К итогам визита президента Турции Р.Т. Эрдогана в Малайзию. Часть 1

18 – 19 декабря 2019 года президент Р.Т.Эрдоган побывал в Малайзии на Исламском саммите в Куала-Лумпуре. Руководство Малайзии, очевидным образом, пытается создать свою собственную площадку исламского диалога, параллельную существующим платформам. К примеру, той же Организации исламского сотрудничества (ОИС).

Вообще, конкуренция среди центров силы в исламском мире заслуживает отдельных слов и анализа. В частности, та же Малайзия считается одним из лидеров в сфере исламской экономики, в первую очередь, исламского банкинга.

С другой стороны, мы уже писали не раз о том, что Р.Т.Эрдоган придает большое значение своим выступлениям на международных мусульманских площадках, с которых он может обращаться к единоверцам по всему миру. Так, мы недавно писали о саммите НАТО в Лондоне, который был использован турецким лидером для того, чтобы обратиться не только к местной турецкой диаспоре, но и ко всем мусульманским диаспорам Великобритании.

В ходе своих подобных выступлений, Р.Т.Эрдоган пытается представать в качестве одного из главных голосов мусульман в мире, который отстаивает не просто интересы Турции на мировой арене, но и интересы всех мусульман.

Излюбленными тезисами турецкого лидера являются наличие в мире «исламофобии», когда мусульмане по всему миру преследуются за свои религиозные убеждения. Р.Т.Эрдоган постоянно говорит о том, что «исламофобию» необходимо приравнять в мире к антисемитизму и предусмотреть уголовное наказание за пропаганду этих взглядов.

Ещё одним моментом, который чуть ли не впервые прозвучал от турецкого лидера на саммите НАТО в Лондоне, является так называемый «культурный расизм».

Речь идет о том, что западные страны принимают различные программы, направленные на адаптацию прибывающих к ним переселенцев, исповедующих ислам. В этом, в общем-то, естественном желании принимающей страны видеть в иммигрантах приемлемые для них ценностные установки (не говоря уже об отсутствии каких-либо проявлений радикализма – В.К.), турецкий лидер усматривает насильственные меры по изменению их национальной и религиозной идентичности, с заменой на чуждые им западные ценности.

Так что, от турецкого лидера регулярно звучит призыв к турецкой зарубежной диаспоре: во-первых, сохранять турецкий паспорт и становиться лицом с двойным гражданством (чем больше гражданств – тем лучше, как неоднократно заявлял турецкий лидер – В.К.), но, при этом и во-вторых, не забывать своих корней, языка, регулярно приезжать домой в Турцию и даже привозить в Турцию своих зарубежных друзей, выступая в качестве, своего рода, амбассадора страны за рубежом. Для того, чтобы за рубежом турки не забывали о своей идентичности в зарубежных странах активно работают турецкие дипломатические учреждения, Управление по делам зарубежных турок и родственных народов, а также различные НКО.

Хотя, подчеркнем, что понятие «культурный расизм» турецкий лидер распространяет не только на своих соотечественников, проживающих за рубежом, но и на всю мусульманскую диаспору, выступая с различных международных площадок.

Ещё одной мишенью для турецкого лидера является широко используемый термин «исламского террора». Как не устает повторять с каждой доступной ему площадки Р.Т.Эрдоган (и, вслед за ним, турецкие руководители – В.К.), ислам – мирная религия, а у терроризма – нет религиозного лица. Впрочем, когда же надо «перевернуть этот тезис» и обратить его в сторону той же Европы, где нарастают правые движения, Р.Т.Эрдоган вспоминает о Брейвике или о террористических атаках в Новой Зеландии. И даже вводит понятие «христианского терроризма».

Разумеется, это делается не в надежде на то, что в оборот войдет «христианский терроризм», а на то, что всем станет абсурдность термина «исламский террор». Как, допустим, Р.Т.Эрдоган, после прохождения через Сенат законопроекта о событиях 1915 года как «геноцида армянского народа», заговорил о том, что Турция готовится признать «геноцид индейского народа».

