О конференции Института исследования национальной безопасности «Россия на Ближнем Востоке: постоянно меняющиеся вызовы на изменчивом Ближнем Востоке». Часть 1

Институт исследований национальной безопасности (INSS) и Государственный фонд им. Конрада Аденауэра в Израиле (KAS) 3 декабря 2019 года в Тель-Авиве провели международную конференцию под названием «Россия на Ближнем Востоке: постоянно меняющиеся вызовы на изменчивом Ближнем Востоке».

В конференции приняли участие следующие эксперты и деятели: Бригадный генерал (в отставке) Итай Брун, заместитель директора INSS; Оксана Антоненко, бывший директор в Control Risks; д-р Ирвин Студин, главный редактор и издатель журнала Global Brief Magazine, президент Института вопросов 21-го века, Канада; полковник (запаса) Эран Лерман, вице-президент Иерусалимского института стратегии и безопасности, бывший заместитель Советника по национальной безопасности; бригадный генерал (в отставке) Шломо Бром, старший научный сотрудник INSS; д-р Елена Супонина, советник директора Российского института стратегических исследований; Витольд Родкевич, старший сотрудник, Российское отделение Центра восточных исследований, Варшава; Сима Шайн, старший научный сотрудник INSS; проф. Дмитрий Адамский, Школа управления, дипломатии и стратегии им. Лаудера, Междисциплинарный центр в Грецлии; д-р Вера Михлин-Шапир, сотрудник программы российских исследований,  INSS; Дмитрий Марьясис, руководитель отдела Израиля в Институте востоковедения РАН; Гари Корен, бывший посол Израиля в России; Владимир Ханин, главный ученый, израильское Министерство алии и интеграции;  Анатолий Викторов, посол России в Израиле.

В аннотации к мероприятию отмечается, что политика на Ближнем Востоке кардинально изменилась в октябре 2015 года, когда Россия решила вступить в сирийскую гражданскую войну на стороне президента Сирии Башара Асада. Данный факт привнес международное измерение в и так сложный конфликт, создал новую стратегическую ситуацию с международными последствиями. В этом контексте в организованном INSS обсуждении приняли участие эксперты из России, Европы и Израиля. Цель мероприятия заключалась в рассмотрении наиболее актуальных вопросов и укреплении сотрудничества в будущем[i].

В приветственной речи исполнительный директор INSS Уди Декель отметил, что четыре года и три месяца назад, когда российские военные только приземлились в Сирии для участия в гражданской войне, один его коллега подошел к нему и сказал, что русские появились в Сирии не для того, чтобы решить определенную задачу и уйти. Он единственный на тот момент из его окружения заявил, что они пришли, чтобы остаться, и это изменение геостратегической реальности.

Тем не менее, эксперты INSS, по словам У.Декеля, утверждали, что миссия российских военных заключалась в том, чтобы, прежде всего, поддержать режим Б.Асада военным путем, для этого они заявляли о необходимости борьбы с джихадистскими организациями. Предполагалось, что защитив Б.Асада, русские объявят о победе и уйдут из Сирии. Однако в реальности Сирия стала своего рода болотом, из которого трудно выбраться. По мнению У.Декеля Россия на сегодняшний момент на сирийской территории является наиболее зрелым и ответственным игроком, который пытается провести политическую реформу в стране и всячески ее стабилизировать. Тем не менее, до сих пор решение этой задачи затруднено и является довольно серьезным вызовом для Москвы.

