Перспективы отношений с Израилем после выборов президента Туниса

С октября 2019 пост президента Туниса занимает Каис Саид, который не скрывает своего антиизраильского настроя. По его собственным заявлениям, прозвучавшим во время дебатов перед вторым туром президентских выборов, «нормализация» отношений с Израилем должна приравниваться к «государственной измене». Однако отдельно он все же подчеркнул, что не имеет враждебного настроя в отношении евреев, которые могут приезжать в Тунис и посещать интересующие их объекты, но обязательным условием для подобного визита является отсутствие израильского паспорта.

Теперь эта риторика получила практическое воплощение в виде призывов к отставке министра туризма страны Р.Трабелси. Поводом для этого стало заявление политика немецкой прессе, в котором он сообщил о необходимости облегчить въезд в Тунис израильтянам, поскольку 90 % тех, кто интересуется такого рода поездкой – тунисские евреи. При этом он добавил, что опасается снижения туристического потока именно из-за заявлений, прозвучавших из уст К.Саида во время президентской гонки.

Примечательно в призывах сместить Р.Трабелси с поста и то, что он сам имеет еврейское происхождение. Более того, он сын лидера общины тунисских евреев острова Джерба И.Трабелси. Родился политик в Тунисе, а затем переехал во Францию, где получил образование, а также занимался туристическим бизнесом. В частности, Р.Трабелси владел агентством, организовывавшим в том числе туры для тунисских евреев на Джербу. Путь к статусу министра был для Р.Трабелси также не простым. Он пытался занять должность министра, начиная с 2014 г., а удалось ему это только около года назад. Как утверждают израильские источники, основным препятствием в карьере для него долгое время были слухи о наличие израильского гражданства.

Примечательно, что в сложившейся ситуации ключевым аргументом противников политика и нормализации отношений Туниса с Израилем в целом является то, что своими заявлениями Р.Трабелси якобы подрывает  позицию страны по палестинскому вопросу, а также затрагивает чувствительную для общественности тему. Так, политолог Л.Бужила отметил в интервью турецкому агентству Anadolu, что тунисские евреи сами приняли решение о выезде и, цитируя эксперта, «использовали свою религиозную принадлежность, чтобы стать поселенцами и оккупантами».

Таким образом, на официальном уровне сдерживающим фактором для развития отношений называется  палестино-израильский трек. Другими словами, Тунис опасается, что нормализация с Иерусалимом поставит его в один ряд с ОАЭ и Саудовской Аравией, пошатнув позиции в регионе. Частично, это действительно так, причем важно не только внешнеполитическое положение страны, но и внутренний климат.

Антиизраильские лозунги оказались неплохой составляющей предвыборной платформы, за счет чего можно укрепить власть. Причем ситуация в регионе, к примеру в Иордании, служит неплохой иллюстрацией того, как сотрудничество с Израилем наоборот стало использоваться в качестве меры воздействия на руководство страны на фоне роста протестных настроений. Для Туниса понимание этого важно, поскольку эксперты говорят о риске новой волны общественных выступлений, способной распространиться на регион. А важный электоральный актив нового президента – молодежь, более всего подверженная тому, чтобы вливаться в ряды протестующих.

Вместе с тем, это далеко не единственная причина, мотивирующая Тунис действовать в подобном ключе. Израиль, активно противостоящий практике закрепления наследственного статуса палестинских беженцев, в последнее время в качестве контрмеры все чаще пытается прибегнуть к тому, чтобы продемонстрировать историю восточных еврейских общин. И здесь Тунис имеет большое значение. С одной стороны, поселение евреев на острове Джерба относят еще к X веку до н.э. С другой стороны, местные общины уже в XX веке неоднократно подвергались гонениям, как в период Второй мировой войны, так и уже после образования Израиля, когда антиеврейские настроения подогревались войнами. В результате, от общины, которая, по разным оценкам на определенных этапах насчитывала от 50 до 70 тыс. человек, сегодня осталось лишь около 1200 – 1500 человек.

Приведенные факты, ставят Тунис в сложную ситуацию. Если палестинцы продолжат тактику односторонних действий, включая борьбу за претензии т.н. беженцев, то Израиль в полной мере может выполнить свое обещание и бороться за права евреев, бежавших из стран рождения. Косвенными свидетельствами существования такого рода опасений можно считать два фактора. Во-первых, в приведенных выше цитатах говорится, что тунисские евреи сами выбрали свой путь и выехали в Израиль. Подчеркивание самостоятельности сделанного выбора как раз подразумевает заранее данный ответ на вероятные претензии, которые не исключено, рано или поздно возникнут у Иерусалима.

Во-вторых, как ни удивительно, но  Израилю в целом выгодна та аргументация о солидарности с палестинцами, которая звучит в Тунисе на официальном уровне. И объясняется это тем, что израильские власти не хотят раньше времени обострять конфликт в плоскости борьбы за наследственные права, предпочитая локализовать противоречия  в привычной политической сфере. Там набор приемов и способов дать отпор давно известен.

Таким образом, Тунис и Израиль по-прежнему далеки от нормализации отношений, а работу над этой задачей дополнительно усугубила смена власти в североафриканской стране. При этом риторика тунисского руководства, объясняющего свою позицию солидаризацией с требованиями палестинского народа, скорее, ритуальна, нежели выдает истинную мотивацию. Последняя, как кажется, определяется еще и тем, что Израиль, все чаще говоря об усталости от несправедливой критики в свой адрес именно по вопросу палестинских беженцев, рассматривает возможность переместить в область реальной политики и дискуссию о притеснениях восточных евреев в странах исхода.

55.8MB | MySQL:105 | 0,551sec