Израильские эксперты об угрозе иранским интересам в Ираке

Израильские СМИ на протяжении более двух месяцев  освещают беспорядки в Ираке, накал которых стал самым высоким за последние годы. Согласно The Times of Israel, беспрецедентное протестное движение вызвано тем, что Иран контролирует политический процесс в Багдаде. На данном этапе «иракские активисты наносят болезненный удар по Ираку с помощью бойкота товаров».

Отмечается, что Тегеран оказывает огромное влияние на Ирак с тех пор, как в 2003 году в результате вторжения под руководством США, был свергнут диктатор Саддам Хусейн. Иранское влияние распространилось и на торгово-экономическую сферу: экспорт из Ирана в Ирак в 10 раз превышает экспорт в обратном направлении. Под лозунгом «пусть они гниют», иракские протестующие требуют массовых политических перемен и избегают всего иранского – от фруктов до сладких напитков. Тем самым они надеются способствовать созданию рабочих мест в стране, в которой каждый четвертый молодой человек безработный. По их мнению, бойкот может помочь возродить отечественную промышленность, пострадавшую от периодических войн на протяжении сорока лет, десятилетий санкций при С.Хусейне и неэффективной политики правительства после вторжения американцев[i].

В местах протеста организуются открытые рынки, где патриотически настроенным гражданам предлагаются товары с маркировкой «Сделано в Ираке».

Как отмечает The Times of Israel, больше Ирана в Ирак экспортирует только Турция. Иранские товары включают автомобили, молочные и свежие продукты, на общую сумму около 9 млрд долларов (8,1 млрд евро) в год. Ирак является вторым крупнейшим производителем нефти в картеле ОПЕК, но более половины всех доходов распределили нечестные политики и их приспешники при последних администрациях. Частный сектор практически отсутствует, промышленность развалена, а торговый баланс без учета нефти находится в большом дефиците. Многочисленные фабрики, которые закрылись во время торгового эмбарго 1990-х годов или из-за войны (с «Исламским государством» с 2014 по конец 2017 года), уже больше не возобновили производство.

Иракские экономисты предупреждают, что заводы не могут удовлетворить национальный спрос. «Либо они слишком малы, либо они не приносят прибыли», потому что нет частного сектора для удовлетворения основных потребностей 40 млн иракцев. Поэтому почти все товары в Ираке импортируются.

Отмечается, что если бойкот иранских товаров будет набирать обороты, основным бенефициаром станет вовсе не иракская промышленность, а скорее всего Турция, Саудовская Аравия и Иордания. Амман недавно подписал соглашение с Багдадом об освобождении от налогов на экспорт некоторых товаров, тогда как местные производители требуют от государства в целях защиты резко увеличить налоги на импорт. Они жалуются, что не могут конкурировать с Ираном, чей экспорт получил импульс от валюты, находящейся в состоянии свободного падения с тех пор, как США в прошлом году ввели антииранские санкции.

Продолжающиеся народные протесты в Ираке отражают неприятие обществом крайне коррумпированной политической системы, которая не способна продвигать изменения и реформы, а также сильное влияние Ирана на политический процесс в Ираке. Отмечается, что политики Ирака и руководство Ирана прекрасно понимают, что протесты представляют собой очень серьезную угрозу внутренней стабильности Ирака. Тем не менее, на данном этапе ни Багдад, ни Тегеран похоже, не готовы идти на уступки протестующим. Их требования угрожают как будущему иракской политической элиты, так и иракским активам, приобретенным иранцами, и тем самым представляют существенный риск для основных компонентов стратегии безопасности Ирана[ii].

