Размышления о внутриплеменном пространстве Ливии, начале реабилитации сторонников Джамахирии, ее руководства и работе с ливийской эмиграцией

Оценивая происходящие в Ливии события, мы приходим к выводу, что все, что творится на территории бывшей Джамахирии в течение последних 9-ти лет, есть процесс неоднородный и состоящий, собственно, из двух основных компонентов, или вернее было бы сказать, ипостасей. Сразу оговоримся, что существует, и Ливия не была бы Ливией, если бы этого не существовало, парадокс: экономический базис практически полностью сохранился в первозданном, джамахирийском виде, и мы еще вернемся к причинам, почему так произошло и не могло быть по другому.

Что касается политической обстановки, то здесь следует учесть, что инициированный в 2011 году конфликт, включал себя внутреннюю сторону, и внешнюю, в форме иностранной военной интервенции. Вот эта вот второй компонент определял и до сих пор определяет характер и форму противостояния и, к слову, являет собой еще один феномен, не сказать, чтобы исключительной природы, прецеденты бывали и раньше, но в случае с Ливией мы имеем эксклюзив, «ноу-хау» современной реализации принципа «разделяй и властвуй», когда на одной территории существуют сразу два, международно признаваемых правительства, причем, то одно, то другое из них, периодически становится объектом для разного рода санкций, наподобие оружейного эмбарго, и оба они, время от времени реализуют себя в качестве субъектов международного права, то подписывая некие меморандумы, как в случае с Турцией по поводу разграничения морских зон, то заключая двусторонние соглашения, как три дня тому назад, с Сирией. По большей части, юридически никчемные и популистские, призванные продемонстрировать собственную значимость.

Можно называть этот компонент «прокси-войной» третьих стран на территории Ливии, «проекцией геополитических интересов», ОАЭ, например, в Магрибе, или как угодно еще, в зависимости от степени образованности тех, или иных лиц, мнящих себя экспертами, или являющихся таковыми. Что до ливийского народа, то для него происходящее есть иностранная военная интервенция с оккупацией отдельных территорий и районов страны. И для ливийского народа, как это не странно прозвучит, интервенция стала важной составляющей его жизни, играющей как положительную, так и отрицательную роли. Безусловно, с точки зрения Ливии, как самостоятельного государства, интервенты — враги, которые подлежат изгнанию, или уничтожению. Но с точки зрения очень многих ливийцев это состояние вещей дает им возможность банально зарабатывать, причем, относительно безопасно.

Между тем, корень существующих противоречий, породивших основную причину конфликта, внутреннюю, находится в другой плоскости, там же где находится и решение ливийской драмы. А именно – в межплеменном ливийском поле. И вот в нем начинают происходить некоторые подвижки, которые, по нашей оценке, очень симптоматичны.

На прошлой неделе делегация из племени Аль-Джавази посетила в городе Аль-Байда клан Армела, из которого происходит вдова «лидера мучеников» Муаммара Каддафи и «мать мучеников», хаджа Сафия Фаркаш, которую гости охарактеризовали, как «терпеливую женщину, спутницу сильной воли». Сама она с частью семью, как известно, находится в Султанате Оман, фактически, в изгнании.

Делегация племени в своем официальном обращении по итогам визита, поблагодарила племя «Дом Хусейна» (Ауляд Хусейн), в частности, и племенное объединение Бараса, в целом, за «прием, щедрое гостеприимство и подготовку к этой встрече», а также всех, кто откликнулся на «это щедрое приглашение,  всех присутствовавших в этом месте».

Посетив дом, где проживала С.Фаркаш,  гости были приняты в городском зале собраний, где в ходе обмена речами и дискуссии было сделано много заявлений, представить себе которые еще два-три года тому назад, даже не на востоке, а в том же Сирте, было просто невозможно. «Мы собрались сегодня, чтобы выразить чувство признательности, уважения, гордости за женщину, которая не похожа на других женщин, терпеливую, стойкую, верную, воинственную, сильной решимости и сильной воли, она предоставила мужа, детей и внуков своей Родине,  она достойный представитель своей эпохи, Сафия Фаркаш аль-Хадад — жена победившего лидера Муаммара Каддафи», — заявил глава делегации.

