О докладе МАГАТЭ по ядерной программе Ирана

Объем обогащенного урана в Иране более чем в 5 раз превышает лимит, установленный Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД) по ядерной программе Исламской Республики. Как сообщило 3 марта агентство Франс Пресс (АФП), об этом говорится в докладе, подготовленном Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ).Согласно изложенным в нем сведениям, запасы обогащенного урана в стране к 19 февраля достигли 1510 кг, в то время как установленное сделкой ограничение составляет 300 кг. Агентство Рейтер в свою очередь проинформировало, что МАГАТЭ в своем докладе также критикует Иран за отказ предоставить доступ к двум ядерным объекта: «Иран не предоставил агентству доступ к двум объектам и не участвует в предметных обсуждениях для того, чтобы ответить на вопросы агентства, связанные с возможными незаявленными ядерными материалами и имеющей отношение к ядерной деятельности активностью», — указывается в докладе. Отмечается, что генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Гросси призвал Тегеран к безотлагательному сотрудничеству, включая «предоставление немедленного доступа к указанным объектам».
СВПД был подписан Ираном, постоянными членами Совета Безопасности ООН (Россия, Великобритания, Китай, США, Франция) и Германией в 2015 году. Сделка ограничивала ядерные разработки Тегерана в обмен на аннулирование санкций ООН и односторонних ограничительных мер США и Евросоюза. Иран обязался в течение 15 лет не обогащать уран более чем на 3,67% и поддерживать запасы обогащенного урана на уровне, не превышающем 300 кг, а также не сооружать дополнительные тяжеловодные реакторы, не накапливать тяжелую воду и не заниматься разработкой ядерного взрывного устройства. В мае 2018 года США объявили о выходе из СВПД и ввели против исламской республики экономические санкции. Ровно через год — 8 мая 2019 года — президент Ирана Хасан Роухани сообщил, что Тегеран приостанавливает выполнение части обязательств по ядерной сделке. Более высокий, чем ожидалось, скачок накопления обогащенного урана в Иране ставит на повестку дня временные рамки, в течение которых у него будет достаточно низкообгащенного урана для ядерного прорыва. Иран тем временем сдерживает усилия МАГАТЭ по инспектированию своих вызывающих сомнения объектов, которые могли бы помочь агентству получить информацию о прошлой ядерной деятельности. Однако отсутствие разработок по усовершенствованным центрифугам делает уровень накопления обогащенного урана менее тревожным сценарием, чем это сейчас представляется. Вышеуказанный ежеквартальный доклад МАГАТЭ о ядерной деятельности Ирана включал второй документ, в котором подробно излагается предполагаемое противодействие Ирана усилиям МАГАТЭ по разрешению вопросов о прошлой ядерной деятельности. Это первый доклад с тех пор, как Иран занял позицию, согласно которой он не обязан предоставлять МАГАТЭ доступ к трем объектам, которые ранее не инспектировались. В ходе инспекции в 2019 году МАГАТЭ обнаружило следы урана на иранском полигоне Туркз-Абад. Представители агентства также сообщило, что иранские официальные лица заявили, что им будет отказано в доступе к дополнительным объектам. Доклад также показал, что Иран увеличил свои запасы низкообогащенного урана (НОУ) с 372 килограммов в начале ноября до 1021 килограмма в настоящее время, при этом ежемесячное производство увеличивается примерно до 170 килограммов в месяц. Частично это ускорение было вызвано реактивацией двух каскадов центрифуг IR-1 на заводе в Фордо. Некоторые дополнительные производственные мощности также поступили от передовых центрифуг на опытном заводе по обогащению топлива в Натанзе. Однако не все текущие объемы производства НОУ находятся на максимальном уровне 4,5% U-235; некоторые из них достигают 3%.
Ускорение обогащения сверх того, что большинство наблюдателей ожидало ранее, означает, что приближается момент, когда Соединенные Штаты или Израиль могут начать всерьез рассматривать превентивные военные действия, чтобы остановить ядерную деятельность Ирана. Иран теперь получит достаточно НОУ, чтобы сделать одно ядерное устройство не позднее апреля текущего года. Исходя из грубых расчетов, предполагающих текущую пропускную способность и способность Ирана реактивировать некоторые дополнительные центрифуги IR-2, которые он в настоящее время не использует, текущее время прорыва, или время, которое потребуется для производства достаточного количества высокообогащенного урана (ВОУ) для одной боеголовки, если Иран начнет переработку НОУ в ВОУ — сейчас, вероятно, составляет около четырех-шести месяцев.
Однако последний по времени доклад МАГАТЭ не содержал свидетельств прорывов на передовых центрифугах. Иран продолжает проводить исследования по ряду новых моделей, но не развернул ничего нового, кроме одного каскада IR-6. Он также не добавил больше машин, таких же мощных или более мощных, чем IR-6, за пределами тех, которые были уже известны на основе доклада МАГАТЭ в ноябре 2019 года. Свидетельства прорывов в разработке еще более совершенных машин или подготовка к развертыванию дополнительных каскадов ИК-6 в сочетании с наличием достаточного количества НОУ для одного устройства немедленно встревожили бы Соединенные Штаты и Израиль из-за возможности чрезвычайно короткого периода ядерного прорыва в период менее двух месяцев; но при этом новый доклад МАГАТЭ не предполагает, что такой кризис неизбежен. Тем не менее, скачок в накоплении НОУ вновь разожжет дебаты в Соединенных Штатах и Израиле о том, где именно должна быть «красная линия» и что можно сделать, чтобы замедлить прогресс Ирана в ядерной сфере. При этом большой период времени, в течение которого иранские центрифуги успешно функционируют, указывает на то, что любые тайные усилия Соединенных Штатов, Израиля или других стран по их отключению через кибератаки не очень эффективны. В этой связи давление США на европейцев с тем, чтобы вернуть этот вопрос в Совет Безопасности ООН и спровоцировать возвращение прежнего уровня санкций Совета Безопасности, вероятно, возрастет. Но это вряд ли вызовет немедленное изменение нынешней политики со стороны Ирана. Недавние комментарии американских официальных лиц намекают на то, что Соединенные Штаты не будут стремиться прибегнуть к крайним мерам воздействия на ситуацию до истечения срока действия санкций Совета безопасности на продажу обычных вооружений Ирану в октябре с.г.

47.7MB | MySQL:107 | 0,815sec