О деятельности КНР в отношении мусульманского меньшинства в Синьцзян-Уйгурском автономном районе

Проблема терроризма по-прежнему не теряет актуальность для руководства Китайской Народной Республики (КНР) в свете сохраняющейся угрозы со стороны группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), которая привлекает в свои ряды уйгур (одно из 56 национальных меньшинств Китая), проживающих на территории КНР. Согласно информации китайского ежедневного издания China Daily официальный Пекин признает, что в настоящее время наблюдается возвращение террористов из зоны боевых действий. Журналисты китайского издания уделили данному вопросу значительное внимание, рассмотрев его в развернутой статье «Как США используют террористов в своих целях?», вышедшей 16 декабря. В издании отмечается, что подобная тенденция имела место после окончания боевых действий в Афганистане в 1989 году, первой чеченской кампании в России, после каждой из этих «волн» руководство КНР усиливало силовой компонент борьбы с террористической угрозой в китайском государстве. По китайским оценкам, к настоящему времени на участках государственной границы КНР с бывшими республиками СССР, Афганистаном и Пакистаном развернута система застав с современными электронными системами слежения, усовершенствована схема патрулирования и прикрытия государственной границы, увеличено количество и численность подразделений специального назначения в городах Синьцзян-Уйгурского Автономного Района (СУАР). Известно, что политика КНР, подразумевавшая переселение китайцев из центральных провинций и расселение уйгур по всей территории КНР для снижения концентрации мусульман в СУАР (сейчас в СУАР только 43% населения уйгуры) и репрессивные меры привели к тому, что уйгуры стали активно участвовать в «священной войне» против СССР в Афганистане, где они получили боевой опыт, который затем  использовали против частей и подразделений Народно-освободительной армии Китая (НОАК). По данным китайских источников, в настоящее время на территории КНР (в основном на территории СУАР) действуют следующие сепаратистские и террористические организации исламского толка: Исламское движение Восточного Туркестана (ИДВТ); Исламский спорт Восточного Туркестана (ИСВТ) – фактически «боевое крыло» ИДВТ; «Шоковая бригада» Исламской Республиканской Партии; Исламская партия Восточного Туркестана; Оппозиционная партия Восточного Туркестана; Исламская партия Аллаха; Организация освобождения уйгур; Исламские войны Аллаха; Международный комитет Восточного Туркестана; Организация освобождения Туркестана; Фронт освобождения Уйгурустана; Организация освобождения Уйгурустана; Объединенный национальный революционный фронт Восточного Туркестана; Организация освобождения СУАР; Движение за молодой и свободный Восточный Туркестан; «Джихад». По мнению китайских журналистов издания China Daily, уйгурские радикальные исламистские организации поддерживают связь с группировками из Африки («Боко харам») и Юго-Восточной Азии («Тигры освобождения Тамил Илама») Кроме того, уйгурские террористические организации, возникшие и действующие на территории КНР,  тесно взаимодействуют «Талибаном». По оценке китайских специалистов, около 1 000 боевиков Исламского движения Восточного Туркестана прошли обучение в лагерях и учебных центрах «Аль-Каиды» (запрещена в России) в Афганистане, Пакистане, Саудовской Аравии, Йемене, Омане, Великобритании, Франции. Известно, что тема притеснения мусульман-уйгуров в КНР уже несколько лет находится в центре мировой повестки. Известными случаями осуждения деятельности китайского государства в данном направлении стали заявления официальных представителей Турции и Катара. Малый процент осуждения со стороны зарубежных стран в последнее время объясняется весьма просто – Коммунистическая партия Китая (КПК) не оставляет без внимания ни одно официальное критическое высказывание в свой адрес. Так, например, заявлений мусульманских лидеров России по этому вопросу пока что не было раскручено в СМИ, поскольку отношения России с КНР для широкой общественности представляются дружественными, и мало кто решается на серьезную критику деятельности КНР в отношении мусульманского национального меньшинства китайского государства. По данным американских СМИ, в закулисных комнатах ООН дипломаты Китая демонстрируют большую готовность «напрячь мышцы» сглаживая «острые углы» в уйгурском вопросе. Октябрьская борьба за массовое интернирование в Китае уйгуров, мусульманского этнического меньшинства, говорит о том, насколько интенсивной стала эта борьба. Событие вовлекло Великобританию в ведущую роль в осуждении прав человека в Китае: представитель Великобритании в ООН Карен Пирс опубликовала заявление, подписанное 22 другими странами, включая Америку, в котором содержится призыв к беспрепятственному доступу ООН в лагеря для заключенных в дальнем западном регионе Китая, СУАР. Началась дипломатическая драка: китайские дипломаты убедили десятки авторитарных стран, в основном мусульманские на Ближнем Востоке, подписать встречное заявление, в котором восхваляли действия Китая в Синьцзяне как просвещенную попытку борьбы с терроризмом и искоренения религиозного экстремизма. По данным американских источников, китайские дипломаты сообщили австрийским коллегам, что если бы их страна подписала заявление Великобритании, правительство Австрии не получило бы землю, которую оно хотело, для нового посольства в Пекине. В любом случае австрийцы подписали. Китайские официальные лица отменили двустороннее мероприятие в Пекине с Албанией, другой из подписавших сторон. «Сегодня многие страны оказались под сильным давлением», — написал Джонатан Аллен, заместитель посла Великобритании в ООН , в день заявления. «Но мы должны отстаивать наши ценности и права человека». Таким образом, можно обоснованно утверждать, что усилия Китая охватывают широкий спектр деятельности ООН, от прав человека до вопросов, связанных с экономическим развитием. Как представляется, у КНР две основные цели: создать безопасное пространство для Коммунистической партии Китая, обеспечив, чтобы другие страны не критиковали ее правление. Другая цель Китая состоит в том, чтобы внести в документы ООН формулировку, отражающую язык лидера страны Си Цзиньпина – «проводить политику Китая в политике ООН». Представляется возможным утверждать, что в дельнейшем при возникновении критики в отношении притеснения уйгур в КНР, высокопоставленные китайские чиновники в ООН будут иметь все возможности акцентировать внимание мировой общественности на другой актуальной повестке. Отвращение президента Дональда Трампа к многосторонним институтам, таким как ООН, дало Китаю больше возможностей для маневра внутри данных структур. С тех пор, как Си Цзиньпин вступил в должность в 2012 году, Китай резко увеличила свои расходы в ООН: страна является вторым по величине донором после Америки как общего бюджета, так и миротворческого; председатель КНР также обеспечил руководящие должности своих дипломатов в нескольких органах ООН, включая базирующуюся в Риме Продовольственную и сельскохозяйственную организацию; следующем году страна войдет в состав Комиссии ревизоров в составе трех человек, которая следит за всеми счетами ООН.

