжает сохраняться и «мусульманская» самоидентификация саудовского государства), вписывается в более существенный контекст. В качестве этого контекста сегодня выступает насущная потребность в трансформации саудовской экономики, как и следствие этого процесса – модернизация национального социума и самого государства.

Тем не менее на фоне отношений с другими европейскими странами саудовско-британские связи занимают особое место, что естественно, так как эти связи имеют длительную историю, во многом определившую саму возможность возникновения нынешнего саудовского государства и пути той саудовской территориальной экспансии в пределах Аравийского полуострова. Эти пути, по сути дела, контролировались ведущей внерегиональной силой Ближнего Востока в 1920-1930-х гг., которой и была Великобритания. Иными словами, эта держава сыграла основополагающую роль в процессе создания королем-основателем Ибн Саудом территориального пространства нынешнего Королевства Саудовская Аравия. Одновременно вхождение этой страны в региональную политику все в тех же 1920-1930 гг., как во многом и в следующем десятилетии, в немалой степени определялось британской политикой (противостояние иракским и иорданским хашимитам, палестинский вопрос, создание Лиги арабских государств). Наконец, становление Саудовской Аравии в качестве «центра силы» в регионе Залива, а также в качестве центрального звена объединяющего арабские страны этого региона блокового союза – Совета сотрудничества арабских государств Залива, вытекало из действий Великобритании, в конце 1960-х – начале 1970-х гг. покидавшей это региональное пространство.

Естественно, что саудовско-британские отношения переживали не только взлеты, но и падения. Для этого были весомые причины – английская инициатива 1949 г., направленная на создание Багдадского пакта, противодействие Великобритании в вопросе о принадлежности оазиса Аль-Бурейми в 1950-х – начале 1960-х гг., участие Великобритании вместе с Францией и Израилем в антинасеровской коалиции 1956 г., когда второй египетский президент национализировал Суэцкий канал, позиция Великобритании в отношении октябрьской войны 1973 г., рассматривавшаяся в Саудовской Аравии как произраильская, что привело к введению эмбарго на поставки саудовской нефти. Но обе страны всегда объединяло большее – стремление сохранить региональное статус-кво, не допустить его радикального изменения, содействовать региональной стабильности и безопасности. Саудовская Аравия всегда оставалась крупнейшим импортером английской военной техники. Наконец, обе страны видели друг в друге приоритетные державы с точки зрения экономических связей и инвестиционной активности. Нынешний саудовский монарх – четвертый правитель королевства (после королей Фейсала, Халеда и Фахда), совершающий государственный визит в Великобританию, включающий и посещение Букингемского дворца (в 1979 г. в Эр-Рияде с официальным визитом находилась королева Елизавета). Впрочем, король Абдалла уже посещал эту страну в то время, когда был наследником саудовского престола.

Саудовская Аравия занимает 25-е место в мировом списке импортеров английской гражданской продукции и второе – в списке ближневосточных импортеров из Великобритании. В 2006 г. торговый оборот между обеими странами составил 16 млрд долларов США. Обе страны связаны деятельностью 150 совместных саудовско-британских компаний, общий капитал которых достигает 450 млрд долларов. Активно развиваются и саудовско-британские связи в сфере культуры, в рамках которых ведущую роль играет «British Council». Однако значительно более существенных объемов достигает саудовско-британское военное сотрудничество — Великобритания, по крайней мере после 1985 г., когда была заключена известная как «Аль-Ямама» крупнейшая саудовско-британская сделка, связанная с поставками современного английского вооружения и боевой техники (на общую сумму 86 млрд долларов), стала ведущим поставщиком военного оборудования для саудовских вооруженных сил. В этой связи стоит заметить, что последний саудовско-британский военный контракт был заключен в 2006 г. и предусматривал поставку в Саудовскую Аравию 72 реактивных самолетов типа «Тайфун».

В свою очередь, Великобритания относится к наиболее предпочитаемым саудовским предпринимательским сообществом государствам, где осуществляются крупные инвестиционные проекты. Важнейшие среди них и осуществленные в последнее время – сделки, реализованные саудовским холдингом «Аль-Мамляка – Kingdome», возглавляемым принцем Аль-Валидом бен Талялем, по покупке основной доли акций (45,46%) британской «News International», а также покупка одним из богатейших саудовских бизнесменов Муином Ас-Саниа доли акций банка HSBC на сумму 6,6 млрд долларов. Тем не менее саудовский капитал предпочитает действовать в тени, не афишируя свои капиталовложения в английскую экономику. Однако, по подсчетам английских финансовых источников, в общей сложности саудовские капиталы вложены в деятельность, по крайней мере, 250 крупнейших британских компаний. Если ранее саудовские инвесторы предпочитали вкладывать свои капиталы в недвижимость и банковское дело, то в настоящее время все более усиливается тенденция к инвестированию средств в производительные секторы британской экономики.

Так или иначе, но визит короля Абдаллы будет содействовать дальнейшему развитию саудовско-британских экономических связей. Вместе с тем предстоящие переговоры саудовского монарха с премьер-министром Великобритании Г. Брауном будут касаться и важнейших для королевства региональных проблем.

Речь в первую очередь будет идти об арабской мирной инициативе, которая уже получила высокую оценку британского политического истеблишмента. Тем не менее саудовский король вновь поставит перед своими английскими коллегами вопрос о дальнейших действиях в направлении политического решения арабо-израильского конфликта, включая прежде всего проблему создания палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. Несомненно, что этот вопрос будет поставлен в контексте реализации инициативы президента Дж. Буша, связанной с проведением ближневосточной мирной конференции. Но повестка дня саудовско-британских переговоров предусматривает также вопросы о положении в Ираке и об иранской ядерной программе как наиболее существенные сегодня для саудовской стороны. Если в случае Ирака саудовский король и сопровождающий его в ходе визита министр иностранных дел принц Сауд Аль-Фейсал (как уже 29 октября подчеркивала «внутренняя» саудовская пресса) будут подчеркивать важность «внутреннего умиротворения», то в случае Ирана задача саудовской дипломатии состоит в предотвращении любой попытки силового решения существующей проблемы.

Еще 26 сентября, открывая в Кувейте новое здание саудовского посольства, министр обороны и авиации королевства, наследный принц Султан подчеркнул, что, по мнению королевства, Иран «должен избегать действий, направленных на провоцирование кого бы то ни было». С другой стороны, он сделал серьезное заявление, связанное с возможностью использования силы против Ирана, подчеркнув, что Саудовская Аравия «никогда не позволит Соединенным Штатам использовать свою территорию для нанесения военного удара по Ирану», поскольку «Саудовская Аравия – это не проходной двор, который может использовать какая-либо мировая сила». Иными словами, позиция четко выражена и, как подчеркивает саудовская пресса, она «найдет понимание британской стороны».

Наконец, существует еще один аспект саудовско-британских политических переговоров в ходе пребывания короля Абдаллы в Лондоне. Это – положение в Пакистане. Саудовская пресса уже четко подчеркнула, что как Великобритания, так и Саудовская Аравия заинтересованы в «стабилизации положения в этой важной стране мусульманского мира».

43.93MB | MySQL:92 | 1,006sec