О конференции «Энергетическая политика России: Турецкий поток и региональные балансы» в Университете социальных наук (Анкара)

14 января 2020 года в Университете социальных наук, в турецкой столице Анкаре, состоялась Конференция под названием «Энергетическая политика России: Турецкий поток и региональные балансы».

Организаторами мероприятия выступили анкарский Центр исследований энергетической политики и стратегии Турции (TESPAM) и анкарский Институт исследований России (RUSEN). Стороной, принимающей мероприятие, выступил Университет социальных наук Анкары, расположенный в историческом здании Анкарского муниципалитета в Улусе.

Мероприятие получилось камерное, однако, оно привлекло к себе внимание со стороны турецких СМИ. На нем, в частности, присутствовал новостной канал государственно теле- и радиовещательной компании TRT Haber и курдский канал К24. В качестве зрителей собрался довольно узкий состав экспертов в российско-турецких отношениях и в глобальной энергетике.

Модератором мероприятия выступил генеральный секретарь TESPAM Нешат Гюндогду. Докладчиками стали глава TESPAM Огузхан Акйенер и глава RUSEN Салих Йылмаз. С российской стороны, выступал нижеподписавшийся в ранге президента российско-турецкой Ассоциации проектного развития (TUR RUS).

Прежде чем перейти к сути прошедшего мероприятия, отметим, что, подобно обилию в Турции различных некоммерческих организаций (ассоциаций, федераций, союзов и фондов), в стране существует и, буквально каждый день, продолжает возникать большое число мозговых центров. Как правило, эти центры создаются бывшими бюрократами и отставными военнослужащими.

Заметим, что именно эти люди являются достаточно осведомленными в кухне того или иного вопроса. Сменив амплуа, они пытаются, называя вещи, так или иначе «монетизировать» свою компетенцию – с помощью получения финансирования со стороны различных государственных и частных структур на свою деятельность и / или на реализацию конкретных проектов (проведение конференций или тематические публикации).

Мероприятия с участием подобных экспертов представляют собой, как минимум, не меньшую ценность, чем крупные конференции известных организаций.

Последние отчетливо грешат протокольными речами, идут с синхронным переводом и являются достаточно прилизанными с точки зрения демонстрации успехов, сглаживания углов и ретуширования реальных проблем перед собравшейся высокой публикой. Разве можно перед официальными лицами и иностранными гостями говорить о том, что «не все спокойно в Датском королевстве»?

С другой стороны, на маленьких камерных мероприятиях можно услышать реплики «без купюр» — обстановка тому способствует. Даже когда докладчики в курсе, что их «слушают». В противоположность крупным событиям, где, по большому счету, принято говорить только лишь об успехах, здесь люди позволяют себе быть более откровенными и отказаться от клише про «вечную дружбу между братскими народами».

Однако, перейдем непосредственно к прошедшей Конференции.

Вступительное слово на ней было сказано главой TEPSAM Огузханом Акйенером, главой RUSEN Салихом Йылмазом, а также модератором – генеральным секретарем TEPSAM Нешатом Гюндогу.

Первое выступление было сделано Огузханом Акйенером, который начал с того, что природный газ является вторым по важности в мире энергоносителем. Он отметил, что, согласно их оценкам, к 2050 – 2060 году мировые резервы энергоносителей перестанут удовлетворять постоянно растущие потребности. К тому времени, значительно возрастет роль альтернативной энергетики, в которую следует ожидать крупных новых инвестиций. Опять же, атомная энергия продолжит оставаться в определенном тренде, с учетом ровно тех же обстоятельств – ожидаемого истощения запасов энергоносителей, включая нефть и газ.

Как напомнил собравшимся О.Акйенер, Россия является страной – самым крупным в мире обладателем запасов природного газа.

Далее, докладчиком была продемонстрирована презентация, в частности, с картой маршрутов и объемов поставок российского газа на мировые рынки сбыта, включая европейский рынок и Китай, с обозначением «Северного потока – 2», «Турецкого потока» и «Силы Сибири».

Докладчик напомнил собравшимся о том, что с российским трубопроводным газом конкурируют сжиженный природный газ из США и Катара. Хотя, с точки зрения цены для конечных потребителей, как отметил выступающий, российский трубопроводный газ – пока вне конкуренции (особняком стоит вопрос, всегда ли для покупателей фактор цены является главным обстоятельством при принятии решений о покупке; позже этот вопрос прозвучит в ходе мероприятия, однако, ответ является очевидным – нет, не всегда, поскольку ещё есть понятие «безопасности поставок» и «диверсификации поставщиков», пусть даже и в ущерб цене).

Оборотной стороной привлекательности российского предложения является необходимость крупных инвестиций в транспортную инфраструктуру. При том, что цена на природный газ постоянно падает: с прежних 300 — 400 долл. за 1 куб. м, как напомнил докладчик, цена снизилась до нынешних 130 – 140 долл. за 1 куб. м, что есть цена на спотовом рынке. Что же до среднерыночной цены на природный газ, то она составляет около 180 долл. за 1 куб. м.

