Об отношениях Ватикана и ОАЭ

В феврале 2019 года, объявленном властями ОАЭ «годом толерантности», состоялся визит Папы Римского Франциска в ОАЭ. Впервые в истории глава Католической церкви ступил на землю Аравийского полуострова. В ходе визита Франциск провел встречу с наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом аль-Нахайяном, премьер-министром ОАЭ Мухаммедом аль-Мактумом и верховным имамом Мечети аль-Азхар Ахмедом аль-Тайебом, принял участие в Глобальной конференции по человеческому братству и посетил Мечеть шейха Зайда, а также отслужил мессу на одном из городских стадионов в присутствии многотысячной толпы.

В видеообращении, записанном накануне поездки, Франциск приветствовал население ОАЭ фразой «ас-салям алейкум» («мир Вам» — арабск.), назвав аравийскую монархию землей, которая стремится быть моделью совместного существования и братства между разными цивилизациями и культурами, где многие находят возможность жить и работать свободно, мирно и уважая друг друга. Следует подчеркнуть, что ОАЭ — единственная страна Аравийского полуострова, получившая такую оценку от главы Католической церкви. Франциск процитировал фразу основателя государства шейха Зайеда аль-Нахайяна о том, что истинное богатство заключается не только в материальных ресурсах, но и в людях, которые строят будущее нации, поприветствовал действующее руководство страны, а Ахмеда аль-Тайеба назвал своим другом и братом. Также он упомянул, что вера в Бога делает людей ближе друг к другу несмотря на различия и поблагодарил Всевышнего за предоставленную ему возможность написать новую страницу в истории отношений между религиями.

Франциску были оказано максимальное уважение: сопровождение конной гвардии и полет истребителей, флаги Ватикана по всему Абу-Даби, присутствие более 400 религиозных деятелей разных течений на конференции и более 100 тыс. человек на мессе. Франциск же предпочел более скромный автомобиль корейского производства, что выделялось на фоне роскошных лимузинов.

Основной смысл его выступлений сводился к необходимости сплочения цивилизаций и религий перед угрозой войн, способствования демилитаризации человечества, противодействия насилию, достижения равноправия и свободы всех людей. В последних словах многие СМИ увидели упоминание проблемы ущемления прав религиозных меньшинств, особенно христиан, на Ближнем Востоке, что является одной из злободневных тем. Папа Римский также предупредил, что «либо мы вместе строим будущее, либо будущего не станет, другой альтернативы нет». Он упомянул региональные конфликты (Сирия, Ливия, Ирак и Йемен) и призвал всех присутствующих отказаться от малейшего одобрения войны и остановить ее, обеспечить доступ гуманитарной помощи нуждающимся. Некоторые СМИ акцентировали внимание, что при упоминании о войне в Йемене Франциск обратил пристальный взор на Мухаммеда аль-Нахайяна, наследного принца Абу-Даби и Верховного главнокомандующего Вооруженными силами ОАЭ, являющихся одной из вовлеченных стран в этот конфликт.

В ходе Глобальной конференции глава Католической церкви и верховный имам Мечети аль-Азхар Ахмед аль-Тайеб (находится в Абу-Даби по приглашению руководства эмирата) подписали декларацию под названием «Человеческое братство», которая призывает к мирному сосуществованию между людьми, дружбе, осуждает насилие и призывает бороться с экстремизмом совместными усилиями. Сам документ содержит лозунги и призывы общего характера. Однако важен сам факт его подписания, в котором многие увидели признак того, что авторитетные религиозные деятели католического христианства и суннитского ислама намерены сотрудничать в борьбе против общего врага, а именно экстремизма в разных его проявлениях.

Выступая на стадионе, перед совершением таинства Евхаристии, Папа Римский произнес речь о Нагорной проповеди и подчеркнул способность христиан сохранять свою веру даже в условиях слабости, нищеты и угнетения. На мероприятии присутствовало более 100 тыс. человек, большая часть – христиане, временно проживающие в ОАЭ. Многие из числа слушающих увидели в этом знак солидарности с трудовыми мигрантами (именно к ним относится большинство последователей Иисуса, проживающих в ОАЭ), находящихся здесь в тяжелых условиях, богатство которых, исходя из речи, должно заключаться прежде всего в духовных ценностях.

