Об оценках иракскими политологами ситуации в сирийской провинции Идлиб

Обострение обстановки в сирийской провинции Идлиб закономерно не осталось незамеченным в соседнем Ираке. Вот как оценивают перспективу развития ситуации иракские политологи, опубликовавшие свое видение вопроса на страницах портала «Аль Сабах аль-Джадид».

Драматические события, произошедшие в регионе Идлиб на севере Сирии в течение последних нескольких дней, пролили больше света на судьбу турецко-российских договоренностей в этом регионе и на том, подходит ли к концу медовый месяц между российским и турецким руководством, учитывая то, что говорят в многочисленных спекуляциях и комментариях относительно возможности столкновения двух стран на сирийской земле.

6 турецких солдат и гражданское лицо, работающее в турецкой армии, были убиты в результате бомбардировки силами сирийского режима при поддержке российского воздушного прикрытия 3 февраля после чего турецкие силы атаковали военные базы сирийского режима, убив, согласно турецким сообщениям, 76 солдат и ополченцев, в ходе противостояния, названного наиболее жестоким, между Турцией и режимом Б.Асада, которого поддерживает России в течение последнего периода.

Эти события вызывают много вопросов о том, в какой степени сохранились соглашения о прекращении огня, заключенные между Анкарой и Москвой, в Сочи и Астане.

Осенью 2019 года ситуация в Сирии ухудшилась после того, как Турция начала операцию «Источник мира» против курдских группировок, которые Анкара считает террористическими, а ранее, в сентябре 2018 года президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган согласились в ходе переговоров в Сочи, создать демилитаризованную зону вдоль границы  зоны деэскалации в Идлибе на глубине 15-20 км, организовать совместное патрулирование, чтобы следить за соблюдением  соглашения о прекращении огня. В соответствии с этими соглашениями Турция создала 12 наблюдательных постов, в которых присутствует турецкая армия.

Кроме того, согласно соглашению, Турция несет ответственность за разоружение группировок, выступающих против Асада в регионе, в то время как силы России и Асада воздерживаются от проведения комплексных военных действий в Идлибе, чтобы избежать массового исхода, примерно, 3 млн гражданских лиц  в направлении турецкой границы.

Однако недавние события, представленные широкомасштабной атакой на регион, предпринятой силами сирийского режима при поддержке российских ВКС, указывают на стремление Дамаска изменить правила игры и отступить от того, что было согласовано в Сочи и Астане, на фоне российского молчания, указывающего на возможность усложнения отношений между Анкарой и Москвой из-за обостряющихся противоречий в Сирии.

Некоторые наблюдатели отмечают, что сирийский режим, по-видимому, не может принять какое-либо самостоятельное решение относительно начала или хода военных операций, и что все решения находятся в руках российских военных, которые активно присутствуют в Сирии, что, в свою очередь, приводит к выводу, что конфронтация идет между Россией и Турцией, а не между Турцией и сирийским режимом.

Тем не менее, дипломатические контакты между Анкарой и Москвой не прекратились после недавней эскалации в Северной Сирии, поскольку  8 февраля, завершилась встреча в Анкаре, на которой две делегации, из Турции и России собрались для обсуждения ситуации в провинции Идлиб, в то время как турецкое новостное агентство процитировало дипломатические источники заявившие, что «встреча делегаций была сосредоточена на шагах, которые могут быть предприняты для обеспечения спокойствия и продвижения политического процесса в Сирии».

Кроме того, в турецких сообщениях указывалось, что путем своей недавней эскалации в провинции Идлиб на севере Сирии, Москва попыталась выразить свое несогласие с соглашением о морской границе, безопасности и военном сотрудничестве, заключенном между Анкарой и правительством Фаиза Сарраджа, в Ливии, и эти факты демонстрируют то, что Москва не удовлетворена растущим влиянии Турции в Ливии, грозящем превзойти собственное российское, и тем самым, она активизирует фронт против Анкары в Сирии.

