Пакистано-афганские отношения на современном этапе

В последнее время отношения между Исламабадом и Кабулом заметно обострились. Основной раздражитель – неурегулированность обстановки в пограничной с Афганистаном пакистанской Зоне расселения племен (ЗРП), на территории которой продолжают базироваться и функционировать различные международные террористические структуры, включая Движение талибов (ДТ).

Афганское руководство открыто обвиняет Исламабад в заигрывании с ДТ, а также в поощрении подрывной деятельности в отношении ИРА через Линию Дюранда (ЛД) с целью дестабилизации правительства Х. Карзая, подвергает сомнению эффективность проводимой руководством соседней страны линии на «замирение» с проталибски настроенными элементами в ЗРП, в частности, заключенное им в сентябре 2006 г. (при посредничестве авторитетных представителей местных пуштунских племен) соглашение о перемирии в одном из ее политагентств – Северном Вазиристане (в настоящее время фактически прекратило свое действие). Параллельно Кабул продолжает разыгрывать «пуштунскую карту», активно контактируя с представителями соответствующих националистических партий соседней страны, в первую очередь с «Авами нэшнл парти» (ее руководство регулярно посещает ИРА с официальными визитами).

В свою очередь, пакистанская сторона пытается объяснить возросшую вооруженную активность талибов в ИРА неспособностью нынешней афганской администрации навести порядок в собственной стране. Звучат обвинения и в адрес Нью-Дели: индийцы, мол, вооружают и настраивают против пакистанских властей пуштунские и белуджские племена, действуя при этом через свои генконсульства в Афганистане. Отстаивают в Исламабаде и правомерность заключения «мировых» соглашений в ЗРП, которые де уже приносят «первые плоды». По словам пакистанцев, местное население отказывается мириться с присутствием на своей территории иностранцев. В соседнем с Северным Южном Вазиристане в конце марта – начале апреля текущего года произошли ожесточенные столкновения между «доморощенными» талибами и боевиками Исламского движения Узбекистана, которым был фактически предъявлен ультиматум – либо уйти по предоставляемому им «зеленому коридору» в Афганистан, либо сложить оружие и оставаться жить в ЗРП на правах «беженцев». Отказ последних принять эти условия привел к физическому уничтожению значительной части узбекской группировки.

Представители пакистанского военно-политического истеблишмента утверждают, что пресечению трансграничной инфильтрации террористов в ИРА способствовали бы принятие таких мер, как строительство заграждений в районе пакистано-афганской границы и минирование ее отдельных участков, скорейшая репатриация из Пакистана афганских беженцев (от 2,1 до 3 млн чел.), которые характеризуются как «очаг экстремизма и преступности».

До последнего времени позиция США по пакистано-афганским отношениям была в целом нейтральной, и американская сторона играла в основном роль посредника (так, упомянутая встреча в Вашингтоне президентов П. Мушаррафа и Х. Карзая проходила при непосредственном участии Дж. Буша). Однако сейчас США все более активно настаивают на том, чтобы Исламабад пресек инфильтрацию боевиков с территории Пакистана в Афганистан и действовал при этом не политическими, а военными методами. Аналогичные призывы звучат со стороны европейских государств, чьи воинские контингенты задействованы в операциях по поддержанию мира и несут из-за действий боевиков ощутимые потери в Афганистане.

В ходе визита в пакистанскую столицу в середине марта с.г. заместителя госсекретаря США Р. Баучера (курирует в американском внешнеполитическом ведомстве страны Центральной и Южной Азии) было объявлено о выделении Вашингтоном 750 млн долл. (пакет рассчитан на 5 лет) на реализацию подготовленной совместно с Исламабадом стратегии развития ЗРП, предполагающей выполнение сторонами целого ряда социально-экономических проектов, в том числе в сфере здравоохранения и образования. Предполагается, что в рамках пакета в текущем году Исламабад получит 10 млн долл. (в дальнейшем – по 150 млн долл. в год). Отдельно (по другим статьям помощи) предполагается выделить Пакистану еще 75 млн долл. (на повышение боеспособности погранвойск). В ходе визита было также объявлено о том, что уже в ближайшее время администрация Дж. Буша внесет на рассмотрение конгресса законопроект о создании в пакистано-афганском приграничье так называемых Зон возможностей для восстановления (будут производить товары для последующего беспошлинного экспорта в США), что, по замыслу Вашингтона, будет способствовать снятию напряженности в ЗРП и изоляции умеренно настроенного проживающего там населения от влияния Движения талибов и «Аль-Каиды».

В конце апреля в Анкаре состоялась очередная встреча президентов П. Мушаррафа и Х. Карзая. По ее итогам была достигнута договоренность о создании трехсторонней совместной рабочей группы с участием Турции по мерам укрепления доверия между ИРП и ИРА, а также принята так называемая Анкарская декларация, в которой, в частности, зафиксировано положение об обязательстве пакистанской и афганской сторон жестко пресекать любые проявления подрывной и террористической деятельности и с этой целью в практическом плане решить вопрос о налаживании обмена разведданными по линии компетентных служб ИРП и ИРА.

С открытой и резкой критикой в адрес Пакистана за причастность к дестабилизации обстановки в ИРА стали все чаще выступать высокопоставленные представители ООН, которые подчеркивают, что Исламабад не обеспечивает адекватного пресечения инфильтрации боевиков на афганскую территорию, а спецслужбы ИРП якобы откровенно потворствуют ей. Они также весьма жестко критикуют вазиристанские договоренности – как «явную уступку» экстремистам, негативные последствия которой еще в течение длительного времени будут сказываться на эффективности контртеррористических операций в районе пакистано-афганской границы.