СМИ ОАЭ, Ватикана и некоторых других стран назвали событие историческим. Ему предшествовали годы совместной работы по установлению двусторонних контактов, дипломатических отношений и подготовке самого мероприятия, которое было осложнено наличием серьезных препятствий. К последним следует отнести острую критику государств ССАГПЗ, в том числе ОАЭ, со стороны ряда правозащитных организаций по вопросу свободы вероисповедания и равноправия представителей нетрадиционных для страны конфессий, а иногда и откровенного ущемления прав христиан.

Неоднозначно отношение со стороны ряда консервативных кругов и духовенства региона к такому визиту. В одной из статей журнала The Atlantic (США) отмечалось, что, приняв у себя главу Католической церкви, власти ОАЭ выразили свое отношение к политическому исламу, совершив тем самым беспрецедентный шаг, последствия которого уже невозможно повернуть вспять.

В некоторых СМИ прозвучали и менее приятные оценки, указывающие, что значение визита главы Папы Римского преувеличено и бессмысленно. Представители Human Rights Watch вовсе осудили это мероприятие. По их мнению, это было попыткой скрыть аморальный характер властей в ОАЭ, регулярно нарушающих права человека, в том числе в вопросах вероисповедания и свободы религии, а также замаскировать неспособность страны провести эффективные реформы в этом направлении.

Хотя первая неформальная встреча между руководителем ОАЭ Зайедом аль-Нахайяном и Папой Римским Иоанном Павлом II состоялась в 1980 году, дипломатические отношения между двумя странами установлены в 2007 году, а в 2008 году официальная делегация из ОАЭ впервые посетила Ватикан для обсуждения дальнейшего сотрудничества. О возможном визите Папы Римского в аравийскую монархию было заявлено в 2016 году.

В настоящее время численность христиан, находящихся на территории ОАЭ, превышает 1 млн человек, или 13 % от общего населения страны. В Саудовской Аравии показатель оценивается в 4 %, в Бахрейне, Катаре и Кувейте – 14 %, а в Омане – 6 %. Почти все они (за исключением небольшой общины в Кувейте) относятся к трудовым мигрантам, а наибольшая часть последователей Христа представлена гражданами Филиппин. Важно, что имеется слабая, но уверенная тенденция к их увеличению.

В условиях расширения трудовой миграции в ССАГПЗ Католическая церковь получила уникальную возможность существенно расширить свое влияние на Аравийском полуострове, почти все коренные жители которого мусульмане. Одной из передовых стран присутствия Ватикана и, в некотором смысле, его плацдармом для проникновения в регион, становятся ОАЭ. Стоит предположить, что это – одна из основных целей, преследуемых Римской курией в отношениях с Абу-Даби.

Отдельный и сложный вопрос – религиозные свободы христиан в ССАГПЗ. Напомним, что некоторые страны Аравийского полуострова имеют репутацию крайне нетерпимых государств к религиозным свободам лиц, придерживающихся нетрадиционных для региона религий. На практике это выражается в запрете или в ограничениях (как официальных, так и неофициальных) на совершение религиозных обрядов, строительство храмов, заключения браков с представителями других религий. К примеру, благотворительная организация Open Doors ставила Саудовскую Аравию на 3-е место в мире в списке стран, где наиболее глубоко притесняют права христиан. Объектом критики выступают и отдельные положения законодательства, например, те, которые предусматривают смертную казнь в отношении собственных граждан за смену вероисповедания.

Не стоит подвергать сомнению утверждение о том, что проблема ограничения религиозных свобод христиан в странах ССАГПЗ существует и еще далека от полного решения. Вместе с тем, некоторое смягчение в этом направлении в последние годы наблюдается во всем регионе. К примеру, все государства-члены ССАГПЗ отказались от запрета на строительство христианских церквей на своей территории. Последней об этом заявило руководство Саудовской Аравии в 2018 году. В ОАЭ количество церквей сегодня насчитывает 40. Безусловно, это скромный показатель: для сравнения, мечетей в стране около 5 тысяч. Однако за последние 10 лет число церквей в монархии удвоилось, а первая была открыта еще в 1965 году.

Очевидно, что в XXI веке, в условиях глобализации, стремлении расширить торговые и инвестиционные связи, диверсифицировать экономику, привлечь большее количество туристов и квалифицированных кадров, некоторые традиции региона ССАГПЗ, подразумевающие широкие и строгие ограничения религиозных свобод в отношении лиц, не исповедующих ислам, создают все более ощутимые препятствия для достижения этих целей. Осознавая это, власти стран региона принимают меры, пока существенно ограниченные, но направленные на смягчение этой политики, а также на изменение своего имиджа в сторону более толерантных и уважающих представителей иных религий государств.

