Французские эксперты о новой стратегии Израиля в секторе Газа. Часть 1

Французское экспертное сообщество, занимающееся Ближним Востоком, уделяет большое внимание израильско-палестинским отношениям и противоречиям и ситуации в секторе Газа. Доказательством этому является статья профессора Высшей школы политических исследований Инес Жилль «Новая глава открывается между ХАМАСом и Израилем», опубликованная на сайте Les Cles de Moyen Orient («Ключи к Ближнему Востоку»).

Французский эксперт упоминает о недавнем очередном обострении ситуации в Секторе после того как 15 ноября две ракеты были выпущены из Газы по направлению израильского города Беэр-Шева. Обе ракеты были перехвачены системой ПВО «Железный купол». В качестве удара возмездия две израильские ракеты были выпущены по сектору Газа, однако без особых последствий. По заявлению командования израильской армии, ответственность за это обострение несет правящая в Газе партия – исламистское движение ХАМАС. Однако французский аналитик считает, что на самом деле обмен ударами производился между израильтянами и группировкой «Исламский джихад».

Данному обмену ударами предшествовал раунд насилия, состоявшийся 12 ноября. В этот день ранним утром один из видных полевых командиров «Исламского джихада» Баха Абу аль-Ата был убит в своем доме в селении Шуджайя к востоку от города Газа  вместе с женой  в результате направленного удара израильской ракеты. Данная операция была спланирована израильской армией и службой безопасности ШАБАК и вызвала гнев со стороны руководства этой палестинской организации. Ее вооруженное крыло выпустило 50 ракет в направлении экономической столицы Израиля Тель-Авива. В этот же день ракета была выпущена по дому представителя движения «Исламский джихад» в Дамаске Акрама Аджури. Сам Аджури выжил, но погибли два человека, в том числе его сын. Сирийское агентство САНА возложило ответственность за данное нападение на Израиль, хотя израильские источники не подтвердили этого. Если покушение на убийство в Дамаске будет подтверждено, это будет означать возвращение политических терактов, направленных против палестинцев. Последним по дате в этом ряду было убийство Хамада аль-Худури, осуществленное в мае 2019 года. Этот ответственный работник ХАМАС был убит в своей машине в ходе обострения израильско-палестинского конфликта.

По мнению И.Жилль, Израиль, беря в прицел руководителей «Исламского джихада», открывает новую главу своей политики в Газе. До этого после каждого выстрела ракеты израильская армия наносила удары по позициям ХАМАС. 12 ноября удар пришелся по «Исламскому джихаду», второй вооруженной силе в анклаве. В ходе операции пресс-секретарь израильской армии Джонатан Конрикус подтвердил, что было установлено «различие между ХАМАС и «Исламским джихадом» с тем, чтобы сохранять ХАМАС от участия в боевых действиях».

Французский эксперт в этой связи прослеживает ход событий с 12 по 15 ноября, чтобы показать, что израильские удары действительно не затронули ХАМАС. В течение дня 12 ноября 50 ракет «Исламского джихада» были направлены по Израилю. В ответ израильская армия бомбила позиции этой палестинской организации, в ходе чего погибло 10 ее членов. Руководство «Исламского джихада» запросило помощи у ХАМАС. Правящая партия выпустила коммюнике с выражением поддержки своих союзников, но не оказала «Джихаду» никакой реальной помощи.

На второй день, 13 ноября ракетные обстрелы израильской территории продолжились в возрастающем ритме. Количество выпущенных ракет достигло 100, затем 150, затем 200. В ответ израильская армия бомбила Газу. При этом появились первые жертвы среди гражданского населения – палестинцев, не связанных с местными политическими фракциями. Вооруженные формирования ХАМАСа опять не вмешались в ситуацию. На третий день 14 ноября утром при посредничестве спецпредставителя ООН Николая Младенова и МИД Египта между Израилем и «Исламским джихадом» было заключено перемирие. Однако в последующие часы с позиций «Джихада» по Израилю были вновь выпущены ракеты. Израильтяне стали наносить ответные удары в результате которых погибло 30 палестинцев, в том числе целая семья, никак не связанная с военными и политическими группировками. Пилот израильских ВВС разбомбил жилой дом в Дейр аль-Балах на юге сектора Газа. Погибла целая семья, в том числе пятеро детей. В интервью газете «Гаарец» представители израильской армии назвали жертвы этой трагедии «непредвиденными».  По их мнению, дом семьи Абу Мальхус не изучался в течение долгого времени, и израильские военные не обладали информацией о проживании там гражданских лиц. Несмотря на эту вопиющую ситуацию, ХАМАС опять-таки не вмешался в боевые действия.

