Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (10 — 16 февраля 2020 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Сирии в связи с резким обострением обстановки на севере этой страны.

По утверждениям турецкого военного ведомства, сирийская армия 10 февраля обстреляла позиции ВС Турции в Идлибе, в результате чего 6 человек погибли, а 5 получили ранения. В ответ, как сообщили в Анкаре, турецкие военные нанесли удары по 115 целям сирийской армии, «нейтрализовав» 101 солдата войск Асада и уничтожив несколько единиц боевой техники. Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 12 февраля, что не менее 14 турецких военнослужащих погибли в результате двух обстрелов позиций турецких ВС в провинции Идлиб. На всем протяжении минувшей недели Эрдоган постоянно выступал с резкими заявлениями и угрозами в адрес сирийского руководства. Так, он заявил, что Турция решительно настаивает на том, чтобы до конца февраля сирийские войска отошли  на позиции, оговоренные в сочинском меморандуме. В противном случае он угрожал применить «для этого любую необходимую силу». Кроме того, Турция впредь будет наносить ответные удары по позициям сирийских войск «даже за пределами территорий, оговоренных в сочинском меморандуме, в случае нападения на турецких военных». Р. Т. Эрдоган обвинил Сирию и Россию в нападениях на мирное население в Идлибе и пригрозил сбивать все самолеты в небе над этой провинцией, если они будут представлять опасность для турецких сил.

Тем временем турецкие войска приступили к строительству новых наблюдательных пунктов в Идлибе, не предусмотренных сочинскими договоренностями. На сирийскую территорию постоянно перебрасываются новые подкрепления, в том числе танки, артиллерийские орудия и РСЗО. Турки также поставляют боевикам в Идлибе вооружение и военную технику, военную форму ВС Турции. Продолжаются обстрелы позиций сирийских войск турецкой артиллерией. В то же время, как констатируют военные наблюдатели, «при всей решительности заявлений Анкары, на данный момент турецкая армия не ведет масштабных действий против сирийских правительственных войск и их союзников».

В Кремле подчеркнули, что ситуация в Идлибе беспокоит Россию. Москва и Анкара поддерживают постоянные контакты по ситуации в этом регионе. 10 февраля в Анкаре прошли переговоры официальных лиц РФ и Турции по ситуации в Идлибе, которые завершились безрезультатно. Переговоры будут продолжены в Москве 17 февраля. 12 февраля президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган обсудили по телефону различные аспекты сирийского урегулирования, в том числе в контексте обострения обстановки в Идлибской зоне деэскалации. Была отмечена важность полной имплементации имеющихся российско-турецких договоренностей, включая Сочинский меморандум от 17 сентября 2018 г. Главы МИД двух стран С. Лавров и М. Чавушоглу провели 15 февраля встречу в Мюнхене на полях международной конференции по безопасности. Ранее, 13 февраля, начальники генштабов ВС России и Турции генералы В. Герасимов и Я. Гюлер обсудили по телефону ситуацию в Сирии, в том числе обстановку в Идлибе.

В Москве, комментируя заявления Р. Т. Эрдогана, заявили, что ВС Сирии наносят удары в Идлибе только по террористам, а не по гражданским лицам. Ситуация в идлибской зоне обостряется из-за турецкой военной техники и войск, которая входит через границу в Сирию, подчеркнули в МИД РФ. Россия считает недопустимым использование трагических событий в районе Идлиба турецкими политиками, провокационные комментарии на этот счет не способствуют урегулированию, считают в российском внешнеполитическом ведомстве. Ряд турецких наблюдательных постов оказались в глубоком тылу сирийской армии, «возникает вопрос, зачем они нужны», — сказал замглавы МИД РФ М. Богданов. Глава МИД России С. Лавров заявил 15 февраля, что задача обеспечения выполнения достигнутых на высшем уровне российско-турецких договоренностей относительно провинции Идлиб сложная, но работа по этому направлению продолжается. Лавров назвал неизбежной победу над терроризмом в провинции Идлиб.

