Турция: о критике экспертного сообщества проекта Стамбульского канала

Еще до попытки военного переворота 2016 года заявления властей о строительстве Стамбульского канала вывели на передний план дискуссии об экологической судьбе Стамбула и Черного моря. В результате самый мощный отпор проект Стамбульского канала получил среди ученых-экологов. Наиболее авторитетные из них — Кемаль Сайдам, Эмин Орзой и др. — утверждали, что канал способен изменить разницу уровней моря между Средиземноморским, Черным и Мраморным морями, создавая, таким образом, угрозу нарушения водного баланса в регионе. Черное море было бы «средиземноморьезировано», поскольку соотношение соли в нем могло резко возрасти – иными  словами, потеряло бы свою уникальную флору и фауну.[i] При этом тот же профессор Сайдам, много лет посвятивший изучению Босфора, не был привлечен даже для консультации, поскольку  турецкое правительство опасалось, что  независимая экспертиза поставит под угрозу саму идею проекта. У турецкого общества были лишь отрывочные сведения о том, что будет представлять собой Стамбульский канал, так как чиновники предпочитали об этом не распространяться.

По мере развития дискуссий становилось ясно, что правительство представило проект в явно «сыром» виде. В 2014 году реализация проекта Стамбульского канала была приостановлена. Мощная общественная критика заставила власти прислушаться к мнению независимых экспертов. Неудача Партии справедливости и развития на парламентских выборах 7 июня 2015 года должна была если не похоронить, то, по крайней мере, заморозить «безумный и блистательный» проект Эрдогана. Однако ситуация для критиков Стамбульского канала резко осложнилась после попытки военного переворота 15 июля 2016 года. Потенциальное экологическое воздействие проекта с этого времени  стало наименее обсуждаемым вопросом в турецких средствах массовой информации. Ряд острых публикаций о проекте Эрдогана вообще исчез со страниц турецкой печати, например, статьи журналистки газеты Hurriyet Daily News Гилы Бенмайор, одного из наиболее активных критиков проекта Стамбульского канала.

В то же время ограничение гражданских свобод даже усилило общественную позицию, которая просто переместилась на низовой уровень.  Особенно сильно протестное экологическое движение в Черноморском регионе Турции, поскольку значительная часть проектов сосредоточена именно там. Еще в феврале 2016 года жители г. Артвин (юго-восточное побережье Черного моря) заблокировали  дороги, пытаясь предотвратить возведение гидроэлектростанций. Протестующие поставили палатки, развернули транспаранты. Для их разгона власти были вынуждены применить слезоточивый газ. Митинг в Артвине получил от Эрдогана наименование «младшего Гези» — по аналогии с приведшими к политическому кризису событиями в стамбульском парке Гези в 2013 году[ii]. Демонстрантам удалось отсрочить реализацию проектов, однако уже в том же году Верховный суд Турции отклонил их требования о запрете строительства.

Помимо экологов другой лагерь критиков проекта — урбанисты. Они указывают на то, что Стамбул уже представляет собой мегаполис, зажатый между двумя морями, и если превратить его в остров, то изолированный водой Стамбул, хотя и не сможет расти территориально, но прирост населения это не остановит. Это неизбежно приведет к проблемам, характерным для перенаселенных городов: пробкам и дефициту жилья, знакомым Стамбулу и в наши дни[iii]. В 2017 году один из активистов экологического движения в Турции, председатель стамбульского филиала Палаты архитекторов и проектировщиков Акиф Бурак Атлар утверждал, что архитекторы, работающие в госучреждениях, прекрасно осведомлены о проблемах городского развития Стамбула, но боятся открыто высказать свое мнение, поскольку «любая критика может стоить им их работы. После прошлогоднего неудачного переворота в результате чисток было уволено около 150 человек. Любое рациональное планирование, направленное против интересов правительства, теперь воспринимается как акт оппозиции»[iv].  В связи с этим, накануне муниципальных выборы в Турции 31 марта 2019 года  независимый исследователь Джейхан Байсал отмечала, что «экономика Турции работает только с помощью секторов строительства и недвижимости. Властям нужен канал, чтобы напомнить об экономике, особенно перед предстоящими выборами. Это проект века, и Эрдоган вписывает в него свое имя и идеологию роста и развития»[v].