 

Примечание:

China Daily («Чайна дейли») – китайская ежедневная общественно-политическая газета, которая издаётся компанией China Daily Group. Основана в 1981 году. Основной язык издания — английский. В настоящее время China Daily – это газета с самым большим тиражом на английском языке, которая издаётся в КНР (более 500 тысяч экземпляров). Главный офис находится в Пекине. Филиалы открыты во всех крупных городах Китая, а также в Нью-Йорке, Вашингтоне и Лондоне. Специальные выпуски газеты публикуются в США, Гонконге и Европе. С 2015 года начато распространение в странах Ближнего Востока (например, ОАЭ). Тираж газеты 170 тысяч экземпляров в США, 150 тысяч в Европе, 50 тысяч в странах БВ. С 2012 открылось африканское региональное издание, с 2013 – латиноамериканский еженедельник. Основные разделы печатного издания: международная политика, национальная политика КНР, экономика, спорт, путешествия. Издание принадлежит к медиагруппе China Daily Group. Аудитория China Daily Group (читателей как печатных изданий, так и цифровых медиаресурсов) составляет порядка 45 млн читателей, а мировой масштаб издания – 900 тысяч копий. В цифровом пространстве медиагруппа представляет собой 8 сайтов-кластеров, ряд приложений для смартфона и планшета, версии сайтов для смартфона, новостную рассылку.

55.5MB | MySQL:105 | 0,434sec