В этом направлении ОАЭ продвинулись ощутимо по сравнению с некоторыми соседями (строительство относительно большого количества церквей, смягчение ограничений на совершение религиозных обрядов, использование символов веры, проведение конференций на религиозную тему, взаимодействия с представителями христианского духовенства других государств) и охотно демонстрируют готовность стать образцом толерантности и соблюдения религиозных свобод для всех государств-членов ССАГПЗ.

Визит Папы Римского и его заявления, сопутствующие этому событию, существенно способствуют укреплению такого имиджа страны.

Кроме того, этот шаг является весомым аргументом в пользу ОАЭ в еще одном болезненном вопросе, а именно соблюдении прав и свобод экспатриантов, трудящихся здесь.

Несмотря не относительно высокую долю в структуре населения, христиане, находящиеся в ОАЭ, не являются политически активными и вряд ли могут рассматриваться как угроза для политической стабильности монархии. Тем не менее, в случае дестабилизации обстановки в стране столь крупные иностранные религиозные общины или национальные диаспоры могут стать инструментом, влияющим на развитие событий. Ввиду этого, позиция такого авторитетного лица, как Папа Римский, при некотором стечении обстоятельств, может повлиять и на ситуацию в государстве.

При всей существенности описанных выше факторов, важность сотрудничества с Ватиканом для ОАЭ, по нашей оценке, не подтвержденной официальными заявлениями, заключается не только в них.

Как сказано выше, христианские общины и институт церкви сегодня не представляют опасности для политической стабильности ни для одного государства-члена ССАГПЗ, при всей строгости и действующих ограничениях в их отношении. Основная же угроза подобного рода для аравийских монархий исходит из исламского мира: для ОАЭ это движения, представляющий политический ислам («Братья-мусульмане» и аффилированные с ним) либо придерживающиеся более радикальных взглядов («Исламское государство» и проч.), а также отдельные движения, ориентирующиеся на поддержку мусульман-шиитов (например, йеменская «Ансар Аллах»). Заявления о намерениях свергнуть режимы в некоторых аравийских монархиях либо об объявлении им войны звучали со стороны подобных организаций неоднократно, многие из них подкреплялись практическими действиями. Хотя Абу-Даби находится в авангарде борьбы с этими движениями, самостоятельно противостоять такой угрозе все сложнее. Ситуацию усугубляет и поддержка некоторых организаций подобного рода со стороны ряда государств с преимущественно мусульманским населением, что стало одной из причин снижения доверия между странами региона. Объявление бойкота Катару в 2017 году, похолодание в отношениях с Ираном и Турцией, действия Лиги арабских государств в отношении Сирии и Ливии в 2011 году являются яркими примерами этого.

В этих условиях неопределенности и усиливающейся напряженности более надежными партнерами для ОАЭ по ряду крайне важных вопросов, в том числе в сфере безопасности, могут стать именно страны Запада. И поддержка со стороны Католической церкви является важным фактором для расширения такого партнерства.

Во-первых, упомянутые выше движения и организации, представляющие угрозу для ОАЭ, не менее враждебны и для христианской цивилизации. Гонения на христиан и разрушения храмов на захваченных территориях – яркий пример этому. То есть, наличие общего врага в их лице обуславливает потребность в союзнических отношениях между Ватиканом и ОАЭ. С учетом влияния, которое может оказать Католическая церковь на политическое руководство и общественное мнение ряда стран, значение такого союзника может быть существенным.

Во-вторых, в условиях экспансии терроризма и политической дестабилизации образ исламского мира, частью которого являются ОАЭ, приобретает характер более непредсказуемого и враждебного региона в глазах многих европейцев. В такой ситуации содействие со стороны Католической церкви, которая пользуется широким доверием со стороны значительной части населения Старого Света и является авторитетным институтом для многих верующих христиан, может быть крайне важна для поддержания имиджа аравийской монархии как дружественной Западу страны. К примеру, сказанные Франциском слова о стремлении ОАЭ к братству между цивилизациями и культурами уже немаловажны для создания благоприятного образа страны в глазах многих христиан.

На наш взгляд, интересы Ватикана тоже не ограничиваются намерением смягчить ограничения в отношении свободы вероисповедания в странах Аравийского полуострова, расширить масштабы присутствия в регионе и укрепить доверие между Католической церковью и влиятельными представителями исламского духовенства.