И добавил: «Вы, его клан и племя, имеете право гордиться этим, и все ливийские племена также имеют право гордиться этим — это дочь каждого благородного ливийского племени, сестра всех борцов за независимость Родины и мать всех праведных мучеников, сражавшихся против неверующих крестоносцев, чистых своей родной душой, защищавших родную землю и крестоносцев НАТО. — Это не только мать Сейфа аль-Араба, Хамиса и Муатассима Биллаха аль-Кададфи, но и мать Хишама аль-Шошан,  Махда аль-Хурра (представителей самих Аль-Джавази, павших в недавних боях) и их сподвижников, а также все мучеников страны».

«Мы вновь приветствуем, ценим, уважаем и гордимся этой борющейся женщиной. Она заслуживает звания «Леди Ливии», и мы молим Всемогущего Бога, чтобы он помог ей и поддержал, собрал семьи вместе, чтобы компенсировать им их жертвы, их борьбу и их терпение, вознаградить за те потери, которые они  вынуждены были понести, очищая родину от нечистых …Мы молим Бога, чтобы ускорить облегчение этой израненной страны и устранить из нее все проявления стыда и предательства и вернуть суверенитет народу после того, как он был отнят у него  в результате заговора горстки агентов… С.Фаркаш получила щит верности и стоит за великими людьми, которые освободили страну и достигли суверенитета и предоставили народу реальную свободу и независимость,  они не менее важны, чем ее дочь,  Аиша «Бу аль-Ниран»… она родила ему героев, которые следовали за отцом, принося себя в жертву… ».

Трудно не заметить, что прозвучала не просто риторика М.Каддафи, но и в полном объеме, использованные его понятийные и категорийные формулировки, оценки и даже, дословно, цитаты. Наивысших оценок удостоены члены его семьи и он сам. И прозвучало это из уст уроженцев города, поднявшего знамя мятежа в 2011 г.!

Напомним, что Сафия Фаркаш аль-Хадад, жена «мученика и предводителя мучеников», М.Каддафи, ее дети были включены в перечень санкций, введенных Советом Безопасности ООН летом, 24 июня 2011 года в соответствии с пунктами 15 и 17 резолюции 1970 и пунктом 19 резолюции 1973 , «в целях сохранения международного мира и безопасности».

Аль-Джавази, одно из племен Бенгази, исторически близких к восточной киренаикской группе племен Аккара, в сентябре 1817 г. по приказу турецкого паши Юсефа Караманли, несколько тысяч его уроженцев были подвергнуты репрессиям и многие убиты из-за проявлений недовольства османским правлением. Эти события даже были описаны, как «бенгазийская резня». В январе этого года Аль-Джавази одними из первых объявили о готовности «полной мобилизации» для отражения турецкой агрессии и их вожди вместе с  руководителями племенной группы Аль-Абаад, встречались с командованием ЛНА и лично с Х.Хафтаром. На примере их отношения к туркам и истории взаимоотношений с этой страной, можно представить настроение бойцов Аль-Джавази к триполитанцам и выходцам из Мисураты, часть из которых можно с не меньшим основанием считать туркоманами, чем туркоманов сирийского Идлиба и Алеппо.

Этот факт можно оценивать по разному, но, мы более склонны к тому, что дань уважения клану Армела и лично С.Фаркаш со стороны одного из видных восточных племен является примером начала постепенной реабилитации М.Каддафи, пускай и в интересах популяризации самого Х.Хафтара, все чаще олицетворяющего себя, даже внешне, с лидером Джамахирии.

Важнее другое, так или иначе, стороны конфликта начинают апеллировать к «Зеленой оппозиции», т. е. к тем сторонникам М.Каддафи, которые покинули страну, но сумели сохранить влияние, союзников, весьма внушительные финансовые средства и вполне способны сломить хрупкий военный баланс между ПНС и ЛНА, если бы не одно «но» — все тот же фактор внешней интервенции. Пока сторонники Джамахирии, по большей части, находятся в эмиграции, либо заняли отдаленные районы, подобно генералу Али Кена, герою еще чадской эпопеи, прочно расположившемуся в юго-западной часть Ливии, и наблюдают за происходящим.

Обратим внимание еще на один пример сохранившегося джамахирйиского подхода к вещам, если угодно, мировоззрения очень многих ливийцев.

На днях ливийские экспатрианты в Египте призвали временное правительство (то, что в Тобруке) и «тех, кто участвует в этой инициативе», вернуть перемещенных лиц и помочь им поселиться на родине, сделать шаг, который подтверждает добрую волю и завершает начатое ими дело, а также выяснит все обстоятельства распоряжения средствами, которые были выделены для конкретных людей, и  которых были лишены 95% перемещенных лиц.

