О последствиях вооруженного мятежа в Судане

14 января сотрудники Оперативного управления Службы общей разведки Судана устроили стрельбу и перекрыли ряд дорог в Хартуме и Аль-Обейде в знак протеста против мер в рамках реструктуризации ведомства, а также объемов компенсаций сотрудникам по окончании службы. На подавление вооруженного мятежа были направленны суданские военные. Перестрелки продолжалась до позднего вечера. В итоге армия взяла под контроль здания Службы общей разведки, дороги были разблокированы, аэропорт Хартума возобновил свою работу (она была прервана на несколько часов из-за соображений безопасности – авт.), а мятежники были задержаны. 16 января Служба общей разведки опубликовала заявление, в котором принесла извинения за мятеж в рядах своих сотрудников и разъяснила обстоятельства случившегося. По ее данным, государство приняло решение расформировать Оперативное управление разведки, в котором служили более 11 000 человек. Ряд сотрудников планировалось перевести в другие силовые структуры, другие должны были быть уволены или отправлены на пенсию. Увольняемые сотрудники не согласились с суммой компенсаций и попытались добиться выполнения своих требований с помощью оружия. Напомним, что вплоть до событий весны прошлого года, когда в стране произошел военный переворот, это ведомство носило название Национальная служба разведки и безопасности (Тhe National Intelligence and Security Service, или NISS), и именно оно активно участвовало в подавлении масштабных акций протеста в 2019 году, которые предшествовали смене режима бывшего президента Омара аль-Башира[i].

Разумеется, этот вооруженный мятеж вызвал большой резонанс в самом Судане. Агентство Sudan Tribune сообщило 16 января о том, что Суверенный совет Судана принял отставку главы Службы общей разведки (Тhe General Intelligence Service или GIS) Абу Бакра Дамплаба (Abu Bakr Damplab) после мятежа группы сотрудников этой структуры и вооруженных столкновений в Хартуме. Новым главой службы назначен начальник военной разведки генерал-лейтенант Джамаль Абд аль-Маджид (Jamal Abdelmajeed)[ii]. Напомним, что бывший глава Службы общей разведки подвергся жесткой критике со стороны генерал-лейтенанта Мухаммеда Хамдана Дагало (Mohamed Hamdan Dagalo, также известный как Hemeti), заместителя  главы Переходного военного совета, в подчинении которого находятся Силы быстрого реагирования, который обвинил Дамплаба в «преступной халатности» в  отношении процесса  разоружения и демобилизации расформированного Оперативного отдела. Генерал-лейтенант М.Х.Дагало  ранее заявил, что он уверен, что за вооруженным мятежом стоит бывший начальник NISS Салах Гош (Salah Gosh). Последний ранее занимал пост главы Национальной службы разведки и безопасности Судана, но затем подал в отставку в апреле 2019 года сразу после военного переворота и отстранения от власти президента О.аль-Башира. Во время своей пресс-конференции  Дагало сказал, что «это (вооруженный мятеж — авт.) скоординированный план Салаха Гоша и еще одного члена партии Национальный конгресс, а также некоторых генералов из разведывательной службы, и их целью является  распространение хаоса и боевых действий». Дагало отметил, что, хотя он «не будет рассматривать инцидент как попытку военного переворота, любые подобные действия будут жестко пресекаться». Генерал-лейтенант также подчеркнул, что его страна на демократическом пути и «не примет никакого переворота, мы не примем никаких незаконных изменений… Любые перемены будут исходить только от самого народа Судана». В свою очередь, в своем комментарии  агентству Foreign policy Салах Гош  (который сейчас находится в Каире – авт.) отверг эти обвинения Дагало. «Разумеется, я здесь ни при чем. Понятно, в чем проблема — это просто отсутствие должного контроля… Обвинения Дагало беспочвенны…. Я думаю, что он играет в политические игры» — сказал бывший начальник NISS. Те обвинения, которыми обменялись эти две влиятельных суданских фигуры — это очевидный показатель нестабильной политической ситуации в стране, считает Foreign policy.

17 января суданские СМИ сообщили, что глава Суверенного совета Судана генерал-лейтенант Абдель Фаттах аль-Бурхан (до вступления на этот пост в августе 2019 года он возглавлял Военный совет Судана – авт.) создал коммисию по расследованию вооруженного мятежа. Комиссия состоит из пяти человек, включая старшего прокурора. Под председательством генерала-лейтенанта Эсама Карары (Esam Karar) она будет расследовать мятеж Оперативного управления, определять, кто несет ответственность за насильственные инциденты, а также «выявлять всех, кто участвовал, содействовал или занимался подстрекательством».

Глава протестного движения «Силы за свободу и независимость» (The Forces for Freedom and Change или FFC)  Ибрагим аль-Шейх (Ibrahim El Sheikh) заявил журналистам Агентства новостей Судана (Тhe Sudan News Agency или SUNA), что они считают главу Службы общей разведки виновным в событиях, произошедших 14 января, и считает восстание Оперативного управления «попыткой использовать и проверить уязвимую ситуацию в области безопасности в стране с целью захвата власти. Ибрагим аль-Шейх сказал, что «реструктуризация аппарата безопасности на новых основаниях должна быть ускорена. Его зубы должны быть удалены, чтобы стать аппаратом, который будет собирать информацию только, как это предусмотрено в Конституционной хартии, подписанной военной хунтой и FFC в августе 2019 года»[iii]. И.аль-Шейх назвал закон «О Национальной полиции» «ущербным». Он обвинил некоторых сотрудников полиции «в лояльности к бывшему режиму Омара аль-Башира» и в «подрывной деятельности в координации с элементами старого режима за рубежом». Ибрагим аль-Шейх подчеркнул, что «полиция Судана также нуждается в реструктуризации»[iv]. Глава протестного движения «Силы за свободу и независимость» также призвал к удалению военных баз и штаб-квартир Оперативного управления Службы общей разведки из городских районов, чтобы не было угрозы жизни гражданского населения, как это произошло во вторник 14 января в районе Soba, когда два молодых суданца были смертельно ранены. Ибрагим аль-Шейх также подчеркнул, что возлагает на сотрудников бывшей Национальная служба разведки и безопасности ответственными за насильственное прекращение сидячих забастовок в стране и подавление других  мирных протестов в стране с декабря 2018 года.

