Ситуация в Ливане: сентябрь-октябрь 2019 г.

Ситуация в Ливане в сентябре 2019 года отличалась политической и экономической напряженностью. Фактически в сентябре начался переход Ливана к масштабному социально-политическому кризису, который в полной мере проявился уже в октябре-ноябре с.г. Наметилось падение курса ливанской лиры по отношению к доллару, который стабильно держался на протяжении 25 лет. В конце месяца в стране начались массовые протесты, официальным предлогом для которых послужило введение налога пользование сетью Whats App. Одновременно существенно осложнилось внешнеполитическое положение страны. Это связано с инцидентом 25 августа, когда в бейрутском микрорайоне Дахие был сбит израильский дрон, а также с усилением давления США на ливанское правительство с целью минимизации деятельности движения «Хизбалла».

1 сентября 2019 года движение «Хизбалла» объявило о совершении «акта отмщения» за нарушение воздушного пространства Ливана израильскими беспилотниками. 1 сентября вооруженные формирования движения произвели обстрел территории Северного Израиля. По информации телекомпании «Аль-Манар», ракетой движения был подбит израильский бронетранспортер. В ответ израильская армия вела в течение часа обстрел трех ливанских сел, причем не очень интенсивный и так, чтобы снаряды не попали в жилые дома. 4 сентября командование израильской армии сообщило об идентификации завода «Хизбаллы» по улучшению боевых ракет в местечке Наби-Шит в долине Бекаа. По информации, распространенной газетой «Гаарец», «Целью данного проекта «Хизбаллы» было техническое улучшение этих ракет, чтобы они их полет мог достигать дальности 100 километров, а радиус поражения нескольких десятков метров. Этот комплекс имеет большое значение для «Хизбаллы», а Тегеран участвует в его техническом оснащении и обучении рабочих». В то же время лидер «Хизбаллы» шейх Хасан Насралла категорически отверг наличие таких заводов на территории Ливана.  4 сентября президент Ливана Мишель Аун провел срочное заседание кабинета министров, посвященное обострению на ливано-израильской границе. При этом он отверг возможность начала широкомасштабной войны с Израилем. «Не беспокойтесь. Войны нет. Была агрессия, на которую Ливан имеет право ответить», — заявил президент.

Генеральный секретарь движения «Хизбалла» шейх Хасан Насралла в своем выступлении по телеканалу «Аль-Манар» подчеркнул, что Ливан, Сирия и Иран будут сохранять стойкость перед лицом враждебных действий со стороны США и Израиля. «Мы сражаемся в великой битве против Америки и Израиля, которые осаждают наш лагерь. Сегодня лидером нашего лагеря является  имам Али Хаменеи, и Америка делает все, чтобы подорвать его позиции. Мы хотим сказать Трампу и Нетаньяху, что мы не тот народ, который можно поставить на колени блокадой, санкциями, бедностью или голодом», — отметил Х.Насралла. Касаясь инцидентов, прошедших в конце августа — начале  сентября, Насралла констатировал: «Ливан парировал израильскую попытку нарушить те правила поведения, которые сложились после 2006 года. Израильская армия превратилась в голливудскую армию, так как она бессильна на земле. Израиль не уважает резолюцию Совета Безопасности 1701, и поэтому Ливан имеет право защищать свой суверенитет». Касаясь региональной ситуации, лидер «Хизбаллы» отметил: «Мы отвергаем любые планы войны против Исламской Республики Иран. Это будет война против всей оси сопротивления. Мы вновь подтверждаем свою позицию как часть этой оси: мы не будем нейтральны в битве между добром и злом, битве между Хусейном и Язидом. Такая война будет концом Израиля и американского присутствия в регионе».