В определенной степени под давлением со стороны Вашингтона, а также натовского командования в соседней ИРА Исламабад вынужден идти на некоторые «косметические» корректировки своего курса по «замирению» в ЗРП. Так, в конце 2006 г. власти страны объявили о создании так называемой Комиссии по восстановлению мира, которая, как утверждается, займется тщательными «мониторингом и ревизией» хода переговорного процесса с проживающими в афганском приграничье племенами, а также выполнения последними взятых на себя ранее в этой связи обязательств, в первую очередь по «неукрывательству» на своей территории иностранных экстремистов.

Вместе с тем в последнее время пакистанская сторона все более настойчиво выдвигает собственные контраргументы, суть которых сводится к следующему:

— утверждения о том, что официальные власти и спецслужбы ИРП якобы позволяют базирующимся на ее территории талибам беспрепятственно пересекать границу с Афганистаном, являются «нелепыми». Пакистан разместил со своей стороны ЛД 90-тысячный воинский контингент, предпринимает серьезные шаги по ликвидации как Движения талибов (ДТ), так и «Аль-Каиды», неся ощутимые потери. Согласно заявлению президента П. Мушаррафа в январе с.г., «ни Кабул, ни МССБ и НАТО, ни американцы со своей стороны ничего не делают для реального сдерживания трансграничной инфильтрации через ЛД»;

— по утверждению руководства ИРП, не соответствуют действительности и заявления о том, что на территории ИРП (в частности, в сопредельной с ИРА Зоне расселения племен — ЗРП, а также в столице Белуджистана — г. Кветте) нашли убежище главари ДТ и «Аль-Каиды». Руководство и основные силы обеих группировок базируются в Афганистане (г. Кандагар), а пресловутая «проблема талибов» — это проблема не Пакистана, а сугубо внутренняя проблема ИРА.

В ходе одной из пресс-конференций (февраль с.г.) президент П. Мушарраф в весьма наступательной форме заявил, что выработанная им стратегия, предусматривающая как проведение военных акций, так и переговоров со старейшинами племен, в целом себя оправдывает, а ИРП делает все необходимое для усиления контроля над границей по Линии Дюранда, выделив для этого большие людские и материальные ресурсы. При этом он подчеркнул, что Пакистан не способен выиграть войну с терроризмом в одиночку – для этого нужны скоординированные действия с участием Афганистана и сил НАТО-МССБ, находящихся в этой стране. Исламабад уже выставил со своей стороны ЛД (протяженность участка примерно 2500 км) около 1000 блокпостов, в то время как на сопредельной стороне их менее 100. Корни афганской проблемы, по словам генерала, так же как и пути ее решения, надо искать в ИРА (именно там действуют все известные главари талибов, включая муллу М. Омара), а не в ИРП, являющейся «жертвой нестабильной обстановки в Афганистане». Пакистан старается всячески нейтрализовать на своей территории деятельность сторонников ДТ и ни в коем случае не допустит «талибанизации» собственной страны. Одновременно глава ИРП объявил о своем намерении начать возведение заграждений из колючей проволоки на 35-километровом участке границы в ЗРП, а затем и 250-километровом – в провинции Белуджистан. Он отметил, что из-за возражений некоторых западных партнеров Исламабад временно воздержится от ее выборочного минирования. Также было принято решение о закрытии двух крупных и наиболее «проблемных» лагерей афганских беженцев в Белуджистане (Джангл Пир Ализай» и «Гирди Джангл») и о депортировании на родину около 80 тыс. афганцев.

Напряженность в отношениях между Пакистаном и Афганистаном достигла апогея в мае текущего года. Разгоревшееся впервые за долгое время вооруженное противостояние между пограничными силами двух стран унесло, по неофициальным данным, жизни более 50 человек, в том числе гражданских лиц.

Такое развитие событий наряду с проявленной пакистанским руководством твердостью в отстаивании своих позиций, заставило членов антитеррористической коалиции снизить тональность критики в адрес Пакистана. Усилия НАТО и «Группы восьми» были направлены на достижение реального примирения между Кабулом и Исламабадом и осуществление комплекса социально-экономических мер по нормализации обстановки в районе афгано-пакистанской границы.

9-11 августа с.г. в Кабуле, в соответствии с договоренностью, достигнутой в ходе трехсторонней пакистано-афгано-американской «встречи в верхах» в Вашингтоне в сентябре 2006 г., прошла Большая джирга («джирга мира») старейшин пограничных племен, живущих в Пакистане и Афганистане. В ней приняли участие и представители администрации обеих стран (с пакистанской – премьер-министр Ш. Азиз, на заключительном заседании президент П. Мушарраф, с афганской – президент Х. Карзай). Следует отметить, что, несмотря на заявленный успех состоявшегося мероприятия, большинство участников форума и наблюдателей придерживаются скептических взглядов на практические результаты джирги, которая, по их мнению, вряд ли приведет к снятию напряженности в афгано-пакистанских отношениях. Это в свою очередь может означать только одно – напряженность между Кабулом и Исламабадом будет сохраняться.

52.4MB | MySQL:103 | 0,570sec