Французские эксперты о внешнеполитической активности Турции в Сирии и Ливии. Часть 1

Французские аналитики и эксперты уделяют большое внимание турецкой внешней политике на Ближнем Востоке. Данное внимание объясняется все большей вовлеченностью Анкары в ливийский кризис. Известно, что Франция имеет значительные интересы в этой североафриканской стране. В президентство Николя Саркози в 2011 году именно Париж оказал решающее влияние в свержении законного правительства Муаммара Каддафи, после чего Ливия погрузилась в пучину хаоса и гражданской войны. В настоящее время Париж поддерживает во внутриливийском противостоянии фельдмаршала Халифу Хафтара в противовес Правительству национального согласия (ПНС) Фаиза Сарраджа, союзником которого является Турция. Конфликт между этими двумя крупными державами НАТО вынуждает французских аналитиков внимательнее присматриваться к турецкой внешнеполитической стратегии.

На сайте «Ключи к Ближнему Востоку» (Les Cles du Moyen Orient) была опубликована статья Эмиля Бувье «От Сирии к Ливии: Турция на двух фронтах. Резюме и анализ». По мнению французского исследователя турецкая военная операция «Источник мира», начатая Анкарой в октябре 2019 года, привела к дестабилизации обстановки в Северной Сирии. При этом Эмиль Бувье ссылается на Автономную администрацию северо-востока Сирии, то есть на непризнанное правительство проамерикански настроенных сирийских курдов из «Сил демократической Сирии» (СДС). Операция «Источник мира» началась 9 октября прошлого года и  первоначально ее целями были города Телль-Абъяд и Рас эль-Айн. Позже для того, чтобы обезопасить свои интересы и создать 30-километровую полосу безопасности президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган вначале достиг соглашения с США о временном прекращении огня, а затем 22 октября подписал соглашение с президентом России Владимиром Путиным. Это соглашение останавливало наступление сирийских войск в  обмен на вывод «Сил народной самообороны» (СНС) из приграничных районов и начало совместного российско-турецкого патрулирования этих районов.

Эмиль Бувье подчеркивает неочевидность турецких успехов в Северо-Восточной Сирии. Турецким военным не удалось вызвать  доверие у курдского населения данного региона. Курды все чаще встречают совместные российско-турецкие патрули гнилыми фруктами и овощами, камнями, а то и «коктейлями Молотова». По данным курдов, турецкие вооруженные силы и их клиенты из Сирийской национальной армии (СНА) систематически нарушают прекращение огня. 9 января 2020 года в результате удара турецкого беспилотника погиб один мирный житель и один боец курдского ополчения «Асаиш». 10 и 11 января были подвергнуты артиллерийскому обстрелу городки Аррида,  Чорба Нисадж и Казали. Наконец, 12 января в результате ракетного обстрела деревни Дугир погибли один мирный житель и один боевик СДС.

По мнению французского эксперта, Турции вряд ли удастся осуществить проект переселения 3,5 млн сирийских беженцев на занятые территории. Между Рас эль-Айном и Телль-Абъядом вместо изначально планируемых 30 километров туркам удалось углубиться только на 20 километров. Большинство сирийских беженцев в Турции не испытывают большое желание переселяться в эти северо-восточные районы, отторгнутые от САР. Более того, в результате военной операции «Источник мира» тысячи новых сирийских беженцев устремились на турецкую территорию. Французский автор убежден в том, что помимо обеспечения безопасности турецко-сирийской границы целями турецкой военной операции являются экономическая эксплуатация этой территории и изменение демографического баланса, то есть изгнание из этого региона курдов и его «арабизация». Регион Северо-Восточной Сирии известен как сельскохозяйственная житница этой страны. Э.Бувье пишет о том, что были зафиксированы рейсы грузовиков с сирийской пшеницей в сторону турецкой границы в сопровождении бронетранспортеров. Ему удалось найти турецкий циркуляр, предписывающий отправить из Телль-Абъяда на склады в турецкую Урфу 2000 тонн зерна до конца июня 2020 года. Что касается арабизации, то хотя турецкому правительству не удастся разместить здесь 3 млн беженцев, но определенных успехов оно может достичь, учитывая предоставление на данной территории жилья протурецким боевикам и членам их семей (1).