По мнению экспертов Института исследования национальной безопасности (Institute for national security studies, INSS) Тель-Авивского университета, иракцы вышли на улицы в знак протеста против политической коррупции, невнимания властей к экономической ситуации, высокого уровня безработицы и участия Ирана в делах Ирака. Несмотря на то, что в результате беспорядков и столкновений с иракскими силами безопасности и шиитскими ополченцами, связанными с Ираном, погибло несколько сотен человек и около двадцати тысяч были ранены, акции протеста продолжаются, и на данный момент не существует решения, которое могло бы удовлетворить протестующих и обеспечить спокойствие на улицах страны. Не помогла даже отставка премьер-министра Аделя Абделя Махди, который возглавлял недавно сформированное технократическое правительство.

Согласно экспертам INSS, неприятие в иракском обществе вызывает коррумпированная политическая система, которая не способна продвигать изменения и реформы. По их мнению, коалиция, созданная после выборов в мае 2018 года в составе двух конкурирующих шиитских блоков, не смогла продвинуть решения социально-экономических проблем. Более того, усилия Тегерана по проникновению в экономику Ирака, особенно в свете санкций США против Ирана, только усилили накал антииранских протестов. На сегодняшний день иракская улица требует изменений в политической системе, созданной в стране после свержения С.Хусейна, и, в частности, замены всей нынешней политической элиты. В Ираке премьер-министр является шиитом, и в последние два десятилетия кандидатами на этот пост были представители шиитских политических партий. Сегодня протестующие требуют того, чтобы стать частью процесса принятия решений. Они дали понять, что будут поддерживать только такого лидера, который не связан с нынешними центральными политическими силами и не имеет связей с Ираном. Очевидно, что ему придется действовать быстро для продвижения политических реформ и проведения свободных демократических выборов.

При этом эксперты INSS напоминают, что изначально протесты были направлены в первую очередь против иракского политического истеблишмента, но со временем все отчетливее стали проявляться антииранские настроения по всему Ираку, в том числе в шиитских регионах. Во время протестов раздавались антииранские лозунги и были нападения на иранские консульства в Кербеле и Наджафе. Антииранская тема также прослеживается в часто встречающемся среди протестующих лозунге «Мы хотим родину», что означает желание освободить Ирак от иностранного, т.е. иранского, вмешательства. Претензии к Тегерану заключаются в том, что он вмешивается во внутренние дела Ирака и манипулирует иракскими политиками, которые, в свою очередь, обвиняются в политической коррупции. «Нью-Йорк Таймс» недавно опубликовала документы, якобы относящиеся к Министерству иностранных дел Ирана, которые содержат информацию о связях иракских высокопоставленных политиков сТегераном.

Израильские эксперты сомневаются, что парламент Ирака, состоящий из конкурирующих блоков, в ближайшее время сможет прийти к согласию по кандидатуре на пост премьер-министра страны. Но даже если это произойдет, вряд ли их выбор станет приемлемым для участников беспорядков. Все претенденты, которых конкурирующие политические силы выдвигали до сих пор, являются представителями старых элит. Аятолла Али ас-Систани, духовный лидер иракских шиитов, призвал к новым выборам, заявив, что это единственный выход из нынешнего политического тупика.

Израильские эксперты полагают, что в настоящее время Тегеран сталкивается с необходимостью корректировки политики в соответствии с новой ситуацией в Ираке, которая явно угрожает иранским интересам, продвигаемых Касемом Сулеймани, командующим «Аль-Кудс», спецподразделением  Корпуса страже исламской революции (КСИР). По их мнению, с точки зрения Ирана, способность контролировать события в Ираке является фундаментальным компонентом иранской стратегии безопасности. В последние годы Тегеран прилагает огромные усилия для расширения своего экономического, культурного и религиозного влияния в Ираке, используя при этом способность маневрировать среди шиитских группировок страны и полагаясь на своих союзников среди шиитских боевиков, которых иранцы обучали и вооружали для борьбы с «Исламским государством» (ИГ, запрещенным в РФ).

Шиитским ополченцам удалось закрепиться в качестве ведущей политической силы на последних выборах в Ираке благодаря их боевым успехам и статусу, который они приобрели с помощью Ирана. Эти процессы, по мнению экспертов INSS, происходят на фоне снижения мотивации США к участию в делах Ирака и ослабления политического влияния на Багдад. Хотя Соединенные Штаты сохраняют военное присутствие в этой стране, у них мало средств для противодействия Ирану.

