Доклад о ситуации с проведением США операции «Непоколебимая решительность» против «Исламского государства». Часть 4

ИГ активно действует в лагерях ВПЛ, так как СДС фокусируется в своих военных усилиях в основном на противодействие Турции. В этой связи  СДС временно сократили численности личного состава и сил безопасности в лагерях ВПЛ на северо-востоке Сирии после начала турецкого вторжения. При этом  в этих лагерях содержатся многие семьи, связанные с ИГ, и жители этих лагерей совершали нападения на ослабленные силы безопасности и сторожевые посты. Пентагон заявил, что он не может точно определить количество сторонников ИГ, которые проживают в  контролируемых СДС лагерях ВПЛ. При этом американцы определяют члена ИГ  как человека, который исповедует лояльность группе и обеспечивает военное, полувоенное, оперативное, административное, идеологическое или материально-техническое обеспечение группы.  ИГ все еще сохраняет способность перемещать  людей и ресурсы в лагерях для ВПЛ и из них, полагаясь на контрабандистов, которые взимают за эти услуги тысячи долларов в рамках облегчения такого передвижения. Кроме того, жители лагерей получили финансовую поддержку от внешних сторонников ИГ за пределами Сирии.  USAID сообщило, что во время турецкого вторжения в октябре все 13 000 жителей лагеря Айн Исса близ границы с Турцией бежали с приближением военных действий. При этом  более 800 человек содержались в секции лагеря для иностранных граждан. Кроме того, по словам высокопоставленного сотрудника лагеря, спящие ячейки ИГ начали атаки внутри лагеря в первые несколько дней после начала турецкого вторжения. В лагере Аль-Холь в провинции Хасеке, где проживают до 70 000 человек, курдские силы имели  только около 400 охранников, и они не справились с вопросами обеспечения режима безопасности. Сотрудники курдской Службы безопасности опасаются патрулировать некоторые районы лагеря из-за предыдущих нападений на охранников и ограниченного числа их сотрудников. На сегодня атаки боевиков внутри лагеря прекратились. Курдские источники полагают, что эти элементы, возможно, ожидали потенциального освобождения, но это так и не осуществилось. В конце 4-го квартала 2019 г. более 10 000 жителей лагеря  Аль-Холь, которые подозреваются в причастности ИГ, содержались в отдельной части лагеря. Из 13 500 иностранных женщин и детей, удерживаемых на северо-востоке Сирии в лагерях ВПЛ, 11 000 находятся в этой части Аль-Холь. По данным ООН, 94% из нынешних 66 100 жителей Аль-Холя — женщины и дети. При этом некоторые взрослые женщины могут представлять более высокий риск сохранения верности ИГ, учитывая, что они прибыли из других стран, чтобы присоединиться к ИГ. В докладе Международной кризисной группы женщины описаны в качестве заключенных, содержащихся в отдельных районах Аль-Холя и других лагерях вместе со своими детьми. USAID и OUSD (P) / ISA заявили, что иностранные женщины и их дети в Аль-Холе не должны задерживаться и не должны именоваться «задержанными». Однако отчеты из открытых источников указывают на то, что эта категория лиц  находятся под охраной. USAID сообщило, что жители  этой секции  должны сопровождаться охраной, когда идут на базар в лагере. При этом американским силовым органам не хватает информации, чтобы определить, какой процент этого населения поддерживает ИГ и несет ответственность за различные связанные с группой действия в лагере, в том числе беспорядки, контрабанду, изготовление самодельных взрывных устройств, нападения на охранников лагеря и на других жителей лагеря. Агентство USAID сообщило, что в Аль-Холе проживает более 30 000 иракцев, большинство из которых-женщины и дети. Иракское правительство рассматривает некоторые из этих семей, как связанных с ИГ. USAID заявило, что гуманитарное международное сообщество продолжает привлекать иракское правительство к репатриации этого населения, но остается обеспокоено планами иракского правительства заключить их после репатриации в лагерь в Талль-Афаре, где они столкнутся с ограниченной свободой передвижения и потенциально испытают неприязнь со стороны местного населения из-за предполагаемой связи с ИГ.