США пытаются оказывать давление, в частности, на Россию с помощи санкций. Однако, те, по словам Огузхана Акйенера, оказываются неэффективными.

Дальнейшая презентация рассматривала маршруты поставок газа на мировые рынки, а также роль того или иного поставщика на рынке ЕС. В частности, Огузханом Акйенером было указано, что доля России на европейском газовом рынке составляет около 45% (в своем выступлении последний по счету докладчик Салих Йылмаз указал, что эта цифра является завышенной и, на самом деле, доля России на европейском рынке составляет около 18% — И.С.).

Доля тех или иных маршрутов доставки природного газа с российского рынка на международные рынки выглядит следующим образом: Украина (43%), Северный поток (37%) и Беларусь (20%). Также, как было указано докладчиком, Россия является уже заметным поставщиком в Европу и сжиженного природного газа. Доля России, по его словам, составляет около 15%. В то время, как у Катара – доля в 35%.

Давая оценку энергетической политике России, докладчик отметил, что Россия действует в пределах коммерческой этики и не использует, как любят «стращать» на Западе, так называемое «энергетическое оружие». Что же до памятных газовых конфликтов с Украиной, то, по словам Огузхана Акйенера, виновной стороной в них является именно Украина, а не Россия, допустившая крупные неплатежи в пользу «Газпрома» и не раз производившая несанкционированные отборы газа.

Следующим на мероприятии выступал автор настоящей статьи.

В частности, было отмечено, что реализуемые, в настоящее время, Россией и Турцией проекты в энергетической сфере – из начала 2000-х годов. Начало им было, по сути, положено, когда Р.Т.Эрдоган – в ранге главы только что победившей на всеобщих парламентских выборах Партии справедливости и развития — впервые побывал в Москве и познакомился с президентом РФ В.Путиным. Было это в декабре 2002 года. Далее последовал визит В.Путина в Анкару, который стал первым визитом главы нашего государства в Турцию за более чем 30-летний период времени.

В 2009-м году Россией и Турцией был подписан ряд документов в энергетической сфере, включая нефть, газ и атомную энергию. Именно тогда и был заложен фундамент для тех проектов, которые, в настоящее время, реализуются Россией и Турцией. Имеем в виду и АЭС «Аккую» и «Турецкий поток».

Главным же моментом, который касается, в особенности, газопровода «Турецкий поток», является отказ от той аксиомы российской энергетической политики, что Россия и Турция являются конкурентами на мировом энергетическом рынке. Сегодня парадигма изменилась и стороны открыли для себя возможности для взаимовыгодного сотрудничества в энергетической сфере.

Мы не раз говорили, в том числе, на страницах ИБВ, что, по сути, энергетическое сотрудничество между Россией и Турцией, поставлено уже на определенные рельсы и прорывов от него ждать не приходится.

Даже уже второе десятилетие двадцать первого века в отношениях между Россией и Турцией не стоит в полной мере именовать десятилетием энергетики. Это было десятилетие, когда стала возможна сделка по С-400 и был сформирован Астаниский процесс. Кроме того, этот период следует считать временем тяжелых испытаний для двусторонних отношений – так называемым «самолетным кризисом» и убийством российского посла в Анкаре А.Г.Карлов, так и Сирией и, говоря шире, «арабской весной» в целом.

В третье десятилетие 21-го века (когда будет, к слову сказать, отмечаться Столетие установления дипломатических отношений между Россией и Турцией — И.С.), Россия и Турция входят с перспективой наращивания сотрудничества в сфере оборонно-промышленного комплекса и высоких технологий. А также с реальной возможностью для того, чтобы институциализировать свои связи не только в политической и экономической сферах, но уже и военно-политической. Это не значит, отнюдь, что Турция покинет блок НАТО и войдет в состав ОДКБ. Но это может означать создание постоянно действующей платформы российско-турецкого диалога для решения различных региональных проблем. На самом деле, именно это имелось в виду, когда в сентябре прошлого года на встрече лидеров Астанинского процесса президенты Путин, Эрдоган и Роухани говорили о том, что этот опыт надо использовать для решения других проблем. Тогда говорилось про Йемен, однако, с учетом нынешней конъюнктуры понятно, что на первый план вышла Ливия.

Тот призыв, который прозвучал от руководств России и Турции 8 января 2020 года о прекращении огня, по меньшей мере, привлек внимание противоборствующих сторон в Ливии и даже обеспечил временное прекращение огня (14-го января с утра стало известно, что Х. Хафтар покинул Москву, так и не подписав документ об условиях прекращения огня — И.С.). Это говорит о практической возможности того, о чем говорили лидеры двух стран.

Следующим докладчиком на мероприятии стал глава Института RUSEN доктор Салих Йылмаз. Отметим, что доктор Йылмаз является одним из самых авторитетных русистов в Турции и регулярно приглашается на турецкое телевидение и на разные конференции, когда требуется дать комментарий или выступить по России и по российско-турецким отношениям. Мало того, что С.Йылмаз является достаточно осведомленным специалистов по России, он также является приближенным к турецкой власти, что позволяет ему быть в курсе текущей повестки дня в отношениях между Россией и Турцией.