С самого начала израильское правительство понимало необходимость создания механизма взаимодействия между российскими и израильскими военными, в результате чего появился «механизм деконфликтинга». Этот механизм оправдал себя и действовал на протяжении всего этого периода, за исключением одного инцидента, в котором, по словам У.Декеля, некоторые обвиняют Израиль, хотя на самом деле в сбитом российском военном самолете Ил-20 виноваты сирийцы. Однако в целом, он считает, координация действий между Израилем и Россией успешно осуществляется не только на тактическом, но и на стратегическом уровне. Таким образом, Россия помогает Израилю противостоять его основной угрозе в лице попыток Ирана воспользоваться гражданской войной в Сирии и закрепиться на этой территории в военном отношении. Он отметил, что позиция Израиля заключается в том, что Иран прилагает усилия по военному закреплению в Сирии, Ливане и в западном Ираке для последующих атак по Израилю посредством запуска ракет, дронов и другими способами, что является серьезнейшим вызовом для Израиля. Израильское руководство решило, что оно не будет вмешиваться в гражданскую войну в Сирии, но в случае возникновения угроз – будь то террористическая активность, поставки продвинутого оружия «Хизбалле» и пр. – Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) будет решать их по мере поступления.

Израиль столкнулся с серьезным политическим вызовом и вопросом, на который нет ответа – есть ли у России способность и/или желание убрать иранцев из Сирии? Этот вопрос предлагалось обсудить в рамках конференции. Проблема в том, что военных возможностей ЦАХАЛа недостаточно для решения этой проблемы. Для этого необходим политический процесс, сторона, которая взяла бы на себя ответственность за стабилизацию ситуации и выдавливанию тех сил, которые всячески пытаются дестабилизировать Сирию. Проблема для Израиля заключается в том, что непонятно, можно ли в сложившейся ситуации положиться на Россию или придется предпринимать другие шаги, которые помогут предотвратить превращение Сирии, Ливана и других районов в плацдарм для атаки на еврейское государство.

В этом контексте У.Декель упомянул высказывание бывшего посла Израиля в России и на Украине Цви Магена, согласно которому, чтобы понять политику России на Ближнем Востоке необходимо взглянуть на глобальные политические проблемы и на то, чего добиваются великие державы. Поэтому в ходе конференции планировалось рассмотреть мировые проблемы и место Ближнего Востока в структуре международных отношений.

Руководитель Иерусалимского отделения Фонда им. Конрада Аденауэра Александр Бракель отметил, что на протяжении истории взаимодействие России и Германии переживало разные периоды взлетов и падений, зачастую от этих взлетов страдали европейские соседи. Об этом, по его мнению, особенно хорошо известно полякам, пострадавшим от российско-немецкой кооперации. После Второй мировой войны амбиции Германии заключались в том, чтобы наладить хорошие отношения с Россией, и так, чтобы это не было за счет других европейских соседей. Однако у Германии это не получилось. В 1999 году ряд стран бывшего социалистического лагеря (Польша, Венгрия, Чехия) вступили в НАТО, что в России было воспринято как угроза и нарушение договоренностей, достигнутых в начале 1990-х гг. В 1999 году был нанесен второй удар по взаимоотношениям с Россией – операция НАТО в Югославии. В результате всего этого российско-германские отношения ухудшились. С 2014 года, после «аннексии Крыма» российско-немецкие отношения достигли нового уровня realpolitik. До этого в Германии некоторые испытывали иллюзии по поводу того, что в России возможно изменение политической системы, приближение ее к европейским стандартам. Однако «аннексия Крыма», по его словам, лишила иллюзий те политические силы в Германии, которые призывали интегрировать Россию в европейское пространство посредством взаимодействия с российским правительством. Политический мейнстрим в Германии поддерживает введенные против России санкции. В отличие от правых популистов, которые, по его словам, «как все знают, поддерживаются российским правительством». При этом речь идет не только о Германии, но и о других странах. В общем и целом, позиция Германии в отношении России, с его точки зрения, является европейской. Что касается Ближнего Востока, то ситуация в этом регионе влияет на стабильность на европейском континенте, поэтому столь важно проанализировать роль России в ближневосточном регионе.

[i] Russia in the Middle East: Ever-Changing Policy in an Ever-Changing Region // INSS. 03.12.2019 — https://www.inss.org.il/event/russia-in-the-middle-east-ever-changing-policy-in-an-ever-changing-region/

55.85MB | MySQL:113 | 0,524sec