10-11 сентября в Бейруте побывал помощник госсекретаря США по ближневосточным делам Дэвид Шенкер. Дипломат сменил на этом посту Дэвида Саттерфилда, проводившего весной-летом 2019 года переговоры с Ливаном и Израилем в рамках посредничества по урегулированию споров вокруг морских границ. На встрече с американским дипломатом президент республики Мишель Аун подчеркнул: «Ливан надеется, что США будут продолжать свои посреднические усилия. Мы продолжим с того пункта, где прервали диалог с посланником Дэвидом Саттерфилдом. Мы согласились по многим позициям, но остались несколько важных пунктов». Дэвид Шенкер выразил М.Ауну приверженность своей страны стабильности Ливана, укреплению его армии и сил безопасности. Д.Шенкер также провел встречу со спикером парламента Ливана Н.Берри. В ходе переговоров Берри подчеркнул, что его страна не сможет выдержать экономического и финансового давления со стороны США. Он отверг американские обвинения ливанских банков в отмывании денег «Хизбаллы». «Ливан ратифицировал законы в соответствии с высшими международными стандартами, направленные против отмывания денег и финансирования терроризма», — отметил глава ливанского парламента. 12-15 сентября в Бейруте побывал помощник секретаря Казначейства США по борьбе с терроризмом в финансовой сфере Маршалл Биллингсли. Он заявил о том, что санкции США против Ирана и проиранских милиций продолжатся и призвал ливанское правительство «бороться против политики «Хизбаллы»». Он предупредил, что санкции США по отношению к партиям, институтам и отдельным лицам, связанным с «Хизбаллой», могут применяться к «любым фракциям, независимо от политической и религиозной идентичности». Это заявление вызвал у ливанских экспертов предположения о том, что речь может идти о министре иностранных дел Ливана Джебране Басиле.

Однако главным беспокоящим фактором в Ливане в сентябре была экономика. В стране начался масштабный банковский кризис. Работа финансовых институтов Ливана также носила в последние годы весьма странный характер. Приток финансовых средств от ливанской диаспоры обеспечивал коммерческим банкам солидные активы. Только вот расходовались они очень своеобразным образом. Ливанские банки избегали вкладывать деньги в долгосрочные проекты. Прибыль делалась на вложения в сектор недвижимости, что создало здесь финансовый «пузырь», а также на предоставлении кредитов ливанскому правительству. Итак, брались деньги от диаспоры и давались в долг собственному правительству, в результате чего на обслуживание госдолга Ливан тратит уже около 40% государственного бюджета. Для банковского сектора Ливана в последнее время были характерны рост депозитов в иностранной валюте и крупные заимствования, что привело за последний год к 40% увеличению средств, затрачиваемых на оплату долга. 65 млрд долларовых активов размещены в бондах, среди которых превалируют краткосрочные финансовые обязательства, что создает финансовый пузырь. В результате высокой доходности таких ценных бумаг кредитование реального сектора экономики уменьшилось на 25%. Государственный долг Ливана составил 150% от объема ВВП.

2 сентября президент Ливана Мишель Аун провел экстренное заседание кабинета министров, на котором была объявлено «экономическое чрезвычайное положение». Однако, похоже, эти меры, а вернее полумеры не смогли помочь в предотвращении кризиса. Его важным индикатором стало первое за последние 25 лет изменение курса ливанской лиры (иногда местную валюту еще называют фунтом) по отношению к доллару. Большим шоком стал для ливанцев скачок в обменном курсе, обозначившийся 26 сентября. Утром этого дня банкоматы ливанских банков отказались менять ливанские лиры на доллары. Это вызвало ажиотажный спрос в обменных пунктах на твердую валюту, в результате чего обменный курс подскочил с 1507 до 1700 лир.  При этом официальный обменный курс оставался прежним, в связи с чем Рияд Саламе продолжал делать успокаивающие заявления. Это поставило президента Центробанка в неудобную позицию. В ливанских СМИ появились острые критические статьи в адрес главного банкира страны: либо он некомпетентен и не знает о том, что происходит на самом деле, либо наживается на колебаниях курсов национальной валюты. Автор статьи в газете «Аль-Ахбар» писал по этому поводу: «Наше правительство и руководители BDL склонны обвинять в развернувшемся кризисе всю планету, только не самих себя. Между тем, главными причинами падения стали отсутствие предвидения  и планирования, тесные кумовские связи банкиров с правительством и ничем не сдерживаемая коррупция, а также отсутствие в экономике страны эффективного реального сектора».

