Оценки китайских специалистов состояния и перспектив развития экономики Исламской Республики Иран в условиях санкций. Часть 1

Китайские обозреватели изданий по экономической тематике отмечают, что за последние годы США и их союзники активно используют санкции для давления на другие страны во всех случаях, когда военное решение конфликта неприемлемо или нежелательно, а дипломатия – неэффективна. Примером наиболее полного применения мер санкционного воздействия со стороны Соединенных Штатов Америки стала Исламская Республика Иран (ИРИ). Поскольку данная статья посвящена результативности воздействия санкций, введенных США в отношении ИРИ, под экономическими санкциями понимается трактовка, принятая в научном и деловом обороте США, – «коммерческие и финансовые ограничения, налагаемые одной или несколькими странами против целевого самоуправляющегося государства, группы лиц или отдельного лица для достижения целей внешней политики и национальной безопасности». Возможность иных трактовок и необходимость их критического сопоставления автором не игнорируется, но применительно к тематике статьи не рассматривается. Так, в декабрьском номере китайского периодического издания «Цзинцзи чжоукань» («Экономический обозреватель») отмечается, что впервые инструмент санкций против Ирана был использован в 1979 г. после Исламской революции. Иранское руководство постоянно стремилось использовать разнонаправленные способы снижения эффективности санкционного воздействия с неочевидными результатами. В начале 2000-х снижение напряженности между США и ИРИ привело к снятию ряда санкций. С 2004 г. основным источником взаимной напряженности между Ираном и Соединенными Штатами стала иранская ядерная программа, в результате чего в 2004-2005 гг. США наложили санкции на иранское научное сообщество и ввели персональные санкции против иранских банков, компаний и физических лиц. В 2006 г. СБ ООН отреагировал на иранскую ядерную программу введением резолюцией № 1737 следующих санкций: заморозка финансовых активов лиц, связанных с этой программой, эмбарго на экспорт товаров, технологий и услуг, связанных с атомной энергетикой, рекомендациями по проверке иранского морского и воздушного транспорта на предмет ввоза санкционного груза, эмбарго на поставку в Иран вооружений, а также продукции двойного назначения. С 2006 г. США расширяли свои собственные санкции, выразившиеся, в том числе, в блокировке отношений с иранскими банками, через посредство которых осуществлялось поступление в страну нефтедолларов. В 2010 г. был принят закон о всеобъемлющих санкциях в отношении Ирана (CISADA), устанавливающий ограничения со стороны США против любой компании, инвестировавшей в энергетический сектор страны более 10 млн долл. США. В конце 2011 г. Соединенные Штаты ввели ограничения в отношении иностранных финансовых организаций, которые сознательно ведут или содействуют осуществлению значимых финансовых операций с Ираном. В 2012 г. ЕС заморозил активы Центрального банка Ирана (ЦБИ), наложил запрет на торговлю драгоценными металлами и алмазами, ввел эмбарго на импорт иранской нефти, что оказало существенное влияние как на мировые рынки сырья, так и на экономику Ирана. Страна была отключена от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей (SWIFT). Иран пытался перейти к расчетам с использованием золота, бартерным операциям, но это заметно повысило издержки и снизило эффективность национальной экономики. В этом же году Вашингтон заблокировал имущество правительства ИРИ и всех иранских финансовых учреждений, включая ЦБИ, ввел санкции в страховой и логистической сферах. В 2013 г. американские власти наряду с очередной блокировкой отношений с рядом иранских банков ввели санкции в отношении национальной иранской валюты ˗ риала. В 2014 г. в связи с прогрессом на переговорах по ядерной программе ЕС приостановил запрет на импорт и транспортировку иранских нефтепродуктов, торговлю золотом и драгметаллами, а США приостановили запрет на закупки у Ирана нефтехимической продукции. В 2015 г. президент Б.Обама издал исполнительный приказ о снятии санкций против Ирана, наложенных в связи с его ядерной программой. День вступления приказа в силу был синхронизирован с подписанием сертификата СБ ООН по наблюдению за ядерным оружием, подтверждающим выполнение Ираном своих обязательств. В результате со страны были сняты санкции США, ЕС и СБ ООН, связанные с его ядерной программой. Прочие американские санкции в отношении ИРИ остались в силе. В 2016 г. США объявили о снятии санкций с 59 физических лиц, 385 предприятий, 77 самолетов и 227 судов. «Первостепенные санкции», вводящие запрет на деловые контакты с ИРИ физических и юридических лиц США, остались в силе, как и внутреннее эмбарго на торговлю с Ираном. По информации издания «Цзинцзи чжоукань», в 2017 г. президент Д.Трамп подписал Закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций», предусматривающий введение ограничений в отношении лиц, имеющих отношение к иранской ракетной программе. В дальнейшем Министерство финансов США ввело санкции против трех иранских организаций, а также внесло Корпус стражей исламской революции (КСИР) в список террористических организаций. Трамп продлил действие эмбарго, наложенного ранее на поставки нефти и нефтепродуктов из Ирана. В 2018 Вашингтон запретил экспортировать иранскую нефть и вести бизнес с нефтедобывающими компаниями Ирана, а также внес более 700 лиц, организаций, самолетов и кораблей в санкционный список. В него также попали 70 финансовых организаций, в том числе 45 банков (из них 14 крупнейших), обвиненных в финансировании «дестабилизирующей деятельности». Те, кто продолжат вести с ними бизнес, рискуют попасть под так называемые «вторичные санкции» США (накладываемые на организации, взаимодействующие с попавшими под санкции субъектами в любой сфере, даже не являющейся причиной санкций). Однако семь стран, не способных по логистическим и финансовым причинам немедленно отказаться от экспорта иранской нефти получили временные исключения: Китай (в том числе Тайвань), Индия, Италия, Греция, Япония, Южная Корея и Турция. Также продолжили действовать ранее введенные санкции, запрещающие любые операции с иранской банковской системой. Рассмотренная выше краткая хронология антииранских санкций, приведенная в издании «Цзинцзи чжоукань», позволяет сделать вывод о том, что санкции США против ИРИ являются уникальным объектом изучения данного явления по причине максимально широкого диапазона изменения своего состава, числа участников, заявленных целей и продолжительности. Китайские специалисты отмечают, что наибольший диапазон воздействия продемонстрировали санкции, определяемые в США как финансовые, в том числе, направленные против финансовой инфраструктуры, поскольку, как полагает Вашингтон, они способны существенно сокращать объем и эффективность торговых операций без непосредственного запрещения сделок с отдельными товарами и организациями за счет затруднения или полного прекращения расчетов. Под финансовой инфраструктурой ведомства США (включая ответственные за выработку и реализацию санкционной политики) китайские специалисты понимают совокупность финансовых институтов, их ассоциаций, Минфина США и других регулирующих органов в лице профильных комитетов, советов и комиссий, а также стандартов, технологий и законов в области функционирования денежно-кредитной, платежной и бюджетной систем страны. Под санкционным воздействием, как следствие, оказываются: регуляторы финансового рынка в лице Министерства экономики и финансов Ирана, Центрального банка, коммерческие банки, институты рынка капиталов, институты коллективного инвестирования. Введение санкций имеет своей целью: парализовать деятельность финансовой инфраструктуры или увеличить издержки ее функционирования до уровня, существенно тормозящего все виды экономической активности, но не привести к ликвидации конкретных ее составляющих и в конечном итоге результативно способствовать искусственной внешней активизации в стране валютного кризиса и кризиса ликвидности финансовой системы, нарушению внешнеэкономических связей, что в свою очередь вызывает дефицит заемных средств, иностранной валюты и проблемы в расчетах. Начинается рост процентных ставок из-за повышенного спроса на денежные средства и падения курса национальной валюты, что провоцирует инфляцию. Проблемы функционирования финансовой инфраструктуры, утрачивающей способность эффективно (по срокам и стоимости услуг) выполнять свои функции, быстро перекидываются на экономику страны, вызывая снижение инвестиционной активности и отток капитала.

