К попытке создания нового интеграционного объединения в рамках исламского мира

23 ноября премьер-министр Малайзии Махатхир Мохаммад объявил о проведении в Куала-Лумпуре 19-21 декабря Исламского саммита. Официальной темой данного мероприятия является «Роль развития в достижении национальной безопасности». Ожидается участие в данном форуме  450 представителей духовенства, ученых, факихов, мыслителей и политиков из 52 государств. Однако наиболее значимыми участниками конференции обещают быть президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, премьер-министр Пакистана Имран Хан, эмир Катара Тамим бен Хамад Аль Тани и президент Индонезии Джоко Видодо. Ожидается также активное участие в данном международном мероприятии иранской делегации.

Премьер-министр Малайзии заявил о том, что саммит должен стать первым шагом на пути к поиску путей излечения исламского мира от многочисленных болезней. На конференции предполагается обсудить проблему беженцев в исламском мире, вопрос продовольственной безопасности, проблемы национальной и культурной идентичности и исламофобии в современном мире. Другими вопросами, которые предполагается затронуть на конференции, будут безопасность, технологии, торговля и растущая роль интернета в современном мире. Махатхир Мохаммад с большим сожалением отмечает тот факт, что многие страны мусульманского мира являются «несостоявшимися» или неразвитыми государствами. «Почему существует эта проблема? Для этого должны быть свои причины. Мы нуждаемся в том, чтобы выявить эти причины. Для этого мы и собираем мыслителей, ученых и лидеров, чтобы узнать их точки зрения», — отметил малайзийский премьер.

При анализе предстоящего саммита бросается в глаза то, что главы государств, которые на него приглашены, за исключением эмира Катара не представляют арабские страны. Не будет на нем и представителей крупнейших арабо-мусульманских государств с претензией на региональное лидерство – Саудовской Аравии и Египта. Напомним, что Саудовская Аравия с конца 1970-х годов позиционирует себя в качестве морального и политического лидера суннитской уммы. В 1981 году король Саудовской Аравии принял титул «Хранителя двух святынь» (священной Мекки и благородной Медины). Финансовое благополучие КСА, обусловленное потоками нефтяных доходов, позволило Эр-Рияду как оказывать экономическую помощь целому ряду исламских государств, так и вести пропаганду ваххабизма. С этого времени Саудовская Аравия считалась и негласным лидером в рамках Организации исламская конференция (в настоящее время Организация исламского сотрудничества, ОИС). Однако события последнего пятилетия вызвали серьезное разочарование политикой Саудовской Аравии у мусульманских политиков и представителей духовенства. Ранее Эр-Рияд старался достигать свои цели хитростью или дипломатией. Вступление КСА в первый большой военный конфликт в Йемене без надежд на достижение победы, острый военный конфликт с Ираном, в ходе которого обе стороны используют прокси-группы для достижения своих целей, холодная война с Катаром – все это во многом подорвало доверие к политике Эр-Рияда в исламском мире.  Слухи о возможной нормализации отношений КСА с Израилем и даже заключении между ними альянса против Ирана также не добавляют популярности политике королевства под руководством наследного принца Мухаммеда бен Сальмана.

Еще одним серьезным вызовом для современного мусульманского мира является подъем политического ислама. Массовые народные движения, проявившиеся в ходе недавней «арабской весны» не достигли своих целей. Протестные лозунги были перехвачены радикальными исламистскими движениями, которые в свою очередь оказались несостоятельны в разрешении острых социальных проблем.   Таким образом, речь идет о создании исламского объединения альтернативного ОИС с коллективным руководством.