Последователи Иисуса, находящиеся в странах ССАГПЗ, являются приезжими, слабо интегрированными и временно находящимися в регионе, который имеет ограниченное отношение к истории этой религии. Более важна для Ватикана судьба христиан, которые являются коренными жителями Ближнего Востока, а именно египетской, палестинской, израильской, иорданской, ливанской, сирийской и иракской общин. В некоторых из них ситуация очень тревожная.

Согласно данным, представленным властями Ватикана, доля христианского населения на Ближнем Востоке снизилась с 20 % на момент начала Первой мировой войны до 4 % в настоящее время. Одна из основных причин этого – военные конфликты и насилие на религиозной почве, масштабы которых в последние 20 лет существенно расширились. По словам Франциска, христиане могут полностью исчезнуть в регионе в условиях «убийственного безразличия» к их судьбе. И эти опасения не беспочвенны.

Эксперты ИБВ уже неоднократно отмечали о росте угроз для последователей этой религии в регионе. Наиболее тревожная ситуация сложилась в Ираке и Сирии. Так, из одного миллиона христиан, проживающих до 2003 года в Ираке, за последующие 10 лет страну покинули более 500 тысяч. По некоторым оценкам, всего за годы, прошедшие после свержения режима С.Хусейна, численность последователей Иисуса в стране сократилась более чем в 10 раз – трагедия, которой не видел регион за всю историю христианства. В Сирии, по разным оценкам, за период гражданской войны страну покинуло до 50 % христиан. Все это сопровождалось варварскими действиями, убийствами, разрушением храмов и религиозных памятников, принудительным обращением в ислам. Подобные тенденции, хотя и с менее трагичными масштабами, но тоже наблюдаются в Палестине, Ливане, Египте. Если называть вещи своими именами, то это уже не просто тенденция к сокращению численности последователей религии, а признаки процесса очистки территории от всех следов христианской цивилизации. И это происходит в местах, являющихся исторической родиной христианства и в отношении потомков тех людей, которые основывали эту религию.

В случае, если опасения Франциска станут реальностью, это будет огромной трагедией с непоправимыми и далеко идущими последствиями для всей христианской цивилизации. В свою очередь, действующее руководство Римской курии войдет в историю как не сумевшее сохранить присутствие на своей родине. Масштабы угрозы, вероятно, не полностью осознаются мировой общественностью. Это один из наиболее серьезных (возможно, самый серьезный) вызовов для Католической церкви сегодня.

При этом Ватикан оказался в крайне сложной ситуации, так как реальные пути решения проблемы собственными силами ограничены лишь такими способами, как духовная поддержка, помощь беженцам, направление волонтерских организаций, участие в восстановлении разрушенных храмов. Однако необходимыми ресурсами для защиты населения Римская курия не обладает. К примеру, в разгар боевых действий в Сирии Ватикан даже затруднялся ответить на вопрос местных христиан, что им делать: остаться дома или уходить в Европу. С одной стороны, призвать к бегству из региона своего традиционного проживания христиан и тем самым способствовать их исчезновению, недопустимо, но и требовать оставаться там в условиях реальной угрозы для жизни тоже невозможно.

Страны современной Европы и США тоже вряд ли способны принять исчерпывающие меры для ликвидации этой угрозы. Достаточно вспомнить, что, к примеру, массовый исход христиан из Ирака происходил в период военной оккупации страны силами США при их фактическом безразличии. То есть, защитить христиан некоторых стран Ближнего Востока в современных условиях некому.

По всей видимости, Ватикан пытается найти союзников для противодействия этой угрозе и в исламском мире. И если сотрудничество с политическим руководством государств Восточного Средиземноморья осуществляется, то отношения Римской курии со странами Аравийского полуострова не столь развитые. Однако их роль в регионе Ближнего Востока далеко не последняя, что обуславливает необходимость такого взаимодействия. И таким партнером для Ватикана становятся ОАЭ, способные оказать влияние на события в Ираке, Сирии и в других государствах, и интересы которых, в некоторой степени, совпадают с руководством Католической церкви. Если же Абу-Даби сумеет зарекомендовать себя как надежный партнер Ватикана в регионе по такому важному вопросу, то двусторонние отношения могут получить серьезный стимул для расширения, что может оказать существенное влияние на дальнейшее развитие событий на всем Ближнем Востоке.

Таким образом, перспективы укрепления взаимовыгодного сотрудничества между ОАЭ и Ватиканом существуют, а визит Франциска может действительно стать историческим для обоих государств и обозначить новую тенденцию в их дальнейшем развитии.

49.53MB | MySQL:112 | 0,961sec