Действия Турции в провинциях Идлиб и Алеппо являются нарушением суверенитета сирийского государства, Анкара несет полную ответственность за последствия присутствия армии Турции в Сирии, заявили в МИД САР.

НАТО озабочена наступлением армии Сирии в Идлибе, призывает прекратить операцию, заявил генсек альянса Й. Столтенберг. Вашингтон считает, что нападения на турецких военных в Сирии выходят за рамки и будет поддерживать Анкару. В то же время США не собираются вмешиваться в ситуацию на земле в провинции Идлиб, заявил 11 февраля помощник президента США по национальной безопасности Р. О’Брайен. Заявления США по Сирии неубедительны и противоречивы, считает Р. Т. Эрдоган. «Мы весьма обеспокоены поведением США, оно вызывает недоверие», — отметил он.

На минувшей неделе на востоке провинции Идлиб, в западных и юго-западных районах соседней провинции Алеппо правительственные войска Сирии вели боевые действия против вооруженных формирований экстремистских и террористических группировок. Под контроль ВС САР полностью перешла стратегическая трасса М-5 — основная транспортная артерия юг — север, которая связывает Дамаск с промышленными районами на севере Сирии и экономической столицей Алеппо. Сирийская армия также освободила от боевиков десятки населенных пунктом к западу и юго-западу от города Алеппо, а 16 февраля установила полный контроль над всеми населенными пунктами вокруг этого города впервые с 2012 г. Отряды боевиков под прикрытием огня турецкой артиллерии неоднократно контратаковали позиции сирийских правительственных сил в провинции Алеппо. Активные боевые действия, в основном позиционные, велись в провинции Идлиб. 11 февраля силы ПВО российской авиабазы «Хмеймим» сбили два БПЛА джихадистов.

В ночь на 14 февраля сирийские средства ПВО отразили очередной ракетный удар ВВС Израиля над Дамаском. Сирийским военным удалось сбить несколько целей. Отмечается, что ракеты были запущены со стороны Голанских высот. Сообщается о человеческих жертвах и материальном уроне в результате ракетного удара.

Разногласия России и Турции по Идлибу не повлияют на поставку российских ЗРС С-400 и отношения Москвы и Анкары в целом, заявил 15 февраля глава турецкого МИД М. Чавушоглу по итогам встречи с российским коллегой С. Лавровым в Мюнхене. «Мы не можем менять наши принципиальные позиции и политику из-за единичных разногласий с той или иной страной. Мы не должны позволить проблемам в Сирии подорвать наше сотрудничество и отношения», — отметил Чавушоглу. «Российско-турецкие отношения находятся на очень хорошем уровне, но это не означает согласия по всем вопросам», — заявил в ответ С. Лавров.

Власти Турции усилили меры по обеспечению безопасности посольства России в связи с угрозами, поступающими послу РФ в Анкаре А. Ерхову из-за обострения ситуации в сирийской провинции Идлиб. Российская сторона выразила уверенность в том, что Турция обеспечит безопасность абсолютно всех россиян, работающих в этой стране.

Сложная обстановка сохраняется в Ливии. Совет Безопасности ООН 12 февраля принял резолюцию, где содержится требование «ко всем странам-членам [ООН] соблюдать условия оружейного эмбарго [в отношении Ливии], наложенного резолюцией 1970, в том числе прекратив любую поддержку [наемного военного контингента] и выведя весь военный наемный контингент». Совбез призывал все страны «не вмешиваться в конфликт и не принимать меры», которые его усугубляют. Приветствуется проведение переговоров военного комитета Ливии в формате «5+5» в Женеве. Для контроля за прекращением огня СБ ООН планирует попросить генерального секретаря организации выработать специальный механизм мониторинга. Россия при голосовании воздержалась.

