Американские эксперты оценивают возможности КНР по развертыванию пункта материально-технического обеспечения ВМС НОАК в Йемене

В прогнозе вашингтонского издания Al-Monitor отмечается, что Китайская Народная Республика (КНР) может в ближайшее время расширить экономическое влияние в Йемене. Американские политологи отмечают, что подобные меры вписываются в стремление КНР обеспечить полноценную работу своей экономической инициативы «Один пояс, один путь» и нарастить политический вес в странах Ближнего Востока (БВ). Однако, в Вашингтоне подозревают Пекин в планах не только восстановить инфраструктурные проекты в Аденском заливе, но и разместить на йеменской территории военные объекты. В качестве подтверждения американские специалисты называют признаком усиления роли КНР в Йемене выступление постпреда Китая при ООН Чжана Цзюня. Отмечается, что накануне китайский дипломат призвал международное сообщество оказать Йемену «специальную помощь». Он обратил внимание на необходимость ослабить последствия нефтяного кризиса в стране и стабилизировать Йемен для того, чтобы граждане вернулись к нормальной жизни после многолетнего вооруженного конфликта, в который вмешались аравийские монархии.

Чжан Цзюнь заявил, что международное сообщество должно предпринять меры для того, чтобы обуздать непрекращающуюся эпидемию холеры, поддержать проекты по реконструкции йеменской инфраструктуры и победить в стране голод. Позиция КНР в этом вопросе всегда была последовательной, подчеркнул высокопоставленный дипломат. Чжан Цзюнь сообщил, что китайская сторона готова проявить инициативу и предпринять все необходимые практические меры. Китай может принять активное участие в восстановлении экономики Йемена, заверил китайский постпред. Это заявление, как считают специалисты Al-Monitor, заслуживает внимания, поскольку выглядело более конкретно, чем регулярно появляющиеся в публичном поле размытые призывы китайской дипломатии к началу внутрийеменского диалога и политическому решению многолетнего гражданского конфликта. Несмотря на то что официально китайское руководство поддерживает легитимное правительство Йемена во главе с Абд Раббо Мансуром Хади, у него есть отлаженные каналы связи с противниками легитимной власти – повстанцами-хуситами и сепаратистами из Южного переходного совета (ЮПС).

Впрочем, подобные контакты Китай, как считается, использует главным образом для обеспечения безопасности своих экономических инициатив. Йемен вписывается в амбициозную  экономическую инициативу «Один пояс, один путь», которая проходит через южную часть страны. Важным элементом этого маршрута является Аденский залив, к которому КНР проявляла интерес еще во времена холодной войны. Аденский порт – не единственное место в этом районе, к которому приковано внимание китайской стороны. Не менее важными транспортными точками для Пекина являются порт Халифа в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ), порт Дукм в Омане, порт Джизан в Саудовской Аравии, Порт-Саид в Египте. Вероятно, существенным звеном этой цепочки можно считать и пункт материально-технического обеспечения Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в Джибути (Восточная Африка). Американские обозреватели издания Al-Monitor утверждает, что китайские политики считают йеменский остров Перим (Маюн), который находится вблизи Баб-эль-Мандебского пролива, частью стратегии в Красном море.

Американцы приводят гипотезу о том, что именно там КНР может расположить свою вторую базу на БВ (и за рубежом в целом). Известно, что функционирование таких объектов в Пекине объясняют мирными целями. Так, в сентябре первый спецпредставитель правительства КНР по делам Африки Лю Гуйцзинь в разговоре с зарубежными журналистами заявил про базу в Джибути: «Этот объект в Джибути создан на законных правах, с учетом норм международного законодательства. Ведь в Африке существуют и американские, французские, японские военные базы, поэтому появление китайского объекта тылового снабжения – абсолютно рациональное явление». Лю Гуйцзинь подчеркивал: даже если аналогичные базы КНР появятся в других районах, они не будут представлять собой что-то экстраординарное, поскольку Китай следует мирному пути развития. Впрочем, в создании таких объектов американские исследователи видят проявление военных амбиций. Так, несмотря на то что в Китае отрицают военное назначение базы в Джибути, характер расположенных там портовых сооружений говорит о военном назначении инфраструктуры.

Подчеркнуто мирным характером работ по модернизации и строительству в Джибути китайцы маскировали процесс постепенной милитаризации гражданских объектов в порту: спустя всего пару месяцев после открытия базы в Африке Китай дал старт военным учениям с боевыми стрельбами из легкого и тяжелого вооружения. Основания у американских специалистов полагать, что Китай присматривается к объектам на острове Перим, действительно есть. После того как в 2017 году впервые появились данные, что ОАЭ, один из участников йеменского конфликта, создают на острове собственную военную базу и развертывают военнослужащих, официальный представитель МИД Китая Гэн Шуан заявил о нарушении норм международного права. Такое беспокойство выглядит иллюстративно. Как кажется, оптимизация военного присутствия ОАЭ в Йемене и официальное примирение между ЮПС и правительством А.М.Хади только создали благоприятную атмосферу для реализации подобных проектов КНР. После создания базы в Джибути в мирный характер инфраструктурных инициатив КНР, как кажется, теперь никто не верит. В заключении, хотелось бы также обратить внимание н а следующие основные моменты:

  1. В «Ближневосточной стратегии» Китая важную роль будут играть Аденский порт, порт (ОАЭ), порт Дукм в Омане, порт Джизан в Саудовской Аравии, Порт-Саид в Египте, база в Джибути, остров Перим.
  2. В марте 2015 года китайские миротворцы были задействованы в операции по обеспечению безопасности китайского дипломатического корпуса и охраны более чем 600 китайских специалистов, эвакуированных из Йемена. Эвакуация проводилась фрегатами Северного флот ВМС НОАК «Линь И» (бортовой номер 547) и «Вэйфан» (бортовой номер 550) проекта 054А из состава китайских сил, решающих задачи по борьбе с пиратством у берегов Сомали, из йеменских портов Аден и Ходейда.
  3. В соответствии с резолюцией СБ ООН Китай, начиная с декабря 2008 года, на постоянной основе направляет отряды кораблей ВМС НОАК в Аденский залив и территориальные воды Сомали для конвоирования судов и охраны навигации. В экипажи кораблей включены военнослужащие НОАК, которые принимают активное участие в операциях по сопровождению судов.
  4. По состоянию на начало 2019 года Китаем направлено в Аденский залив в общей сложности 31 отряд кораблей, которые осуществили конвоирование свыше 6,6 тыс. своих и зарубежных судов, обнаружили и досмотрели около 3 тыс. подозрительных водных транспортных средств. В данных условиях военнослужащие НОАК решают следующие задачи: высадка и досмотр подозрительного судна; освобождение судна от морских пиратов; экстренное реагирование и спасение в случае чрезвычайных происшествий; эвакуация находящихся за рубежом граждан; участие в межнациональных учениях и др. Всего в районе Африканского Рога в операции по обеспечению безопасности международного судоходства задействовано около 700 китайских военнослужащих.
55.53MB | MySQL:105 | 0,491sec