Кроме всего изложенного выше, Р.Т.Эрдоган оперирует статистическими данными о притеснениях мусульман по всему миру – теми, в частности, которые ежегодно издаются в виде сборников «Исламофобия» со стороны Фонда политических, экономических и социальных исследований, базирующегося в Анкаре (SETAV). Помимо этого, турецкое руководство пристально следит за текущей мировой повесткой и все, что, мало-мальски, имеет отношение к притеснениям мусульман за рубежом, неизменно подсвечивается Р.Т.Эрдоганом в своих выступлениях.

К чему мы все это говорим? – Турция пытается одновременно усидеть на очень многих стульях, одним из которых является имидж страны выразительницы мнения и проблем мусульманского мира. В общем-то, это – достаточно логично, с учётом того, что ислам – самая быстро развивающаяся религия в мире, а, следовательно, турецкое руководство делает «правильную ставку».

На международных площадках, Р.Т.Эрдоган предстает лидером мирового уровня, который, благодаря потенциалу Турецкой Республики как крупного политического и экономического игрока, а также благодаря своей личной харизме одного из самых влиятельных политиков современности, претендует на то, чтобы стать выразителем мнения всего исламского мира. При этом, как в Турции Р.Т.Эрдоган работает на простое население, так и в том же арабском мире он апеллирует к «арабской улице».

Надо сказать, что общение с простыми людьми (а не с «яйцеголовыми умниками» — В.К.) – это несомненный конек Р.Т.Эрдогана. Однако, он также любит бывать за рубежом, чтобы на различных площадках продвигать свой образ и зарабатывать очки за рубежом. Поэтому не случайно, допустим, то, что в Лондоне его программная речь прозвучала именно что перед местной мусульманской диаспорой.

И, вообще, все, что в мире происходит с приставкой «исламский» и проходит на достаточно высоком уровне заслуживает и внимания турецкого лидера. Так что, неудивительно, что Р.Т.Эрдоган побывал в Малайзии на саммите в Куала-Лумпуре, который уже успел вызвать раздражение в той же Саудовской Аравии, которая усмотрела в проведении мероприятия атаку на свои лидирующие (по их мнению – В.К.) позиции в исламском мире и использовала все свое влияние для того, чтобы не допустить появления и других ключевых игроков исламского мира в малайзийской столице (одной из таких стран, которые в итоге под саудовским давлением не показались в Малайзии, стал Пакистан – В.К.).

Обратимся к тому, как прошел визит в Малайзию для турецкого лидера.

18 декабря с.г. в аэропорту Куала-Лумпура Р.Т.Эрдогана встречал министр здравоохранения страны Дзулкефлай Ахмад (Dzulkefly Ahmad), чрезвычайный и полномочный посол Турецкой Республики в Малайзии Мерве Каякчи с главой Управления по оборонной промышленности Исмаилом Демиром. В поездке турецкого лидера сопровождали: его супруга Эмине Эрдоган, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, министр казначейства и финансов Берат Албайрак (зять президента – В.К.), министр внутренних дел Сулейман Сойлу, министр национальной обороны Хулуси Акар, министр промышленности и технологий Мустафа Варанк, а также прочие официальные лица и представители частного бизнеса.

Отметим несколько немаловажных обстоятельств.

Во-первых, встреча в аэропорту со стороны министра здравоохранения Малайзии – это, конечно, «дауншифтинг» для турецкого лидера.

Во-вторых, симптоматично, что в аэропорту турецкую делегацию встречал глава турецкого же Управления по оборонной промышленности – из чего можно понять, что им проводилась в Малайзии предварительная работа перед приездом президента страны.

Собственно, исходя из перечня тех документов, которые были подписаны между турецкими и малазийскими компаниями оборонно-промышленного комплекса под саммит в Куала-Лумпуре, можно сказать, что предварительная работа при участии турецкого руководителя была проведена не зря (но об этом скажем несколько слов чуть позже- В.К.).