Свое выступление С.Йылмаз начал с тех изменений, которые претерпела энергетическая политика с момента прихода во власть в Кремле В.Путина.

Изначально, как он напомнил собравшимся, целью России было продвижение своих энергоносителей на мировые рынки и блокирование альтернативных проектов (в том числе, и турецких). Кроме того, Россия, используя доставшуюся ей по наследству от СССР инфраструктуру, «выкупала» поставки энергоносителей и у бывших республик Советского Союза. Украина тогда выступала в качестве главного энергетического коридора России на Европу.

2014-й год памятен всем многочисленными энергетическими конфликтами между Россией и Украиной. Именно они привели Россию к мысли о необходимости внесения самых серьезных корректировок в энергетическую политику. При этом, делалось это не из каких-то соображений «дружбы с Турцией», а строго исходя из выгод и целесообразности. А Турция для России оказалась самым прямым, дешевым и надежным коридором транспортировки энергоносителей в Европу.

Таким образом, получилось, что известный проект Nabucco не пошел, зато на повестку дня сегодня вышли «Турецкий поток», ТАР и TANAP.

В энергетическом смысле, работает связка между Россией и Германией. Германия, по сути, выступает лоббистом российских проектов, направленных на Европу, рассчитывая выступить стороной, которая будет, со своей стороны, обеспечивать контроль поставок российских энергоносителей в Европу.

Опять же, С.Йылмаз повторяет ту известную истину, что в международной политике нет понятий «друг» и «враг», а есть «интересы». Аналогичным образом, говоря об энергетических проектах – они никогда не являются просто про зарабатывание денег. Речь идет о большой геополитике, и Россия ведет свою геополитическую игру, используя свое конкурентное преимущество – большие запасы энергоносителей (впрочем, не раз по ходу своего выступления, доктор Йылмаз говорил о том, что российская экономика в значительной мере зависит от экспорта энергоносителей и, в той или иной мере, от экспорта вооружений — И.С.).

Реализация Россией и Турцией крупных проектов, в качестве одного из следствий, имеет то, что значительно сократилась вероятность возникновения российско-турецких кризисов в отношениях.

Еще одно немаловажное обстоятельство: С.Йылмаз высказал сомнения в том, что России удастся завершить строительство «Северного потока – 2» после введения американских санкций для всех участников процесса, в условиях того, что проект блокируется со стороны Дании, по чьей территории должен пройти недостроенный участок. И в этих условиях, по словам С.Йылмаза, возрастает роль Черноморских проливов и, более того, может возрасти судоходный трафик через них. А это, в очередной раз, подводит Турцию к тому, чтобы ставить вопрос о «Канале Стамбул».

Кроме того, как указал докладчик, Россией турецкие проекты TAP и ТANAP рассматриваются в качестве обходного пути – на тот случай, если «Северный поток – 2» так и не удастся довести до конца. Самым большим риском для российских проектов автор назвал Болгарию и, представляется, это в комментариях не нуждается.

Что в этом случае должна предпринять Турция? Как отметил докладчик, эффективность действий турецкой стороны – это вопрос. Турция может и должна стать полноценным энергетическим хабом. То есть, от транзитной страны перейти к положению стороны, которая осуществляет торговлю энергоносителями. При этом, Турция занимает, очевидно, выигрышную позицию, поскольку и Россия, и США пытаются перетянуть её на свою сторону.

Говоря о проекте «Канал Стамбул», автор отметил, что к нему самое пристальное внимание приковано и со стороны Китая, который думает вписать его в свою инициативу «Один пояс, один путь».

Вообще, «Канал Стамбул», как указал докладчик, в Турции сильно политизируется. В том смысле, что проект стал полем для дебатов и конкурентной борьбы между властью и оппозицией. Однако, как можно было понять докладчика, проект – полностью оправдан и экономически может быть эффективным для Турции. Хотя, разумеется, возникают вопросы с его правовым статусом и режимом Монтре, которые должны быть урегулированы с аккуратностью.

Отдельно следует сказать, что затронул автор, в своем докладе, и сотрудничество между Россией и Турцией в сфере оборонно-промышленного комплекса. Как указал автор (обратим внимание на эту сентенцию — И.С.), Россия с опаской относится к тем внутриполитическим процессам, которые происходят внутри Турции – в частности, усиление роли оппозиции, и стремится сейчас, по максимуму, закрепиться в Турции. Что находит свое отражение в том, что наибольшее количество предложений по перспективным сегодня поступает с российской стороны.

Итак, подводя черту: докладчики на Конференции в Анкаре обнаружили достаточно глубокое знание предмета – российской энергетической политики, а также обозначили турецкую цель, которая заключается в том, что надо ещё больше вовлекать Россию в свои энергетические проекты и инициативы, включая пресловутый «Канал Стамбул».

60.66MB | MySQL:101 | 0,568sec