Роль третьих сторон в Сирии

Турция захватила территорию Северной Сирии в ходе своего вторжения в октябре 2019 года. Турция была разочарована темпами реализации совместного турецко-американского плана механизма безопасности, в рамках которого Турция добивалась вывода сил СНС в отдаленные от турецкой границы районы. Общее разочарование Турции проистекает из поддержки  США СДС.

В рамках соглашения, которое  Турция и Россия достигли 22 октября началось  совместное российско-турецкое патрулирование на глубину 10 километров (7 миль) от границы. По состоянию на середину декабря турецкие войска и российская военная полиция провели более десятка совместных патрулей. Тем не менее, Турция неоднократно заявляла о своем недовольстве продолжающейся дислокацией СНС в приграничных районах. За этот период происходили нападения курдов на турецкие силы и их прокси в пределах турецкой зоны контроля, а также спорадические столкновения с силами СНС. В этой связи Пентагон полагает, что турецкие военные, скорее всего, будут продолжать заниматься вопросами безопасности и стабилизационными усилиями в зоне в «обозримом будущем». Поддерживаемые Турцией сирийские оппозиционные силы в состоянии обеспечить значительные людские ресурсы для этих военных усилий Турции в Северной Сирии. Поддерживаемая Турцией оппозиция, вероятно, имеет численность от 22 000 до 50 000 бойцов из более чем 30 различных группировок, которые варьируются от жесткой линии исламистов к более умеренным националистическим группам. Турция, вероятно, мобилизовала только около 6000 из них для вторжения в Северо-Восточную Сирию, поскольку эти группы должны были еще заниматься вопросами безопасности в северо-западных сирийских провинциях Идлиб и Алеппо.

Правозащитные группы, которые поддерживают  контакты с правительством США и гуманитарными организациями, в этом квартале сообщили, что эти оппозиционные группы совершали злоупотребления в отношении  гражданских лиц и их работников в районах, которые Турция сейчас контролирует. CJTF-OIR сообщило, что оно продолжает взаимодействовать с несколькими государственными и негосударственными субъектами на севере Сирии, а также  активно ведет переговоры о мерах по де-конфликту с Турцией и Россией. OUSD (P)/ISA сообщил МО OI, что коалиция продолжает использовать ранее существовавшие каналы для проведения деконфликтинга военных операций с другими силами в этом районе, в частности с российскими и турецкими войсками. В нем говорилось, что Управление оборонного сотрудничества Турции и высокопоставленный военный  представитель США ежедневно координировал действия турок во время их вторжения в Северо-Восточную Сирию, а также  проводил операции по устранению конфликтных ситуаций с Россией. Оба канала помогают гарантировать нужный уровень деэскалации, но, несмотря на этот механизм устранения конфликтных ситуаций,  Россия и Соединенные Штаты имеют ограниченные возможности для его принудительного применения, если другая сторона нарушает протоколы, что может привести к повышенному риску  потенциальной непреднамеренной эскалации. На этом фоне  СДС достигли некоторых военных договоренностей с сирийским режимом и  России. По меньшей мере, 300 человек из российской военной полиции развернуты на северо-востоке Сирии, заняв города Кобани, Ракка, Талль-Тамр, Амуда и Айн-Исса, то есть районы, ранее занятые американскими войсками. Российская военная полиция также проводит совместные патрулирования с турецкими военными в этих районах и к востоку от Камышлы, к востоку от Кобани и к северу от Талль-Тамра, вдоль шоссе М4. Кроме того, Россия, сотрудничая с сирийским режимом, развернула войска в районе плотины Табка на реке Евфрат в провинции Ракка и укрепила свои позиции  в Камышлы за счет наращивания вертолетов, личного состава и транспортных средств. Сирийский режим развернул войска вдоль трассы М4, растянувшись из Манбиджа в Талль-Тамр, чтобы предотвратить дальнейшее турецкое вторжение. Силы 17-ой пехотной дивизии и  5-й корпус развернуты там после соглашения 13 октября 2019 года между силами самообороны и войсками режима. CJTF-OIR сообщило Пентагону о том, что присутствие российских и прорежимных сил в Северо-Восточной Сирии не может быть «статистически проверено»,  как имеющие  прямое влияние на миссию по борьбе с ИГ. CJTF-OIR сказало, что согласно данным разведки,   СДС  и российские военные ведут переговоры о переходе на  «вторую фазу»  соглашения о «пограничной безопасности». В соответствии с этим соглашением вдоль всей границы с Турцией до Ирака  будут развернуты подразделения пограничной охраны сирийского режима. Результат этого соглашения позволит  СДС  отвести войска от границы и перераспределить ресурсы на борьбу с ИГ.