Мир и прекращение огня станут возможны в Ливии только после ликвидации террористов и вооруженных группировок, а также выдворения направляемых в страну Турцией наемников, заявил 14 февраля командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Х. Хафтар. Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 15 февраля, что Россия управляет конфликтом в Ливии «на самом высоком уровне» (в Москве отвергли это обвинение). Р. Т. Эрдоган также отметил, что Анкара продолжит оказывать поддержку Правительства национального согласия во главе с Ф. Сарраджем.

16 февраля участники международной встречи по Ливии в Мюнхене призвали стороны ливийского конфликта придерживаться перемирия, а также учредили Международный комитет в поддержку решений Берлинской конференции (19 января), который будет проводить регулярные встречи.

Потери Ливии после блокирования морских нефтяных терминалов и закрытия месторождений страны достигли почти 1,4 млрд долларов, сообщила 13 февраля Национальная нефтяная корпорация.

На минувшей неделе США и представители радикального афганского движения «Талибан» (запрещено в РФ) достигли договоренностей о снижении уровня насилия на всей территории Афганистана на семь дней. Сообщается, что данная договоренность может вступить в силу «очень скоро». Предполагается, что в течение десяти дней после завершения данного периода должен начаться межафганский диалог. Одной из его тем, как ожидается, будет будущее политическое устройство страны. США будут готовы оказать военную поддержку Афганистану в случае, если талибы нарушат условия сделки по политическому урегулированию. В этом американцы заверили президента Афганистана А. Гани.

МАГАТЭ продолжает поддерживать диалог с Ираном по всем аспектам его ядерной деятельности, но пока не может дать полную оценку происходящим в стране в этой сфере событиям, заявил 10 февраля гендиректор Агентства Р. Гросси. По его словам, МАГАТЭ настроено на налаживание диалога с высокопоставленными представителями Ирана.

Сенат Конгресса США одобрил 13 февраля резолюцию, ограничивающую полномочия президента Д. Трампа в вопросе использования вооруженных сил против Ирана без соответствующего разрешения со стороны законодателей. Документ отправлен в Палату представителей, где, как ожидается, ее поддержит демократическое большинство. Белый дом сообщил, что Трамп в этом случае намерен наложить вето на резолюцию. На данный момент у демократов нет достаточного числа голосов для преодоления президентского вето.

ВМС США перехватили 358 ракет иранского производства, которые доставляли мятежникам-хоуситам в Йемене, сообщил 14 февраля госсекретарь США М. Помпео.

Парламент Ливана 11 февраля выразил доверие новому правительству страны во главе с Х. Диабом. По оценкам экспертов, «формирование нового кабинета министров Ливана положило конец правительственному кризису, но не обозначило выход из кризиса социально-экономического».

«Правительство Ирака подтвердило свое желание продолжить подготовку, консультирование и наращивание потенциала для вооруженных сил Ирака», — заявил 13 февраля генсек НАТО Й. Столтенберг, добавив: «Мы останемся в Ираке только до тех пор, пока нас приветствуют». Министры обороны стран НАТО договорились об усилении миссии альянса в Ираке (500 человек) при координации с Багдадом. При этом НАТО планирует взять на себя все текущие учебные мероприятия, которые ранее выполняли в Ираке силы международной коалиции во главе с США по борьбе с «Исламским государством» (запрещено в РФ).

Генштаб Армии обороны Израиля (АОИ) 13 февраля представил новый стратегический план развития вооруженных сил на 2020-2024 гг., который предусматривает широкое внедрение передовых технологий, массовое использование БПЛА и списание устаревших боевых платформ ради сокращения продолжительности военных операций и кампаний. Новый план развития АОИ «Тнуфа» («Размах») был утвержден министром обороны Н. Беннетом, затем представлен премьер-министру страны Б. Нетаньяху и должен быть утвержден правительством Израиля.

 

Приложение

       О Вооруженных Силах Иорданского Хашимитского Королевства

Военно-политическое руководство Иорданского Хашимитского Королевства во главе с королем Абдаллой II уделяет постоянное внимание укреплению национальных вооруженных сил (100,7 тыс. человек), их оснащению новыми видами вооружения и военной техники (В и ВТ), качественной подготовке всех категорий личного состава. Страна расходует на военные нужды значительные средства. Так, военный бюджет королевства в 2017 г. составил более 1,8 млрд долларов.

