Доклад SETA: «Радар безопасности: Геополитический ландшафт Турции 2020 года». Часть 2

Как писали в предыдущей статье, мы собираемся в последовательном порядке представить доклад турецкого Фондa политических, экономических и социальных исследований SETA «Радар безопасности: Геополитический ландшафт Турции 2020 года». И в этой части сообщим о главных акцентах, сделанных во главе «Контртеррористическая стратегия Турции: несколько приоритетов». Как мы отмечали ранее, все формулировки, использованные в статье, взяты из доклада, и могут не отражать нашу авторскую позицию.

Итоги 2019 года в сфере контртеррористическох деятельности Турции таковы:

  • В течение года Турция провела внутренние контртеррористические операции под названием Kıran, а так же трансграничные военные операции «Коготь -1/2/3» и операцию «Источник мира», с целью сдержать угрозы РПК, минимизировать ее вооруженные возможности и, в конечном счете, ограничивать ее трансграничную террористическую деятельность и мобилизацию. Как пишется в докладе, серия операций под названием «Операция решительности», очевидно, сыграла стратегическую роль в сдерживание угрозы РПК в городах и сельской месности.
  • Вооруженные силы Турции вместе с силами внутренней безопасности провели около 109 000 внутренних и международных контртеррористических операций против РПК. По сравнению с предыдущим годом, этот показатель вырос на 150%.
  • 47 террористов высокого ранга были убиты турецкими силами безопасности; все они были ответственны за проведение 72 терактов.
  • В период с января по декабрь 2019 года РПК произвела 28 нападений на природные ресурсы/леса и использовала высокотехнологические беспилотные летательные аппараты для проведения более эффективных террористических атак.

В качестве реакции на многочисленные контртеррористические операции Турции на различных фронтах, включая Сирию и север Ирака, РПК пришлось выбрать тактику «ударь и беги», чтобы минимизировать эффективность оперативности и тактического превосходства сил безопасности Турции. Основная цель этой тактики РПК заключается не в захвате контроля над территориями в Турции и на севере Ирака, а в том, чтобы нанести ущерб целевым военным позициям и немедленно покинуть район, чтобы избежать ответных действий. Кроме того, тем самым РПК пытается показать, что способна поддерживать свой оперативный потенциал и нацеливаться на военный персонал. В течение 2019 года стало очевидным, что РПК пересматривает свои методы работы.

Как будут развиваться события в 2020 году: интенсификация контртеррористических атак Турции

Присутствие и ограниченная мобилизация РПК в Турции, Сирии и на севере Ирака будут оставаться источником угрозы терроризма для Турции. Турция продолжит проведение контртеррористических операций в следующих трех регионах. Сирия, где СНС, вероятно, сохранит свое территориальное присутствие за пределами линии Телль-Абьяд — Рас-эль-Айн. Хотя Турция и Россия договорились о выводе элементов СНС из целевых регионов зоны безопасности Турции, представляется, что 2020 год будет сложным  сточки зрения усилий Турции в Сирии по сдерживанию угроз СНС.

Второй географической зоной, где Турция будет активно проводить операции против РПК, является Северный Ирак. Две основные цели Турции на 2020 год — ограничение тактической и оперативной маневренности РПК, а также поддержание и расширение зоны контроля Турции в регионе. Таким образом, Турция сможет обезопасить свои южные границы и положить конец мобилизации террористов.

Последним географическим охватом контртеррористических операций Турции будут восточные и юго-восточные сельские районы Турции, в которых турецкие силы безопасности стремятся полностью ограничить присутствие и мобилизацию РПК.

В 2020 году, вероятно, РПК продолжит применять тактику «ударь и беги» до тех пор, пока не возобновит инициативу нападения и не радикализирует «потенциальных террористов». Кроме того, РПК столкнется с многочисленными трудностями в вопросе человеческих ресурсов. Дело состоит в том, результате интенсивных контртеррористических операций Турции, продолжительность жизни у членов РПК достаточно низкая. РПК, скорее всего, будет набирать сторонников из своих сирийских филиалов, однако в условиях потенциальной военной операции Турции в Сирии, СНС предоставит ограниченное количество боевиков. Кроме того, учитывая меньшие ожидания относительно набора мужчин и женщин турецкого происхождения, РПК, скорее всего, будет вести активную вербовку среди езидов, чтобы поддерживать организационное выживание в Ираке.

Следует ожидать, что турецкие военные и сотрудники службы безопасности будут подвергаться нападениям не только со стороны РПК, но и аффилированных с ей организаций, таких как «Соколы свободы Курдистана» (TAK) в Турции, Wrath of Olives в Сирии, особенно в регионе Африна и Народных сил обороны (HPG) в Ираке. В этом смысле можно смело утверждать, что сочувствующие РПК и СНС, которые уже идеологически радикализированны, попытаются приобрести способность проводить террористические атаки на идеологической основе мести. РПК также, скорее всего, расширит в Ираке свою традиционную и виртуальную пропаганду с призывом к молодежи присоединиться к РПК.

52.57MB | MySQL:103 | 0,734sec