Доклад SETA: «Радар безопасности: Геополитический ландшафт Турции 2020 года». Часть 1

Турецкий Фонд политических, экономических и социальных исследований SETA опубликовал доклад под заголовком  «Радар безопасности: Геополитический ландшафт Турции 2020 года», в котором вкратце изложено виденье одного из ведущего аналитического центра относительно внешней политики страны. Важность этого доклада заключается и в том, что по неофициальным данным Фонд спонсируется Министерством иностранных дел Турции. Некоторые из нынешних и бывших членов SETA сегодня занимают высокие посты в правительстве страны.  Так, например Ибрагим Калын, директор-основатель SETA, в настоящее время является главным советником президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Фахреттин Алтун, бывший генеральный координатор офиса SETA в Стамбуле и заместитель генерального координатора SETA, в настоящее время работает в качестве главы президентской администрации по связям с общественностью. Бурханеттин Дуран, генеральный координатор SETA, также является членом Совета безопасности и внешней политики президентского аппарата.

Вкратце доклад «Радар безопасности: Геополитический ландшафт Турции 2020 года» касается следующих тем: роль Турции в Сирии, обязательства Турции перед сирийским народом; контртеррористическая стратегия Турции против РПК с фокусом на оперативные и разведывательные аспекты; военная активность Турции в отношении зарубежных военных обязательств Турции и укрепление своего присутствия за рубежом; развитие оборонной промышленности Турции с акцентом на усилия по достижению оборонной автономии; национальные интересы Турции в Восточном Средиземном море в контексте все более углубляющихся вопросов энергетической безопасности, а так же стратегическое значение соглашения между Турцией и Ливией о возможном размещении военнослужащих турецкой армии в Ливии; и двусторонние отношения Турции с Соединенными Штатами и Россией.

Учитывая весь объем доклада и его важность, будем представлять ее главные мысли в серии отдельных статьей. А так же, считаем важным подчеркнуть, что все формулировки, использованные в статье, взяты из доклада, и могут не отражать нашу авторскую позицию.

 Сирийский конфликту и видение для 2020 года

Главные итоги 2019 года таковы:

  • во время саммита в Анкаре Турция и Россия договорились о заморозке конфликта,
  • была проведена совместная военная операция турецкими вооруженными силами и Сирийской национальной армией против РПК / СНС («Силы народной самообороны») на северо-востоке Сирии,
  • в Женеве начал свою работу Сирийский конституционный комитет.

На международном уровне процесс политического перехода Сирии при поддержке Турции, Ирана и России набрал скорость. Благодаря Астанинскому формату удалось согласовать список делегаций для Конституционного комитета. На основании этого достижения был проведен первый раунд его заседаний. Все стороны согласовали правила процедуры и утвердили 12 принципов, которые рассматриваются в качестве основы новой конституции. Помимо внутренних препятствий, вопросы каким образом конституция будет утверждена сирийским народом на выборах и как конституция будет осуществляться в переходный период, остаются без ответа.

После того, как Турция и сирийская оппозиция отложили почти на год свою военную операцию против СНС в Северо-Восточной Сирии и Манбидже, и после ухода американских войск началась совместная сирийско (оппозиции)-турецкая военная операция, что неминуемым образом отразилась на динамике военно-политического процесса в Сирии. В итоге была создана так называемая зона безопасности длиною 145 километров длину и 30 километров в глубину.  Далее американские и французские войска вышли на нефтяные месторождения в Сирии, лишив тем самым главную часть финансовой прибыли для СНС. Режим Б.Асада и российские военные вошли в Манбидж и Северо-Восточную Сирию, согласно сделке с СНС, а Анкара, в свою очередь, подписала два отдельных соглашения с Вашингтоном и Москвой, предусматривающие вывод СНС. Однако, как пишется в докладе, с тех пор российская сторона не выполнила обещание и из-за этого продолжаются столкновения  между Сирийской национальной армией и альянсом Дамаска с СНС.

Турция не смогла полностью достичь запланированных территорий зоны безопасности, говорится в докладе.  Президент Башар Асад испытывает нехватку возможностей и пытается найти баланс в отношениях с СНС, поскольку последние продолжает сотрудничать с США, они ставят максимальные требования и не дают доступ правительственным войскам к прибыльным нефтяным месторождениям Сирии.