Еще одним аспектом неблагополучия в финансовой сфере стал топливный кризис.   26 сентября Синдикат владельцев заправочных станций объявил суточную забастовку в связи с тем, что BDL отказался продавать его членам доллары в необходимом количестве. Дело в том, что Ливан импортирует 100% нефтепродуктов из-за рубежа. Компании-импортеры естественно расплачиваются за нефтепродукты долларами и за доллары же они поставляют этот товар владельцам АЗС. Те продают бензин и дизельное топливо автовладельцам за ливанские лиры. В условиях ажиотажного спроса на твердую валюту Центробанк внес его ограничения на покупку долларов, что вызвало возмущение среди владельцев заправочных станций. Нехватка ликвидности привела и к другим негативным для социальной ситуации результатам. Например, в условиях падения валютного курса руководство нескольких университетов обязало студентов вносить плату за обучение в долларах. Это касается, в частности, наиболее престижного Американского университета в Бейруте (American University of Beirut, AUB).

26 сентября в стране прошли первые протестные выступления за отставку правительства, достигшие кульминации в октябре. Эти выступления не только  сорвали планы ливанского правительства и  политической элиты, но и поставили под сомнение политическую систему.

Ситуация в Ливане в октябре 2019 года характеризовалась нестабильностью, вызванной массовыми народными протестами, приведшими к концу месяца к отставке правительства Саада Харири. Глубокий экономический кризис совпал в этой ближневосточной стране с кризисом политическим, вызванным кризисом доверия со стороны народных масс не только к нынешнему кабинету министров, но и ко всей политической системе, сложившейся в результате Таифских соглашений 1989 года. Система конфессионального представительства, порождающего тотальную коррупцию и безответственность, не выдерживает столкновения с серьезными политическими и экономическими вызовами, стоящими перед ливанским обществом, но пока неясно, чем ее можно заменить.

4 октября Синдикат владельцев автозаправочных станций (АЗС) и Ассоциация владельцев обменных пунктов выступили с заявлением, в котором они угрожали забастовками. Эти требования были обусловлены катастрофической нехваткой долларовой наличности после начала финансового кризиса в Ливане. При этом импортеры из-за финансовой нестабильности требовали от владельцев АЗС расплачиваться за горючее в долларах. Курс национальной валюты к доллару США подскочил в ливанских обменных пунктах с 1510 лир за доллар до 1600 лир. При этом президент Banque du Liban (BDL) Рияд Саламе продолжал утверждать в СМИ, что курс остается стабильным.

С 6 по 8 октября премьер-министр Саад Харири провел официальный визит в Объединенные Арабские Эмираты. Визит сопровождался слухами в ливанских масс-медиа о том, что правительство этой аравийской монархии намерено оказать экономическую помощь Ливану, разместив на депозите в BDL один миллиард 600 миллионов долларов США. Однако эти мнения не подтвердились и никакого существенного содействия власти ОАЭ Ливану не оказали. 7 октября лидер Прогрессивно-социалистической партии Ливана (ПСП) выступил в связи с началом в стране массовых демонстраций и мер властей по их разгону. Он назвал органы безопасности Ливана «бандой». «Разрешите мне сказать президентской команде и всем ее прихлебателям: каждый раз, когда вы арестовываете кого-то из нас, наша ненависть к вам и к бандам сил безопасности только увеличивается». 11 октября лидер «Ливанских сил» Самир Джаджаа, выступая перед представителями ливанской диаспоры в Канаде, сравнил Ливан с «автобусом без водителя». С.Джаджаа отметил: «Я бы выделил две серьезные угрозы для Ливана. Первая – это угроза в сфере безопасности и военно-стратегической сфере. Ливан сейчас – это автобус без водителя. Им управляет кто-то, кто сзади крутит колеса, и мы не знаем, куда он нас направляет. Решения о мире и войне находятся в руках «Хизбаллы», и мы надеемся, что она не ввергнет нас  региональную войну с драматическими последствиями. Вторя угроза носит финансово-экономический характер. Мы задолжали 94 миллиарда долларов, это больше 150% ВВП.