Более того, отмечают израильские эксперты, в Тегеране опасаются, что протесты в Ираке могут повлиять на чувствительную внутреннюю ситуацию в самой Исламской Республике. В ноябре с.г. по Ирану прокатились самые серьезные за последние годы беспорядки, которые начались из-за повышения цен на топливо и были жестко подавлены властями; не обошлось без большого количества жертв, раненых и арестованных. Протесты прошли также в Ливане, и хотя там не было таких проявлений антииранских настроений, как в Ираке, безусловно, есть опасения, что эти события окажут влияние на внутреннюю стабильность в стране, даже если статусу «Хизбаллы», главного союзника Ирана в Ливане, ничего не угрожает.

На данном этапе израильским экспертам представляется, что иранское руководство намерено занять жесткую позицию в отношении ситуации Ираке, включая отправку сил иранского ополчения «Басидж» и, возможно, также КСИР, для подавления протестов. Тегеран вовлечен в иракский политический процесс для обеспечения соответствия любых принимаемых решений его собственным интересам в этой стране. Именно в этом контексте они предлагают рассматривать частые на протяжении последних месяцев визиты Касема Сулеймани в Ирак. Иранский генерал, по их мнению, лично оказывает влияние на выбор следующего премьер-министра Ирака. Его усилия в первую очередь направлены на противодействие Муктаде ас-Садру, видному иракскому шиитскому религиозному деятелю и лидеру крупнейшего блока в иракском парламенте, который возглавляет борьбу с коррупцией и является явным сторонником протестующих. В декабре его дом был обстрелян посредством БПЛА, и, похоже, также была попытка убийства его сына. На данный момент, даже после того, как стало известно, что М.ас-Садр почти свернул свою деятельность в Ираке и переехал в иранский город Кум, где он преподает, его силы на местах продолжают защищать протестующих от шиитских боевиков. В то же время, обстрелу подверглось здание американского посольства в Багдаде, и хотя обошлось без жертв, госсекретарь США Майк Помпео предупредил Иран о серьезных последствиях, в случае, если американским силам будет нанесен какой-либо ущерб.

Сочетание различных угроз иранским интересам, решимость протестующих и отсутствие практического решения проблемы обостряют  иранскую дилемму в отношении происходящих событий. Иранский режим полон решимости не допустить ситуации, при которой беспорядки на иракских улицах приведут к утрате достигнутых им позиций, включая лиц, которых иранцы продвигали и поддерживали в течение многих лет. С другой стороны, более активное участие Ирана, в том числе путем прямого и насильственного подавления протестов, только мобилизует оппозицию и может поставить Ирак на грань гражданской войны. Такой сценарий сыграет на руку ИГ, которое попытается объединиться с антииранскими группировками и тем самым еще более усугубит ситуацию.

Поэтому, заключают израильские эксперты, на данный момент Иран осторожен в своих действиях, продолжая попытки повлиять на события, непосредственно не вмешиваясь в подавление протестов. Тем не менее, чем дольше они будут продолжаться, и, разумеется, если они усилятся, Тегерану придется расширить свое участие, а значит подвергнуть себя гораздо большему риску, чтобы предотвратить сценарии, которые могут нанести прямой ущерб иранским интересам в Ираке.

[i]                      Iraqi protesters proudly boycott Iranian goods as anger simmers // The Times of Israel. 25.12.2019 — https://www.timesofisrael.com/iraqi-protesters-proudly-boycott-iranian-goods-as-anger-simmers/

[ii]                     Political Instability in Iraq: A Serious Threat to Iran’s Interests // INSS. 24.12.2019 — https://www.inss.org.il/publication/political-instability-in-iraq-a-serious-threat-to-irans-interests/?offset=0&posts=2281

55.93MB | MySQL:105 | 0,513sec