Наращивание потенциала в Сирии

OUSD (P) / ISA сообщило, что из-за турецкого вторжения, CJTF-OIR временно приостановило обучение в октябре после того, как СДС сместили свое внимание, чтобы отреагировать на эту новую угрозу. Как только ситуация на северо-востоке Сирии начала стабилизироваться в конце ноября, CJTF-OIR возобновило подготовку сил партнеров. Какие меры были приняты для предотвращения использования отрядами СНС предоставленного им американского оружия против Турции? В этой связи  OUSD (P) / ISA сообщило, что подготовка и оснащение СДС осуществляется в рамках непосредственной поддержки операций по противодействию ИГ в Сирии, а также в соответствии с указаниями, изложенных в Федеральном законе о подготовке и оснащении в Сирии.  Местная курдская и турецкая пресса сообщила в конце ноября, что президент Турции Р.Т.Эрдоган утверждал, что его войска нашли и захватили грузовики с оружием СДС, поставляемым США после того, как их войска вышли с севера страны.

Дипломатия  и политические события

Приоритеты американской политики в Сирии в этом квартале остались неизменными, несмотря на турецкое вторжение, и концентрируется  на цели стойкого поражения ИГ и «Аль-Каиды»; поддержка всеобъемлющего политического решения, согласованное с резолюцией Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) 2254; и устранение всех возглавляемых Ираном сил и доверенных лиц в Сирии. OUSD (P) / ISA заявило, что Соединенные Штаты будут продолжать оценивать свою позицию и корректировать ее  по мере необходимости. Коалиция договорились об общих целях на северо-востоке Сирии и, хотя турецкое вторжение не изменило общей политики США в отношении Сирии, ответ США на вторжение включал в себя переговоры о заключении соглашения с Турцией, которое бы соответствовал «условиям и духу»  совместного заявления турецко-американского правительства от 17 октября по совершенствованию двустороннего сотрудничества в области борьбы с терроризмом и содействия разрешению более широкий сирийский конфликт. Встречи с турецкими официальными лицами  14 ноября глобально определила министерские «взаимные обязательства центральными в этом процессе». В результате этих встреч Турция согласилась продолжать усилия по разгрому ИГ; обеспечение турецкими силами «соблюдение законов вооруженного конфликта…и достоверно и прозрачно  расследовать любые сообщения о нарушениях прав человека». Турция также согласилась предотвращать насильственные демографические изменения, чтобы обеспечить перемещение людей домой, а также провести возвращение беженцев под надзором Верховного комиссара ООН по делам беженцев. СБ ООН 2254 видит незначительные достижения, но не значительный прогресс на этом направлении. К декабрю 2019 года прогресс по выполнению резолюции 2254 Совета Безопасности ООН был достигнут ограниченно после почти двух лет застопорившихся переговоров. При содействии ООН Конституционный комитет Сирии созвал два раунда встреч с ООН, прежде всего, чтобы договориться о представительстве сторон в предлагаемом Конституционном комитете. Прогресс застопорился, когда первая серия встреч 25 ноября закончилась «множеством мелких неудач и без никаких серьезных прорывов». Делегация режима «якобы имела строгие указание не обсуждать «конституцию в ходе этой сессии, а оппозиция» отвергла все встречи встречаться  без обсуждения конституции.

Страны, не желающие репатриировать иностранных боевиков

В 4-м квартале  сирийский режим стремится к реинтеграции бывших бойцов оппозиции в ряды сил режима в районах, отвоеванных сирийской армией, но методы и условия усилий по примирению варьировались в зависимости от места и ситуации. Тем не менее, Госдеп США выразил озабоченность «по поводу безопасности  этих лиц», но подчеркнул, что ему не хватает полной информации  для  понимания этих усилий по примирению. Репатриация иностранных боевиков-террористов варьируется в зависимости от страны происхождения самих боевиков. США при этом продолжает оставаться на своих принципах решения этого вопроса: «страны должны взять на себя ответственность за своих собственных граждан…и не перекладывать ее на другие страны». Соединенные Штаты хотят, чтобы все «задержанные [были] привлечены к ответственности за их преступления» и вообще не поддерживает в настоящее время их реинтеграцию в местные сообщества. Согласно досье, в стране насчитывается около 10 000 задержанных, из них 2000 — иностранцы, а   8 000 — иракцы и сирийцы.