Инициатор создания нового форума Махатхир Мохаммад является выдающимся политическим деятелем не только малайзийского, но и мирового масштаба. Первая премьерская каденция М.Мохаммада  пришлась на 1981-2003 годы. В ходе своего руководства правительством в эти годы ему удалось трансформировать Малайзию в современное государство с динамично развивающейся экономикой, привлечь иностранные инвестиции и создать новые отрасли экономики. Малайзии под руководством Махатхира Мохаммада было свойственно проведение многовекторной политики и хороших отношений с Западом, Китаем, большинством исламских государств. В то же время малайзийский лидер проявил себя в качестве защитника палестинцев и ярого противника политики США и Израиля на Ближнем Востоке. Он не раз критически отзывался о влиянии таких организаций как AIPAC на американский истеблишмент и внешнюю политику Вашингтона. В мае 2018 года М.Мохаммад, который ранее объявил об уходе из большой политики, неожиданно для всех в возрасте 93 лет вновь возглавил правительство Малайзии. Он возглавил своего рода «исправительное движение» после отставки кабинета своего однопартийца Наджиба Раззака, который оказался замешан в крупные коррупционные скандалы. М.Мохаммад обещал стать главой правительства только на переходный срок, чтобы потом отдать власть лидеру умеренных исламистов Анвару Ибрагиму, но, похоже, не спешит уходить с поста премьера.

Претензии М.Мохаммада и его коллег из других государств на перехват лидерства от Саудовской Аравии представляются довольно обоснованными. Малайзия, Индонезия и Турция входят в состав двадцати крупнейших экономик мира (G20). Индонезия является крупнейшим по численности населения исламским государством (237 млн человек). Пакистан обладает едва ли не самым крупным в исламском мире военным потенциалом. Правда премьер-министр этой страны Имран Хан поспешил заявить о том, что новое объединение не будет альтернативой ОИС. Правительство Имрана Хана заинтересовано в сохранении отношений стратегического партнерства между Пакистаном и Саудовской Аравией. Посетивший Пакистан в феврале с.г. наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман пообещал Исламабаду привлечение инвестиций для поддержки пакистанской экономики на сумму в 20 млрд долларов. Взвешенную позицию занимает и Индонезия, учитывая развивающееся политическое и экономическое сотрудничество с КСА. Король Сальман бен Абдель Азиз, посетивший Джакарту в феврале 2017 года, анонсировал саудовские инвестиции в ТЭК этой страны и другие объекты в размере 6 миллиардов долларов.

Впрочем, в случае создания новой исламской международной организации перед ней возникнут непростые проблемы. Особенно в части, касающейся выстраивания отношений с такими немусульманскими партнерами как Индия и Китай. Что касается Индии, то потенциально конфликтной темой в отношениях этого государства с исламским миром является проблема Кашмира. Автономия этого штата была ликвидирована решением правительства Нарендры Моди в августе с.г. Однако мало кто из мусульманских лидеров вступился за права населения Кашмира. Примером здесь является позиция Саудовской Аравии и ОАЭ, наращивающих свое экономическое сотрудничество с Индией и игнорирующих проблемы мусульманского меньшинства этой страны. Вопрос о мусульманах Кашмира поднимает по понятным причинам только конфликтующий с Индией Пакистан. Что касается проблем уйгуров Синьцзяна, то учитывая возрастающий объем китайских инвестиций в экономику исламских государств и присоединение многих из них к китайской программе «Один пояс, один путь», найдется мало желающих педалировать уйгурскую проблему.

По мнению катарского журналиста Джабера аль-Харами, саммит в Малайзии должен заложить основы нового исламского альянса, который должен разработать совместные проекты, включая введение общей валюты. Он пишет: «Эта амбициозная инициатива находится в соответствии с чаяниями участвующих в ней государств. Внимание исламского блока будет фокусироваться на развитии, хорошем управлении и оборонной промышленности, и здесь может пригодиться опыт Катара». Малайзийский эксперт Сакиб Шейх считает, что «Образование совместного исламского альянса Малайзии, Пакистана и Турции представляет собой геополитический сдвиг такого масштаба как и появление «шиитского полумесяца» в начале 2000-х годов». Будущее покажет, не являются ли ожидания от Исламского саммита в Куала-Лумпуре слишком преувеличенными.

55.85MB | MySQL:113 | 0,463sec