В настоящее время главными задачам иорданских вооруженных сил считаются: обеспечение суверенитета и территориальной целостности государства; защита королевства от внешних и внутренних угроз; воспрепятствование проникновению в страну террористических группировок, способных дестабилизировать обстановку в Иордании; участие в борьбе с терроризмом в регионе; участие в международных миротворческих операциях.

Военная доктрина Иордании традиционно носит оборонительный характер. Ее основу составляет положение о «круговой обороне», что не предполагает определение конкретного противника и стратегических целей, для достижения которых потребовалось бы применение военной силы. Учитывая ограниченные экономические, людские и военные возможности королевства, иорданское руководство полагает, что вооруженные силы в случае внешнего нападения должны быть способны оказывать активное противодействие агрессору путем ведения боевых действий средней интенсивности в течение 6-8 суток до вступления в войну союзников, в первую очередь американских войск. Исходя из данного положения, иорданцы считают необходимым иметь достаточно крупные (по иорданским меркам) подготовленные мобилизационные резервы (65 тыс. человек), материальные ресурсы и высокопрофессиональную и технически хорошо оснащенную армию, способную сорвать замыслы противника на начальном этапе военных действий. По оценкам экспертов, иорданская армия относится числу наиболее подготовленных и боеспособных в арабском мире. По указанию короля Абдаллы II с конца 2016 г. проводится реформирование вооруженных сил с целью повышения их мобильности и профессионализма личного состава. Одновременно идет процесс снятия с вооружения устаревших типов В и ВТ. При этом оснащение армии новыми современными видами вооружения лимитируется нехваткой средств.

В военно-административном отношении территория Иордании разделена на три оперативных командования: Северное (сирийское направление), Центральное (израильское направление), Восточное (иракское направление), а также Южную военную зону. Стратегическим резервом является 3-я бронетанковая дивизия им. короля Абдаллы II. Имеются также формирования Командования сил специальных операций (КССО), Королевской гвардии и Командования пограничных войск.

Основу иорданских вооруженных сил составляют сухопутные войска (88,2 тыс. человек). В их боевом составе имеется бронетанковая дивизия, бронетанковая бригада, 8 механизированных и пехотных бригад, 3 артиллерийские бригады, Командование ССО, Королевская гвардия и Командование пограничных войск. На вооружении сухопутных войск имеется до 650 основных танка, 660 артиллерийских орудий, в том числе 550 САУ, до 700 минометов, около 1000 ПТРК, более 1200 боевых бронированных машин, в том числе 560 БМП, около 90 ПУ ЗУР, до 1000 ПЗРК, примерно 140 зенитных орудий и установок. Авиационный компонент КССО имеет на вооружении 6 самолетов, в том числе 3 «ганшипа» и 15 вертолетов.

Особой структурой ВС Иордании является КССО (14 тыс. человек). По уровню своей подготовки иорданский спецназ считается одним из лучших в регионе. Формирования КССО предназначены для выполнения специфических боевых задач, противоповстанческих и антитеррористических операций, поддержания внутренней безопасности, борьбы с саботажем, подавления массовых беспорядков. Не исключена возможность использования формирований КССО и для ведения обычных боевых операций совместно с частями других видов ВС. Основная нагрузка по обеспечению безопасности границ, в частности с Сирией и Ираком, возложена на КССО. Иорданский спецназ неоднократно участвовал в операциях за пределами страны, в том числе в Афганистане. В королевстве имеется один из наиболее современных в регионе центров подготовки личного состава ССО — Тренировочный центр специальных операций им. короля Абдаллы.

ВВС (12 тыс. человек, в том числе 3,4 тыс. человек в частях ПВО) включают в себя истребительно-бомбардировочную, истребительную, военно-транспортную, учебную и вертолетную авиацию, зенитные ракетные и радиотехнические части. ВВС предназначены для решения задач ПВО страны, оказания авиационной поддержки действиям сухопутных войск, защиты наземных коммуникаций, ведения воздушной разведки, переброски по воздуху войск и военных грузов, проведения поисково-спасательных операций.