Что касается самого Стамбульского канала, то к моменту объявления окончательного варианта его пути (15 января 2018 года), для проверки сейсмической устойчивости нового маршрута были произведены «пилотные» раскопки. По словам министра транспорта и морских коммуникаций Ахмета Арслана, на проведение разведочных работ было получено одобрение специалистов таких ведущих университетов Турции, как Стамбульский технический университет (ITÜ), Университет Богазычи (Bogazıçı), Ближневосточный технический университет (ODTÜ) и Университет Гази (Gazi), а также международных экспертов, с которыми руководители проекта работают в тесном контакте.

Однако одни лишь уверения об экологической экспертизе проекта не удовлетворяют противников Стамбульского канала, имеющих все основания сомневаться в объективности экспертизы официальных научных центров Турции, поскольку именно сфера высшего образования и интеллектуальные центры страны приняли на себя самый сильный удар после неудавшегося путча [vi]. На посвященной проекту «Стамбульский канал» пресс-конференции 7 марта 2019 г. председатель союза Палат турецких инженеров и архитекторов (TMMOB) Эмин Корамаз заявил, что «многочисленные результаты планирования, научных исследований и исследований, полученных сотнями ученых и специалистов, университетов, профессиональных палат, государственных учреждений и организаций в Стамбуле и Мраморноморском регионе, были проигнорированы; обсуждения и предположения, которыми пытаются узаконить канал “Стамбул”, не носят научного характера»[vii]. У специалистов есть весомые основания так говорить, поскольку при разработке проекта правительство практически не учитывает мнение независимых экспертов.

          Таковы в целом на сегодняшний день взаимоотношения власти и турецкого экспертного сообщества. Не исключено, что опасения турецких экологов преувеличены[viii], однако именно закрытость проекта Стамбульского канала с самого начала вызвала опасения турецкого экологического сообщества. Еще большую оппозицию вызвали ограничения, введенные после событий 15 июля 2016 года. Стремление Реджепа Тайипа Эрдогана, во что бы то ни стало реализовать проект, сделали невозможным (или, по крайней мере, сильно затруднили) его критику на общенациональном уровне, исключив тем самым независимую экспертизу проекта. В настоящее время ситуация изменилась. Перенос сроков окончания строительства Стамбульского канала на 2025 г. окончательно исчерпал  его политический концепт. Избрание же  мэром Стамбула кандидата от Народно-Республиканской Партии молодого и харизматического Экрема Имамоглу, не раз заявлявшего о своей оппозиции проекту, еще более усилит лагерь противников любимого детища Эрдогана.

[i] Benmayor G. Kanal İstanbul, at all costs // Hurriyet Daily News. 21.05.19. URL: http:// www. hurriyetdailynews.com/ kanal-istanbul-at-all-costs-.aspx?pageID= 449&nID= 47238& News CatID=402

[ii] Rios L. Making Room for Nature in Erdogan’s Istanbul // Citylab. 25.07.2017. URL: https://www.citylab. com/equity/2017/07/making-room-for-nature-in-erdogans-istanbul/534678/

[iii] Gürtler K. Trees versus Concrete: Deforestation in the North Bosphorus Region and Civil Society Responses // Heinrigh.Böll.Istanbul.Turkei. 25.04.2016. URL: https://tr.boell.org/de/2016/04/15/trees-versus-concrete-deforestation-north-bosphorus-region-and-civil-society-responses

[iv] CHP EU Representation. Suez, Panama… Istanbul? Turkey’s Grand Canal plan // PoliticoPro. 20.11.2017. URL: https://chpbrussels.org/2017/11/20/suez-panama-istanbul-turkeys-grand-canal-plan-politico/

[v] Franchineau H. Erdogan’s Kanal Istanbul may save ships from crashing but critics say it’s “a real estate project” and environmental hazard // South China Morning Post. 03.06.2018. URL: https://www.scmp.com/news/world/europe/article/2149028/erdogans-kanal-istanbul-may-save-ships-crashing-critics-say-its

[vi] Шлыков П. В. Проблема консолидации власти в Турции: до и после попытки  военного переворота в июле 2016 г. // Труды Института востоковедения РАН. Вып. 5. М., 2017. С. 404–411

[vii] Route of contentious Kanal Istanbul project finalized // Hurriyet Daily News 06.12.2017. URL: http://www.hurriyetdailynews.com/route-of-contentious-kanal-istanbul-project-finalized-123664

[viii] «Сумасшедший» проект Эрдогана. Зачем Турции дублер Босфора? Россия 24 // Вести. Ру. 25.08 2018. URL: https:// www.youtube.com/ watch? v= rL6TLR3 _gwc

55.87MB | MySQL:105 | 0,505sec