К вопросу турецко-французских отношений на современном этапе

Отношения между Турцией и Францией за последние годы переживали не мало кризисов из-за разногласий по ряду двусторонних и региональных вопросов. Турецко-французские двусторонние отношения имеют многовековую историю. Еще во времена Османской Империи эти две державы имели общего врага- Австрийскую Империю и сотрудничали в различных сферах. А когда общий враг достиг пика своей мощи, король Франциск  первый обратился за помощью к султану Сулейману Великолепному, что вызвало огромный протест среди христианских княжеств Европы. Однако, реал-политик был уже более определяющим фактором, чем вера. Именно французы внесли огромный вклад в проведении реформ в самых различных сферах Османской Империи, в особенности, в модернизации османской армии. Тем не менее, изменения геополитического ландшафта на мировой арене неминуемо отразились и на турецко-французских отношениях.

Правление Партии справедливости и развития в Турции можно разделить на две стадии. Первый этап начинается с 2002 года и заканчивается в 2010 году, второй этап — после 2010 года до наших дней. Примечательно, что одной из главных внешнеполитических целью первого этапа является вступление Турции в ЕС. Традиционно главным противником членства ЕС являются Франция и Германия, а сторонниками — скандинавские страны и Великобритания, которая сегодня переживает трудные времена в связи с Брекситом.

Часть турецкие экспертов, которые до сих пор считают, что Турция должна стать полноправным членом ЕС, полагают, что после выхода Великобритании из ЕС Турция остро нуждается в надежном союзнике в этой организации, и возможно, было бы неплохо попытаться открыто говорить о существующих спорах и разногласиях в различных областях, чтобы двигаться вперед. Предпринимаются шаги для достижения этой цели, но, смотря на результаты, становится очевидным, что они не эффективны.

Позиция Франции в отношении курдских «Сил народной самообороны» (СНС), требование Франции созвать Совет Безопасности ООН в связи с началом военной операции Турции по созданию зоны безопасности в Сирии, принятие французским Сенатом законопроекта о криминализации отрицания Геноцида армян, буровые работы Турции в Восточном Средиземноморье, острая критика со стороны французских властей в вопросе ситуации с правами человека в Турции,- это только короткий список противоречий турецко-французских двусторонних отношений.

10 июля МИД Франции выразил солидарность с Республикой  Кипр после того, как Турция объявила о новых буровых работах в восточной части Средиземного моря, включая районы в пределах исключительной экономической зоны Кипра. «Мы призываем Турцию избегать любых действий, которые противоречат закону и ставят под угрозу региональную стабильность», — говорится в заявлении МИД Франции.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь,  призвал Францию ​​пересмотреть свои связи с СНС, которую Анкара считает сирийской ветвью Рабочей партии Курдистана. В апреле в турецкой прессе пестрели заголовки о том, что президент Франции Эммануэль Макрон принял представителей СНС, заверяя их в поддержке Франции в борьбе против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).

Отношения обострились так же после требования Турции открыть школы во Франции при поддержке своего посольства. Министр образования Франции Жан-Мишель Бланкер заявил, что Франция не поддерживает идею открытия Турцией средних школ во Франции, потому что турецкое правительство «хочет донести свою идеологию до Франции через эти школы». Отметим, что согласно данным МИД, количество граждан турецкого происхождения во Франции приближается к 700 тыс.

Директор Фонд политических, экономических и социальных исследований SETAV Бурханеттин Дуран считает, что сегодня Европа страдает от опасного дефицита руководства. «Эммануэлю Макрону не хватает власти, чтобы возглавить Европейский союз после выхода Великобритании и ухода канцлера Германии Ангелы Меркель в скором будущем. Что еще хуже, имидж французского президента был омрачен рядом серьезных проблем: не сумев осуществить крайне необходимые реформы на внутреннем фронте, Макрон безуспешно пытался достичь более высокого уровня популярности как Дональд Трамп и Реджеп Тайип Эрдоган»,- пишет Дуран. «К сожалению, кризис лидерства в Евросоюзе вряд ли закончится в обозримом будущем»,- заключает он.

Согласно опросу Института общественного мнения во Франции, популярность президента Франции Эммануэля Макрона начала восстанавливаться в августе 2019 года. Отметим, что его рейтинг достиг минимума во время масштабных протестов «желтых жилетов».

Росту рейтинга турецкого президента поспособствовало вторжение в Сирию в октябре. Не случайно, что по данным опросов большинство жителей Турции главной угрозой для страны считают сирийский конфликт и поддерживают действия своего президента для «нейтрализации этой угрозы».

Противоречия между двумя странами и между двумя президентами ярким образом проявились на саммите НАТО в Лондоне.

«Саммит НАТО в Лондоне показал, что  больше всех в Европе роль покровителя СНС/ РПК взяла на себя Франция»,- пишет проправительственный турецкий обозреватель Кемаль Инат.  Комментируя известное заявление французского президента «о смерти мозга НАТО», Инат пишет «Центральное командование США на Ближнем Востоке и Северной Африке (CENTCOM) особенно угрожает присутствию Франции в Африке. Поэтому французы нападают на НАТО, предлагая создать Европейскую армию в качестве альтернативы НАТО». «На самом деле Франция теряет свою формирующую силу в нынешней глобальной политике. Здесь ясно, что Франция не может защитить себя, особенно если ее интересы не защищены Соединенными Штатами. По ряду горячим и критическим вопросам Франция не смогла навязать свою собственную политику против других игроков в США и понесла значительную потерю престижа»,- пишет Инат.

Отметим, что после каждой «ссоры» между двумя лидерами, турецкая пресса, которая почти полностью контролируется правительством после попытки военного переворота в 2016 году, обрушивается на Францию с критикой. Если вопрос касается Геноцида армян, Турция, не признавшая факт геноцида, напоминает действия Франции в Алжире, а Эрдоган называет Макрона юнцом в политике. Когда Франция критикует Турцию в вопросе ситуации с правами человека, Турция выдвигает действия французских властей во время протестов «желтых жилетов». Считаем уместным отметить, что Турция лидирует в мире по числу задержанных журналистов.

Если посмотреть на внешнюю политику двух стран, то можно заключить, что в ближайшем будущем сближения позиций ожидать не стоит.

В марте 2018 года президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что Франция направит войска, чтобы помочь курдам в Северной Сирии в борьбе с турецкой армией. Турецкая военная операция «Оливковая ветвь» началась в январе того же года.

Кроме того, Анкара имеет военное присутствие в Катаре и Сомали, что предоставляет ей доступ к важным стратегическим узлам Красного моря и Индийского океана. В последние годы Турция наращивает свои инвестиции и сотрудничество с африканскими странами. Эфиопия, Сомали, Судан, Нигерия, Гана и Южная Африка стали важными торговыми партнерами Турции. Усиливающееся влияние Турции в Африке рано или поздно станет проблемой для западноевропейских государств, особенно Франции.

47.71MB | MySQL:107 | 0,753sec