Почему же движение ХАМАС, традиционно отличавшееся воинственной позицией, проявило на этот  раз такую пассивность?   Для ответа на этот вопрос целесообразно коротко осветить деятельность «Исламского джихада» на протяжении последних лет. Основные различия между движениями ХАМАС и «Исламский джихад» пролегают не в области идеологии, а скорее стратегии и тактики. Обе группировки привержены целям создания в Палестине исламского государства. Обе враждебны по отношению к Израилю, но смягчили свои позиции, настаивая теперь на возвращении к границам 1967 года. В отличие от ХАМАС «Исламский джихад» гораздо меньше связан с движением «Братья-мусульмане». В начале мая с.г. во время очередного военного конфликта в секторе Газа группировка «Исламский джихад» постаралась вновь напомнить о себе. Ее руководство заявило о том, что из 600 ракет, выпущенных по Израилю, десять принадлежат «Исламскому джихаду», а из 33 погибших в секторе Газа палестинцев двое являются членами этой организации. Новое командование «Исламского джихада», выбранное в сентябре прошлого года, состоит из девяти человек. Большинство из них являются писателями и интеллектуалами, а не военными деятелями. Пятеро из них проживают за рубежом, что автоматически снижает их популярность у молодежи Газы. В связи с этим политическому движению необходимо было напомнить о себе в ходе данного обострения ситуации в Газе.

Новым лидером «Исламского джихада», избранным в сентябре 2018 года, является Зияд Нахле (Абу Тарик). На этом посту он сменил Рамадана Шаллаха, занимавшего пост генерального секретаря движения с октября 1995 года, после убийства основателя и первого лидера «Исламского джихада». Шаллах является европейски образованным интеллектуалом, закончившим факультет финансов в Дурхэмском университете (Великобритания) и преподававшим затем в университете Южной Флориды (США). В отличие от своего предшественника Зияд Нахле получил образование исключительно в школах и институтах сектора Газа и провел 14 лет в израильской тюрьме. Таким образом, он является местным кадром, перенесшим с жителями Газы все тяготы оккупации и блокады в отличие от Шаллаха, проживавшего последние годы в Дамаске, откуда он руководил «Исламским джихадом». З.Нахле был одним из основателей военного крыла «Исламского джихада» — «Лива аль-Кудс». Несмотря на это, он не является военным человеком и никогда не был полевым командиром. После начала в 2011 году сирийского конфликта З.Нахле в отличие от лидера ХАМАС Халеда Мешааля отказался принять чью-либо сторону. Он покинул Дамаск, но не стал сближаться с правительством «Братьев-мусульман» в Египте, а также с Катаром и Турцией.

Некоторые арабские эксперты считают вероятным противником З.Нахле в руководстве «Исламского джихада» Мухаммеда аль-Хинди, одного из основателей этой организации. Мухаммед Хинди очень надеялся на свою победу на выборах в сентябре прошлого года, но пришел к финишу третьим после Зияда Нахле и  Акрама Аджури, бывшего военного советника группировки на Западном берегу реки Иордан (убит в ноябре с.г. в Дамаске). В настоящее время Мухаммед аль-Хинди позиционирует себя в качестве «лидера в ожидании», охотно участвует во внешних контактах движения, посещая Тегеран и Москву. Иранским фаворитом в движении являлся военный командир «Лива аль-Кудс» Баха Абу аль-Ата. Он не был официальным членом командования движения, но превосходил всех своих коллег в возможностях и влиянии. Абу Ата был очень близок к ливанскому движению «Хизбалла» и поддерживал хорошие отношения с членами руководства ХАМАС Яхьей Синваром и Мухаммедом Дейфом, воспринимающимися  в качестве участников «просирийского» крыла ХАМАС.

55.85MB | MySQL:105 | 0,547sec