Перемещенные лица пригрозили дезавуировать любую инициативу, которая «не достигла ее реальной и гуманитарной цели», и считают это издевательством в отношении перемещенных лиц и их страданий, подчеркивая, что они настаивают на  юридическом расследовании со стороны регулирующих и законодательных органов, чтобы начать разбираться во всех фактах и привлечь к ответственности виновных в трате средств, выделенных на возврат беженцев.

В заявлении беженцев говорится: «После девяти лет проведенных в изгнании и насильственном перемещении, правительство управляет досье перемещенных лиц таким образом, который оскорбляет нас и подрывает наше достоинство. Последним из таких фактов  было заявление временного правительства об его инициативе по возвращению перемещенных лиц и оказании им помощи в размещении на своей родине. После периода регистрации, который превысил месяц, перемещенные лица были удивлены тем, что то, что произошло из-за шума в СМИ, являлось лишь предлогом для разграбления и кражи денег ливийского народа под именем перемещенных лиц и основано на нескольких фактах, включая следующие:

Первое: был сформирован комитет для решения проблемы перемещенных лиц из членов временного правительства во главе с Абдель-Тани, главой временного правительства, и с участием Абдель-Хади аль-Хавиджа, министра иностранных дел, Фатии Хамид, министра социальных дел, и Аль-Сенусси Салеха, министра промышленности и некоторых других сотрудников. Были выделены финансовые суммы на эту задачу.

Второе: то, что комитет не связывался с основной массой людей и не информировал их об этой помощью, они не знали, что  им надо было приходить в регистрационную штаб-квартиру, и сама инициатива с самого начала была посвящена конкретным людям, а не большей части перемещенных лиц.

Третье: механизм помощи был выполнен хаотичным образом, который не дотягивается до организованного и правового уровня, когда выплаты осуществлялись без официальных документов о получении, включая суммы, которые были доставлены в штаб-квартиру комитета в Каире.

Четвертое: суммы, потраченные на эту инициативу, были намного больше, чем представленные имена, и это подтверждает отсутствие прозрачности и недобросовестности.

Пятое: 95% перемещенных лиц не стали предметом инициативы, и этот вопрос подтверждает, что выдвинутая инициатива представляла собой не что иное, как грабительский сюжет от их имени перед ливийцами и перед законодательными и контролирующими органами».

Напомним, что речь идет о том, что временное правительство на востоке Ливии запустило в ноябре прошлого года программу поощрения добровольного возвращения ливийских экспатриантов из-за границы, направленную на «обеспечение безопасности, мира, примирения, гармонии, строительства и реконструкции и возвращения домой», объяснив, что начало процесса будет положено из Арабской Республики Египет.

Целью программы является добровольное возвращение в безопасные районы и города во всех частях Ливии, а субъектами являются семьи и отдельные лица, которые покинули Ливию в период с 2011 года по 2017 год.

В своей программе временное правительство декларировало, что оно обеспечит перевод семей из Арабской Республики Египет в Ливию, в дополнение к получению арендной платы за один год в районах, к которым принадлежали перемещенные лица.

Оно также обещало обеспечивать выплату ежемесячной стипендии за полный год, и урегулировать ситуацию с занятостью, помочь вернуться на работу в дополнение к выплате семейных окладов по возвращении в Ливию для тех, чьи оклады были прерваны из-за перемещения. Также будет оказывать помощь в обеспечении возвращения детей в школы, университеты и учебные заведения, в дополнение к «преодолению разногласий и содействию всеобъемлющему национальному примирению, которое не основано на исключении или маргинализации».

Видимо, столь «благое намерение», столкнулось с его «джамахирийской» реализацией, а с другой стороны, субъекты программы, в полном соответствии с реалиями социального равенства времен Каддафи, требуют материальной помощи и весьма разносторонней, словно и не было предшествующих девяти лет.

Тем не менее, ключи к решению ливийского кризиса находятся не в Дохе, Стамбуле, Берлине или в Москве. И начало реабилитации сторонников Джамахирии и ее руководства, первые шаги по возвращению беженцев из-за рубежа, попытки низового межплеменного диалога, пока, внутри традиционных историко-географических зон, как Киренаика, а схожие процессы отмечены и в Триполитаниии, и в Феццане, позволяют с осторожным оптимизмом смотреть на перспективу процесса внутриливийской стабилизации.

52.82MB | MySQL:107 | 0,556sec