По данным издания «Цзинцзи чжукань», на декабрь 2019 г. в отношении финансовой инфраструктуры Ирана действуют следующие санкции США:

  • запрет на финансовые и банковские операции с физическими и юридическими лицами. Такие (банковские) санкции являются системообразующими, т.к. большая часть валютно-финансовых, инвестиционных и страховых операций осуществляется через банки они вызывают снижение уровня платежеспособности, активизацию кризиса ликвидности;
  • запрет на транзакции и другую деятельность с иранским риалом и предоставление правительству Ирана банкнот США, в том числе на оказание материальной поддержки таким сделкам. Такие (валютные) санкции существенно затрудняют торговый и финансовый оборот, создают угрозу ослабления позиции в золотовалютных резервах (ЗВР) государства, провоцируют искусственное создание валютного кризиса;
  • запрет на покупку, подписку или содействие в выпуске иранского суверенного долга, включая государственные облигации. Такие санкции (инвестиционные) вызывают подрыв платежеспособности субъектов, связанных с деятельностью, выступающей причиной санкций, через избирательное прекращение доступа к источникам капитала и тем самым замедляют экономическое развитие;
  • запрет на предоставление услуг по обмену финансовыми сообщениями Центральному банку Ирана (ЦБИ) и другим иранским финансовым учреждениям. Такие санкции (организационные) ведут к росту издержек внешнеторговой деятельности;
  • блокировка активов физических и юридических лиц. Такие санкции (штрафы и конфискация, арест, национализация) наносят прямой вред имущественному состоянию подвергнутых им лиц.

По мнению китайских специалистов продемонстрированная выше разнородность введенных против ИРИ санкций и широкий диапазон заявленных США целей их введения делают актуальным определение маркеров, способных охарактеризовать эффективность их воздействия, в рассматриваемом случае – политико-экономического. В качестве гипотезы предлагается рассматривать такие маркеры как: валовый внутренний продукт (ВВП), обменный курс национальной валюты, показатели экспорта и импорта товаров, уровни инфляции и безработицы, банковскую учетную ставку, внешний долг, динамику иностранных инвестиций (ИИ) и состояние золото-валютных резервов (ЗВР). Преимущество данных маркеров основано на том, что методики их расчета известны и апробированы на длительном временно́м интервале для всех государств, все они, кроме последнего, доступны из открытых источников, данные же по ЗВР, в случае попытки их скрыть, определяются с высокой степенью точности на основании экспертных оценок международных организаций и специализированных аналитических структур.

55.78MB | MySQL:105 | 0,467sec