Как сообщает суданское радио Dabanga,  лидеры протестного движения встретились с премьер-министром Абдаллой Хамдоком. Они обсудили ранее представленный ими меморандум о недостатках системы безопасности в стране. Стороны договорились о встрече членов Суверенного совета, Совета министров и представителей коалиции «Силы за свободу и независимость» «для обсуждения сложившейся ситуации (имеется в виду после вооруженного мятежа – авт.)  и принятия критических решений по этому вопросу». Представитель движения Ваджди Салех (Wajdi Saleh)  отметил, что эти события связаны с мерами, принятыми переходным правительством для очищения страны от элементов «глубинного государства»[v]. Он потребовал ускорения реорганизации старых структур управления, назначения гражданских губернаторов вместо действующих военных губернаторов и создания законодательного совета[vi]. В.Салех также отметил: «Мы хотим знать, почему бывшие сотрудники Службы общей разведки страны все еще были вооружены, несмотря на их демобилизацию в декабре 2019 года».

Новостной сайт Foreign policy указал в своей статье от 17 января «Новый премьер-министр Судана борется с прошлым своей страны», что «насилие, которое вспыхнуло в Хартуме во вторник, стало зловещим предвестием того, что может произойти… Бывшие элитные войска, лояльные Баширу, пытались поднять мятеж по вопросу о выплате выходного пособия, что привело к перестрелкам и столкновениям в Хартуме, пока армия не подавила восстание. Этот эпизод послужил напоминанием о том, как много власти в стране по-прежнему имеют разведывательные службы и военные (лояльные прежнему режиму – авт.) даже когда сам аль-Башир находится в тюрьме»[vii].

Хотелось бы также процитировать Гарри Верховена (Harry Verhoeven), автора книги «Вода, цивилизация и власть в Судане» (”Water, Civilisation and Power in Sudan”), интервью с которым  появилось на сайте агентства BNN Bloomberg 16 января, который считает, что, «хотя восстание (в Хартуме – авт.) было плохо организовано и казалось анархичным, эти беспорядки стали отражением глубоких разногласий внутри суданского истеблишмента и логическим результатом борьбы за власть между Хемети (Мухаммед Хамдан Дагало – авт.), армией аль-Бурхана и гражданскими лицами вокруг Хамдока, которые очевидны для всех суданцев»[viii].

Перед премьер-министром Судана Абдаллой Хамдоком стоит сейчас нелегкая задача по сохранению равновесия между гражданскими и военными у власти, при этом укрепляя национальное единство, чтобы заложить основы демократического режима в стране. Можно было предсказать то, что «глубинное государство» лояльное режиму О.аль-Башира, будет пытаться проводить разного рода диверсии, чтобы хотя бы косвенно остаться у власти и не потерять былые преимущества. И военный мятеж 14 января — еще один отголосок про-аль-Баширских настроений в высших эшелонах суданской власти.

[i] https://www.dabangasudan.org/en/all-news/article/sudan-court-prepares-murder-charges-against-bashir-and-niss-chief-gosh

[ii] https://www.sudantribune.com/spip.php?article68858

[iii] https://www.dabangasudan.org/en/all-news/article/el-sheikh-sudan-s-security-apparatus-behind-attacks-on-protesters

[iv] https://suna-sd.net/en/single?id=536232

[v] Что такое «глубинное государство» (Deep State), простыми словами? Наиболее простое объяснение: это секретная сеть административных органов, спецслужб и других элементов власти той или иной страны, которые работают в тени и контролируют все из закулисья. «Глубинное государство» – это истинная власть, но власть в тени. Власть, которая тянет за ниточки, скрываясь за демократическим фасадом якобы открытого правительства. Впервые этот термин появился в 1920-х годах, когда тайная турецкая группа начала работать под прикрытием для защиты правительственной структуры государства. Ее работа включала в себя шпионаж, манипуляции, вымогательство и убийство «врагов государства». Впоследствии термин «глубинное государство» начал применяться к большинству других турецких секретных группировок, чья работа каким-то образом затрагивает правительство, а также к закулисным политическим системам Египта, России и США. И их влияние огромно, особенно учитывая тот факт, что влиятельные люди, от чьих решений зависит то, куда именно будет дуть ветер, поддерживают ту же политику действий и имеют долгосрочные планы, которые никоим образом не зависят от того, чья администрация находится у власти в данный момент. https://altarena.ru/deep-state-usa/

[vi] https://www.dabangasudan.org/en/all-news/article/sudan-to-liquidate-deep-state-institutions-media

[vii] https://foreignpolicy.com/2020/01/17/sudan-new-prime-minister-abdalla-hamdok-east-africa-democracy-transition-state-sponsor-terrorism-designation/

[viii] https://www.bnnbloomberg.ca/bloody-spy-mutiny-in-sudan-casts-shadow-over-post-bashir-plans-1.1374901

55.84MB | MySQL:105 | 0,472sec