Находящийся в Куала-Лумпуре Р.Т.Эрдоган, в ходе своего визита, встретился с премьер-министром Малайзии Махатхиром Мохамадом. По итогам встречи, в присутствии лидеров двух стран было подписано 15 соглашений.

В числе подписанных документов, следует упомянуть следующие.

Прежде всего, сторонами было подписано Межправительственное турецко-малайзийское соглашение о сотрудничестве в сфере науки и технологий. Это соглашение, с турецкой стороны, было подписано министром промышленности и технологий Мустафой Варанком. С малайзийской стороны, документ был скреплен подписью министра энергетики, науки, технологии, окружающей среды и изменения климата Йео Би Йином (Yeo Bee Yin).

Однако, самым насыщенным получилось подписание сторонами документов в оборонно-промышленной сфере. Турецкие и малайзийские компании, работающие в сфере ОПК, подписали четырнадцать Меморандумов о намерениях.

Перечислим их:

  1. Меморандум о намерениях между BAYKAR Makina и TEGAC по развитию производства беспилотного летательного аппарата.
  2. Меморандум о намерениях между TİSAŞ и KOP Mantap по производству оружия и оборудования.
  3. Соглашение о неразглашении между İstanbul Denizcilik A.Ş. и судоверфью Bousteat в связи с совместной работой по проекту создания многоцелевого вспомогательного судна (MRSS) и подачей технико-коммерческого предложения (такие соглашения подписываются в тех случаях, когда заключающие его стороны ещё не связаны полноценными партнерскими отношениями, но уже собираются совместно участвовать в различных конкурсных процедурах по выбору подрядчика того или иного проекта; соответственно, на этом этапе между ними происходит обмен информации, который нуждается в юридической защите от разглашения третьим лицам – В.К.).
  4. Меморандум о намерениях между İstanbul Denizcilik A.Ş. и консорциумом KITeMM, образованным 9-ю фирмами – подрядчиками по сотрудничеству в малайзийских проектах по строительству кораблей, их ремонту и технической поддержке.
  5. Соглашение о сотрудничестве между İstanbul Denizcilik A.Ş., Университетом Куала-Лумпура, Советом по технологиям (TDA) и (компанией) SEFT по разработке проекта местного многоцелевого корабля.
  6. Соглашение о совместной работе между HAVELSAN и BHIC ADT в сфере программного обеспечения и интеграции системы управления военными действиями для кораблей ВМФ Малайзии (модернизация и разработка новой программной платформы – В.К.).
  7. Меморандум о взаимопонимании между HAVELSAN и AR Eastern в сфере интеграции систем воздушного управления восточного и западного регионов, создания запасной системы и удовлетворения нужд ВВС Малайзии в сфере программного обеспечения для управления, контроля, наблюдения, компьютерной разведки и обнаружения.
  8. Меморандум о намерениях между HAVELSAN и BIT по проекту Сухопутных войск Малайзии в сфере (создания) Центра тактических операций кибербезопасности.
  9. Меморандум о намерениях между HAVELSAN и АМР Group по проекту системы радарного наблюдения за побережьем.
  10. Меморандум о намерениях между Altınay и Университетом национальной обороны Малайзии в сфере разработки тактического беспилотного летательного аппарата.
  11. Меморандум о намерениях между Nurol Makina и Nadi Corp. в сфере производства наземных машин.
  12. Меморандум о намерениях между ASELSAN и Sapura в сфере трансфера технологии беспроводной связи и соответствующего программного обеспечения.
  13. Меморандум о намерениях между TUYAR и Silterra в сфере производства микроскопов.
  14. Меморандум о намерениях между Yonga Teknoloji и Silterra в сфере производства микроскопов.