Что касается Ливии, Эмиль Бувье справедливо указывает на то, что в настоящее время в ливийском конфликте существуют два протагониста: Ливийская национальная армия (ЛНА) Халифы Хафтара и правительство национального согласия (ПНС) Фаиза Сарраджа в Триполи. При этом международно признанное ПНС пользуется поддержкой со стороны Турции и Катара, а ЛНА Хафтара – со стороны Египта, ОАЭ, Саудовской Аравии и России. Эмиль Бувье почему-то не упоминает Францию, хотя Париж является одним из основных спонсоров и покровителей Халифы Хафтара. 25 июля 2017 года в Париж при посредничестве французского президента Эммануэля Макрона была проведена конференция различных ливийских политических сил, на которой была достигнута договоренность о проведении в возможно кроткие сроки парламентских и президентских выборов в этой стране. Однако согласие длилось недолго. Уже через несколько дней между Триполи и Тобруком возобновились столкновения. В апреле 2019 года командующий ЛНА объявил о начале наступления на Триполи с тем, чтобы «уничтожить очаг терроризма в Ливии». А уже в мае 2019 года в Ливию из Турции прибыла первая партия оружия: бронетранспортеры турецкого производства.

Автор в этой связи задается вопросом: какие причины побуждают Турцию поддерживать правительство Сарраджа. По его мнению, главным ответом на этот вопрос являются природные богатства, а точнее месторождения природного газа на средиземноморском шельфе. Турция в вопросе эксплуатации газовых месторождений Средиземного моря оказалась в изоляции, столкнувшись с коалицией Египта, Израиля, Греции и Кипра. Вот почему правительству Эрдогана срочно понадобилось искать возможного союзника. 27 ноября между правительством Турции и ПНС Сарраджа был заключен договор о разграничении в зоне Средиземноморья, выгодный для обоих государств, но категорически не устраивающий Грецию и Кипр. 9 декабря ливийский посол, представляющий правительство Сарраджа даже был выдворен из Греции. По мнению Э.Бувье, о решимости Эрдогана закрепиться в Ливии говорит непрекращающаяся военная поддержка ПНС Сарраджа. После заявления турецкого президента о намерении послать войска в Ливию для противодействия мятежнику Хафтару, турецкий парламент 2 января 2020 года проголосовал за это решение.

Причинам желания Эрдогана «залезть в ливийский котел» посвящена статья Реми Карселеса «Прочтение ливийского конфликта и растущая роль Турции». Автор начинает с исторических причин геополитического турецкого присутствия в Ливии. В 16 — начале 20 веков территория современной Ливии входила в состав Османской Империи. Турецкие гарнизоны располагались в Триполи и Мурзуке (последний город находится в глубине ливийской территории, в пустыне Сахара).

Интересно, что именно османы восстановили города на территории современной Ливии в 16 веке. В 9-10 веке процветающие города на морском побережье Ливии, оставшиеся от античной эпохи, были разрушены в ходе т.н. «второго арабского нашествия», когда племена бедуинов были вытеснены из Египетской пустыни на запад династией Фатимидов. В 17 — начале 19 веков в Триполи утвердилась династия пашей Караманлы турецкого происхождения, занимавшаяся морским пиратством. Ее закат наступил в 1830-е годы, когда корабли Караманлы потерпели поражение в борьбе с американским флотом, боровшимся за безопасность судоходства, а французы захватили Алжир. После этого побережье Ливии перешло под контроль религиозного братства Сенусийя, идеология которого напоминала салафизм. В 1912 году в ходе итало-турецкой войны Триполитания была захвачена итальянцами. При этом в обороне Триполи принял активное участие молодой турецкий офицер Мустафа Кемаль (Ататюрк). В 1931 году территория современной Ливии была аннексирована фашистской Италией. При этом 5% населения страны продолжали считать себя потомками турок и черкесов, смешавшимися с местными арабами. Большинство из них проживали в Мисурате и Триполи. Идентичность этих ливийцев оказалась под угрозой после прихода к власти в 1969 году режима полковника Каддафи (2). Правительство Каддафи было сторонником идеологии арабского национализма, стирающего грани между различными субэтническими группами. Не отсюда ли бреет начало враждебность клана Мисураты к Каддафи?

  1. https://www.lesclesdumoyenorient.com/De-la-Syrie-a-la-Libye-la-Turquie-sur-tous-les-fronts-resume-et-analyse-3082.html
  2. https://www.lesclesdumoyenorient.com/L-enlisement-du-conflit-libyen-et-le-role-croissant-de-la-Turquie-1-2.html

 

55.8MB | MySQL:105 | 0,584sec