На вооружении ВВС имеется 68 боевых самолетов. Основу их ударной мощи составляет 38 тактических истребителей F-16АМ/ВМ. В составе ВВС числятся также устаревшие американские истребители F-5 различных модификаций (30 ед.), часть из которых находится на хранении. На вооружении состоят также беспилотные летательные аппараты местного и зарубежного производства. Кроме того, имеется 22 военно-транспортных и 34 учебно-тренировочных самолета. Вертолетная авиация представлена 31 боевым вертолетом АН-1F «Кобра». На вооружении состоит также порядка 40 многоцелевых и транспортных вертолетов. Авиация размещена на 6 военно-воздушных базах.

Силы ПВО представлены двумя бригадами зенитных управляемых ракет «Усовершенствованный Хок» (14 батарей, 80 ПУ) и пятью батареями (40 ПУ) ЗРС «Пэтриот» ПАК-2. Силы ПВО прикрывают наиболее важные административные, экономические и военные объекты в основном вокруг Аммана и на севере страны у границы с Сирией.

В составе ВМС (500 человек) имеется 14 сторожевых катеров.

Военное строительство в Иордании базируется на синтезе американских и британских принципов с учетом конкретных национальных потребностей и возможностей. В армии принята британская и, частично, американская система управления войсками и материально-технического обеспечения. Военно-политическое руководство страны стремится развивать национальные ВС по стандартам НАТО. Значительное внимание уделяется внедрению в войска современных информационных технологий, информационно-техническому обеспечению боевых действий. Оперативная подготовка штабов и боевая подготовка войск организована на хорошем уровне и считается одной из лучших в арабском мире. При этом особый упор делается на отработку вопросов налаживания тесного взаимодействия сухопутных войск с ВВС в рамках концепции «объединенных (совместных) военных действий». Большое внимание уделяется контртеррористической подготовке, отработке взаимодействия с полицией и силами безопасности.

Основной упор в сфере военно-технического сотрудничества иорданское руководство делает на развитие всестороннего сотрудничества с США и другими странами Запада. С США подписано соглашение о доступе американских ВС на иорданские военные объекты. Важным партнером в военной сфере остается Великобритания. Военные связи поддерживаются с Францией, КНР, Пакистаном, ЮАР, другими странами. Развиваются ВТС с Россией.

С 2011 г. на территории Иордании ежегодно проводятся масштабные многонациональные учения «Нетерпеливый лев» (Eager Lion), в ходе которых части и подразделения армий стран-участниц отрабатывают совместные действия «в условиях традиционных и нетрадиционных угроз современности». Так, речь идет о борьбе с терроризмом и повстанческими формированиями, охране границ, обеспечении кибербезопасности, освобождении заложников и пленных, выполнении технических и гуманитарных задач и др.

ВС Иордании участвуют в международных миротворческих операциях в различных районах мира. Иордания является членом организованной США международной коалиции для борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ). Королевские ВВС участвовали в нанесении воздушных ударов по террористам на территории Сирии и Ирака. Иордания предоставила свою военную инфраструктуру для использования странами-членами коалиции.

Вооруженные силы традиционно занимают важное место в иорданском государстве. На сегодняшний день вооруженные силы по праву считаются важнейшим гарантом поддержания стабильности в стране и сохранения у власти Хашимитской династии. В то же время, в отличие от многих арабских стран, иорданские офицеры не играют какой-либо роли в политической жизни страны. Политические партии не имеют права создавать свои структуры в армии, а у иорданских военных нет политических амбиций. Проблемы армейской жизни и военного строительства не дебатируются ни в стенах парламента, ни на страницах гражданской прессы. Забота об армии и ее офицерском корпусе является абсолютной прерогативой короля и специально назначенных им для этого лиц.

43.59MB | MySQL:89 | 0,780sec