Заметим, что неслучайно такое количество меморандумов, пусть и не обязывающих, как следует из статуса подписанных документов, заключено именно в сфере оборонно-промышленного комплекса. В Турции начинается эра ОПК, которая сопровождается десятикратным увеличением числа компаний, вовлеченных в эту отрасль и трехкратным увеличением экспорта этой продукции. И все это — буквально за последние пять-шесть лет. Акценты в Турции, заметным образом, смещаются в сторону от ставших уже привычными инфраструктурных и энергетических проектов.

Причем, за деятельностью компаний турецкого ОПК стоит пристально следить ещё и с учетом того, что две из них — Aselsan и TAI — вошли в сотню крупнейших мировых производителей вооружений по итогам 2018 года.

Также, по документам, подобным тем, что были подписаны в Малайзии, достаточно удобно следить за текущим направлением развития турецкого оборонно-промышленного комплекса и за его растущим потенциалом.

Итак, с какими же тезисами выступил на саммите в Куала-Лумпуре президент Турции Р.Т.Эрдоган? — Приведем основные моменты, прозвучавшие от турецкого лидера на церемонии открытия мероприятия.

Прежде всего, турецкий лидер выразил энтузиазм по поводу выступления на саммите в Куала-Лумпуре, который, в первый раз, проходит при лидирующей роли Малайзии. Р.Т.Эрдоган поблагодарил принимающую сторону и лично премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада за приглашение и за гостеприимство. Отметим, что, поддержав мероприятие в Малайзии, турецкое руководство, в очередной раз, противопоставило себя другому лагерю исламского мира – в частности, Саудовской Аравии и ОАЭ.

Выразив пожелание, чтобы саммит в Куала-Лумпуре способствовал благосостоянию уммы путем укрепления солидарности стран-участниц, президент Р.Т.Эрдоган отметил, что в ходе мероприятия будут оценены возможности сотрудничества в областях устойчивого развития, безопасности и обороны, торговли и инвестиций, технологий и интернета.

Президент Эрдоган отметил, что у участников саммита будет возможность свободно поговорить по многим вопросам — от враждебности к исламу и терроризма до внутренних конфликтов, межконфессиональных и этнических столкновений. Как отметил турецкий лидер: «Мусульманское население составляет 1,7 млрд человек, что есть приблизительно четверть мирового населения. Мы рассмотрим положение исламского мира, возможности, потенциал роста и, разумеется, те барьеры, которые препятствуют реализации этого потенциала. Я заранее выражаю благодарность, каждому своему брату, который поделился и поделится с нами своими идеями касательно строительства более сильного, процветающего и независимого, с экономической точки зрения, исламского мира».

Президент Эрдоган подчеркнул, что самая большая проблема платформ, на которых собираются исламские страны, — это отсутствие практической реализации принятых решений.

Также турецкий лидер заявил: «Если мы не достигаем прогресса в палестинском вопросе, если мы не можем предотвратить эксплуатацию наших ресурсов, если мы не можем предотвратить разделение нашей географии по конфессиональному признаку, причина является именно этой. В противном случае, исламский мир — не слаб, не слаб и не беспомощен. Нет никакой разницы между мусульманами и их конкурентами с точки зрения ресурсов, населения и географического положения. На самом деле, во всех этих областях исламский мир находится в гораздо лучшем положении по сравнению с другими странами».

Продолжаем цитировать турецкого лидера: «Невзирая на десятки возможностей, дарованных нам Аллахом, невзирая на нефть, население, природные ресурсы, по-прежнему, большинство мусульман борется с голодом, нищетой и невежеством. И поскольку это происходит именно таким образом, мы сами должны выявить в самих себе… Было бы упрощением обвинять других в наших собственных ошибках. Мусульмане в последние два столетия столкнулись с многими бедами. Но, вместо того, чтобы открыто посмотреть на них, они начали упрощать. Я верю, что мы будем осуществлять изменения и занимать лидирующие позиции ровно настолько, насколько будет преобразовывать нашим решения в их практическую реализацию».

52.69MB | MySQL:103 | 0,452sec