Идлиб

Несмотря на то, что президентам России и Турции удалось достичь соглашения по Идлибу, ситуация там остается бомбой замедленного действия. Присутствие радикальных группировок в Идлибе является аргументом, используемым Россией и Ираном против Турции, для начала военной операции, тем не менее, Турция опасается новой волны миграции в 2 млн сирийских беженцев, отмечается в докладе. Турция использует свои 12 наблюдательных пунктов в Идлибе, чтобы удержать войска режима от продвижения вперед. Однако последняя по времени операция правительственных войск и окружение турецкого наблюдательного пункта в Мореке доказали, насколько уязвимо турецкое военное присутствие в Идлибе.

Как будут развиваться события в 2020 году: вторая военная операция на северо-востоке Сирии

После совместной турецко-сирийской (оппозиция) военной операции на северо-востоке Сирии динамика в регионе значительно изменилась. Создалось много проблем, но кроме этого появилось много возможностей и вероятных  сценариев. С одной стороны, Турции необходимо убедить европейские государства в том, что в их общих интересах финансировать проекты реконструкции на северо-востоке Сирии, чтобы ускорить возвращение сирийских беженцев на родину. Важным фактом является то, что Турция не смогла полностью достичь своей цели: нынешняя зона безопасности охватывает только одну треть запланированной территории, и ни США, ни Россия, похоже, не хотят и не способны ответить на требования Турции о полном выводе СНС.

С другой стороны, СНС, режиму Асада, России и США необходимо найти баланс и точки сближения,  учитывая новые реалии, в которых США продолжают блокировать доступ к нефтяным ресурсам режиму и предотвращают полную капитуляцию СНС России. В зависимости от дальнейшего развития этой динамики, нельзя отрицать возможность второй ограниченной совместной турецко-сирийской (оппозиция) военной операции на северо-востоке Сирии. Тем не менее, Турция будет продолжать балансировать между ее национальными интересами — обеспечить свою национальную безопасность — и справляться с критикой западных государств, которые видят в СНС партнера.

Идлибское болото

Ситуация в Идлибе может превратиться в долгий нерешенный спор из-за тупика, созданного «Хаят Тахрир аш-Шам» (запрещена в России), удерживающего 3,3 млн гражданских в качестве заложников. Российская сторона может продолжать использовать ситуацию в Идлибе в качестве рычага давления на Турцию, чтобы заставить Анкару пойти на уступки. Маловероятно, что сирийская оппозиция расправится с радикальными группировками в Идлибе, особенно после операции «Хаят Тахрир аш-Шам»  в новогоднюю ночь. Вполне вероятно, что режим Асада, Иран и Россия продолжат свои попытки взять под контроль Идлиб по частям, используя стратегию выжженной земли и вынуждая тысячи мирных жителей бежать к турецкой границе. Это будет осуществляться постепенно, чтобы уменьшить международный и турецкий гнев. Поскольку вооруженные группы в Идлибе, по-видимому, не в состоянии остановить атакующую сторону, единственным выходом из этого тупика является, создание пояса безопасности на границе с Турцией или рисковать прямой конфронтацией между «Хаят Тахрир аш-Шам» и Сирийской национальной армией, путем ускорения усиления последней в Идлибе. Тем не менее, вполне вероятно, что Турция постарается выиграть как можно больше  времени и будет стремиться к дальнейшему дипломатическому замораживанию разногласий с Россией путем взаимных соглашений между президентами.

Политический переходный процесс

Будущее Конституционного комитета и более широкий процесс политического перехода будут зависеть от турецко-российских двусторонних отношений и общей эскалации на местах. Если Москве и Анкаре удастся избежать крупных споров и конфликтов, возможен прорыв в работе конституционного комитета. Однако будущее процесса также зависит от позиции режима Башара Асада и того давления, которое Россия окажет на него. В общих рамках, установленных Турцией и Россией, западные страны и Иран могут ускорить или замедлить этот процесс.

44.65MB | MySQL:110 | 0,820sec