По мнению ряда наблюдателей, Турция оказалась в незавидном положении после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во многом полагавшийся на поддержку Москвы и президента России, Владимира Путина, после того, как его отношения с Соединенными Штатами, которые, по мнению Анкары, стояли за неудачной попыткой государственного переворота против Эрдогана, в июле 2016 года, значительно ухудшились. Теперь у Эрдогана, возможно, не будет иного выбора, кроме как противостоять действиям России.

Оценивая размышления иракских экспертов и общую направленность публикаций в иракских СМИ, посвященных ситуации в Идлибе, можно констатировать, что их тон, применительно к роли РФ в происходящем варьируется от нейтрального до сдержанно-осуждающего. И уж если авторы в чем и не сомневаются, так это в полной несамостоятельности Дамаска в принятии решений подобного уровня.

И в самом деле, логика в таком подходе есть: продолжение наступления сирийской армии и ее союзников западнее стратегического шоссе М 5 неизбежно и в течение очень короткого времени приведет, и, местами, это уже происходит, к прямому вооруженному противоборству турецкой и сирийской армий. Можно не сомневаться, что, стороны не будут вести себя сдержано: одни, разгорячены недавними успехами и уверены в своей «крыше», в смысле, в поддержке ВКС РФ, другие не намерены отдавать Идлиб и способны продемонстрировать весь свой военный потенциал, который на голову превосходит возможности сирийцев. Поэтому, либо на обострение сознательно идет какая-то «партия войны» в руководстве Сирии, при поддержке Москвы, либо это сознательная линия России. Правда, Москве, если начнется война Турции с САР в Идлибе, придется принимать сложное решение, выступить против турок, либо рискнуть потерять свой статус, поскольку отделаться в это раз дежурными заявлениями типа, «мы все видим и наши средства все могут и всех собьют», как в случаях с израильскими акциями, будет невозможно.  В любом случае, что теряют турки, в случае ограниченной войны с РФ в Сирии? Практически ничего. А вот Россия может потерять гораздо больше.  Во всяком случае, вопросов в отношении возможных российских действий гораздо больше, так же как и симпатии по отношению к действиям Турции в Идлибе, воспринимаемым в контексте противостояния с жесткими действиями сирийских силовиков.

Частично, и это обстоятельство никто не отменял, объяснение этому кроется во все том же соперничестве между САР и Ираком. Его, несмотря на все перипетии последних 30 лет, также никто не отменял. Ну и Турция значит для нынешнего Ирака гораздо больше, чем Сирия.

Еще одним фактором внимания к сирийским событиям является та проекция, которую они  оказывают на пребывание войск США в самом Ираке. Большая часть их отходит к иракским границам либо закрепляется на сирийской  территории. Так, на днях, американские военные подняли свой флаг в центре Тель-Барака, а американские военные вертолеты осуществили разведывательные полеты над этим районом, предназначенным для создания их новой базы.

Строительные работы в северной части Тель-Барака продолжаются с 3 февраля.

Целью создания этой базы является преградить путь для российских военных к одному из важнейших центров добычи нефти в Сирии на месторождении Румайлан, расположенному в северо-восточной части Хасеке.

Параллельно, американские силы, дислоцированные в провинции Дейр-эз-Зор, начали разворачивать военный объект в районе Гверана с целью контроля добычи нефти в Дейр-эз-Зоре.

До недавнего времени американские силы присутствовали на 11 военных базах в Хасеаке, Ракке и Дейр-эз -Зоре.

Концентрация ВС США на сопредельных сирийских или собственных, иракских территориях, являющаяся следствием их противостояния сирийским правительственным силам, их союзникам и РФ, по оценке иракских экспертов может варьироваться, как количественно, так и качественно. В одном лишь можно не сомневаться: на фоне тех же  событий в Идлибе, никуда США из региона не уйдут.

52.51MB | MySQL:104 | 0,277sec