В ночь с 17 на 18 октября в центральном районе Бейрута Даунтаун состоялись массовые демонстрации протеста, в которых приняли участие около 80 тысяч человек. Выступления продолжались и в последующие дни, сопровождаясь поджогами автомобильных покрышек. При этом демонстранты перекрыли ряд центральных улиц столицы. Данные выступления превосходили предыдущую волну протестов, имевшую место 29 сентября. В числе протестующих были не только жители Бейрута, но и ливанцы, приехавшие с юга страны, из Триполи и Аккара. Многочисленные демонстрации и митинги прошли также в Триполи, Сайде и Баальбеке. Наблюдатели отмечали внеконфессиональный характер данных выступлений, так как в них приняли участие представители всех религиозных общин Ливана. Демонстранты выдвигали требования отставки правительства и парламента, ухода от политической деятельности президента Мишеля Ауна, премьер-министра Саада Харири и спикера парламента Набиха Берри, не сумевших предотвратить кризис. В этот раз выступления представляют собой реальную угрозу для политической элиты Ливана. В Триполи, городе с преимущественно суннитским населением, считавшемся бастионом движения «Мустакбаль», протестующие рвали плакаты с изображением премьер-министра Саада Харири. В шиитской Сайде они сняли портреты депутата парламента от «Хизбаллы» Мухаммеда Раада и скандировали «Берри-вор!». Несмотря на то, что движение «Хизбалла» воздержалось от поддержки демонстрантов, в их числе были замечены представители шиитского духовенства. К концу месяца количество участников массовых протестов выросло до рекордной цифры – миллион человек. Последний раз такое количество демонстрантов и митингующих наблюдалось в 2005 году, после гибели премьер-министра Ливана Рафика Харири, когда протестующие требовали вывода сирийских войск из страны. За время протеста были ранены 52 демонстранта и 60 военнослужащих внутренних сил безопасности. По данным организации Amnesty International, 64 протестующих пострадали от применения слезоточивого газа. Уже были зафиксированы первые случаи применения оружия против демонстрантов. Правда, не со стороны полиции, а со стороны частных охранных структур. 17 октября охранники министра образования Акрама Шехайеба стреляли в толпу. 18 октября стрельбу по пикетчикам в Триполи открыла служба безопасности бывшего депутата парламента Мисбаха Ахдаба. При этом сам Ахдаб утверждал, что первый выстрел сделали по его охраннику демонстрант, ранив его. 19 октября Саудовская Аравия в связи с начавшимися беспорядками объявила о начале эвакуации своих граждан из Ливана.

18 октября лидер «Ливанских сил» Самир Джаджаа объявил об уходе представителей своей партии из правительства и призвал кабинет Саада Харири к отставке. «Я знаю объем усилий, затраченных Харири, чтобы исправить ситуацию, но, к сожалению, большинство министров обладают совершенно другими качествами.  Лучшее, что может предложить премьер-министр Харири в этой ситуации – это отставка его кабинета для того, чтобы проложить путь новому правительству, которое возглавит процесс экономического подъема в стране», — отметил политик.

В то же время лидер движения «Хизбалла» шейх Хасан Насралла решительно выступил против отставки правительства Харири. Выступая 23 октября в Баальбеке по поводу годовщины трагической гибели Имама Хусейна (Арбайин), Х.Насралла отметил две главные опасности, угрожающие Ливану. Это, во-первых, глубокий экономический кризис, а, во-вторых, народные выступления, которые могут смести правительство и оставить Ливан без органов управления. При этом он  призвал сохранить правительство Харири. Обращаясь к демонстрантам, он сказал: «Не надейтесь, что после падения правительства станет лучше. Будут новые парламентские выборы, а затем новый правительственный кризис. Он может затянуться на месяцы и даже на годы, при этом вся работа по принятию решений в стране будет парализована». Хасан Насралла также посоветовал демонстрантам не выдвигать требований отставки президента. «Все политические силы Ливана достигли согласия по поводу кандидатуры нынешнего президента с большим трудом и не в вашем праве требовать его отставки». В качестве еще одной причины сохранения нынешнего правительства у власти он выдели тему ответственности министров экономического блока за происходящее в стране: «Этот кризис начался не вчера. Он готовился неправильной экономической политикой последних десяти лет. Я знаю, что многие министры, которые подготовили этот кризис, готовы умыть руки и переложить ответственность на других, которые будут  разбираться с его последствиями. Мы этого не позволим». Одновременно генеральный секретарь движения «Хизбалла» выступил против того, чтобы борьба с кризисными явлениями проходила за счет повышения налогов на работающих (живущих на зарплату) ливанцев и бедные слои населения: «Мы категорически против того, чтобы жертвы несли бедные и работающие ливанские братья за счет новых налогов и сборов. Жертвы должны нести в основном богатые и банки. Если же правительство выберет путь повышения налогов, мы сами выйдем на улицы и не покинем их до тех пор, пока реформы не пойдут в правильном направлении». 20 октября примеру «Ливанских Сил» последовала ПСП. Ее лидер Валид Джумблат объявил об уходе двух министров от своей партии из кабинета.

26 октября, выступая по телеканалу «Аль-Манар» генеральный секретарь «Хизбаллы» сказал, что протесты могут выродиться в «хаос», «коллапс» и гражданскую войну и призвал сторонников своего движения, участвующих в демонстрациях, уйти с улиц. Насралла подчеркнул: «Протестное движение больше не является спонтанным. Ими руководят известные нам партии и политические силы, которые их финансируют. Ситуация в Ливане вошла в фазу иностранного вмешательства при поддержке местных сторон». Выразив уверенность в том, что «страну тащат в сторону гражданской войны», Хасан Насралла заявил о том, что он «боится за весь Ливан, а не только за сопротивление (т.е. «Хизбаллу» — авт.)». Он еще раз предостерег от погружения Ливана в вакуум власти, так как такой вакуум может быть очень опасен. «Мы не принимаем падения нынешнего президента и не принимаем отставки правительства, а также досрочных парламентских выборов», — отметил Насралла. Лидер «Хизбаллы» заявил о том, что не хочет новых парламентских выборов также потому что среди различных политических сил Ливана нет согласия по избирательному закону. «Вначале выберите своих представителей для того, чтобы они договорились по избирательному закону, а потом выбирайте парламент», — обратился Насралла к протестующим. Хасан Насралла также констатировал, что, несмотря на то, что большая часть рядовых ливанцев, участвующих в протестах, являются честными людьми, часть их лидеров финансируются ливанскими политическими  партиями и посольствами зарубежных стран.

С 23 октября по 2 ноября все ливанские банки были закрыты. Как заявила Ассоциация ливанских банков: «Банки будут открыты, когда нормальная ситуация восстановится».  Базирующийся в Дубае экономист Насер Саиди считает, что закрытие ливанских банков было ошибкой. «Когда вы закрываете банки, вы создаете кризис доверия, так как люди утрачивают доступ к своим депозитам. Когда банки откроются, есть риск, что вкладчики ринутся в них и станут снимать деньги со счетов», — отмечает экономист. По его мнению, «Люди боятся контроля за капиталами. В Бейруте почти невозможно сейчас обменять лиры на доллары, и создается параллельный черный рынок обмена валюты». Необходимо отметить, что значительная часть ливанцев живет за счет переводов денег от родственников из-за рубежа. Объем данных переводов составляет около 1,5 млрд долларов в год.

Эскалация кризиса привела к отставке правительства Саада Харири. «Я пойду в президентский дворец, чтобы объявить об отставке правительства. Это шаг является ответом на требования простых ливанцев, заполнивших улицы нашей страны». Обращаясь к коллегам-политикам, Харири отметил: «Сегодня наша ответственность состоит в том, чтобы сохранить страну и оживить экономику. Посты приходят и уходят, а вот то, что по-настоящему важно – это достоинство и безопасность страны». Лидер ПСП Валид Джумблат вскоре объявил о том, что поддержит кандидатуру Харири на пост главы нового правительства в том случае, если последний не будет включать туда лидера СПД Джебрана Басиля. В то же время французская дипломатия с неудовольствием отнеслась к отставке правительства Ливана. Министр иностранных дел этой страны Жан Ив Ле Дриан, выступая в парламенте, отметил: «Премьер-министр Саад Харири подал в отставку, что делает ливанский кризис еще более серьезным». Он призвал ливанские политические круги «сохранить стабильность, единство и институты власти страны».

55.93MB | MySQL:105 | 0,440sec