Турецкое вторжение сокращает коалиционные социальные сети в Сирии

В октябре представитель глобальной коалиции по борьбе с ИГ сообщил, что социальные медиа-каналы коалиции сократили свою активность из-за турецких военных действий на северо-востоке Сирии. В течение октября официальные лица коалиции следили за событиями в Северо-Восточной Сирии; однако запланированные мероприятия, такие как медиа-туры, были отложены. В  ноябре коалиционная ячейка связи начала кампанию по финансированию усилий, включая усилия по пресечению незаконного оборота культурных ценностей и отмывания денег. Социальные медиа-каналы также опубликовали сообщения о военных действиях турецкого и сирийского режимов на северо-востоке страны

Госдепартамент США сообщил, что платформы прямого обмена сообщениями Global Engagement Center выпустили  66 сообщений в октябре 2019 года с охватом 1,2 млн читателей; зрители смотрели это видео более 2300 часов. Общий коэффициент вовлеченности составил 14.3.

Оппозиционные группы, поддерживаемые Турцией, обвиняются в жестоком обращении с ВПЛ на северо-востоке Сирии. В 4-м квартале правозащитные группы опубликовали сообщения о злоупотреблениях в отношении гражданских лиц и сотрудников гуманитарных организаций силами поддерживаемой Турцией оппозиции (ТСО) на северо-востоке Сирии. В середине октября НПО «Международная амнистия» сообщила, что турецкие вооруженные силы и прокси-группы нарушили законы конфликта путем проведение «суммарных убийств и незаконных нападений» во время турецкого вторжения. В сентябре 2019 года президент Эрдоган заявил, что Турция намерена переселить до 3 млн сирийских беженцев из Турции в будущую контролируемую ей  зону на северо-востоке Сирии. По состоянию на январь 2020 года турецкие вооруженные силы и прокси-силы установили контроль над участком местности, ограниченный турецкой границей, Тель-Абьядом, шоссе М4 и Рас-эль-Айном, которую турецкое правительство назвало «безопасной зоной»” для возвращения сирийских беженцев. В конце ноября организация  Human Rights Watch сообщила, что боевиками Сирийской национальной армии—зонтичной группы для сил, развернутых Турцией во время ее вторжения — были «казнены гражданские лица и ее работники», которые пропали без вести во время работы в зоне вторжения.  В сообщениях НПО также указывалось, что  некоторые сирийские курды из страха перед попытками Турции взять под контроль  Северо-Восточную Сирию перебрались в Ирак: более 16 000 сирийцев, спасаясь от турецкого вторжения, успешно переправились в Иракский Курдистан.  Контакты правительства США с оппозицией в Сирии сообщили, что боевикам разрешили переселить свои семьи из других районов Сирии в пустующие дома во время вторжения, независимо от их происхождения в пределах Сирии.  В октябре одно из поддерживаемых правительством США НПО сообщило об «эпидемии организованной преступности, в том числе систематических кражах в  домах» в зоне вторжения, контролируемой прокси-группами. Согласно отчету  Организации Объединенных Наций, по состоянию на 18 декабря, 70 590 человек остаются перемещенными из-за турецкого вторжения,  в то время как приблизительно 129 041 человек вернулись домой. Из 129 041 репатриантов, примерно 50 000 человек (39%) вернулись в районы, оккупированные Турцией.  Одна международная организация сообщила  в октябре что курдские ВПЛ, скорее всего, останутся перемещенными лицами в долгосрочной перспективе.

Стабилизация и гуманитарная помощь

Жертвами насилия становятся гражданские лица и больницы в Идлибе. В этом квартале поставщики гуманитарной помощи сообщили, что на северо-западе Сирии были совершены нападения на мирных жителей, объекты инфраструктуры, что привело к особенно тяжелым последствиям для деятельности в области здравоохранения. ООН зафиксировала по меньшей мере 83 нападения на медицинские учреждения и персонал в 2019 году, из них 50 терактов произошли в провинции Идлиб. В результате этих нападений погибло не менее 54 человек, более 100 получили ранения и пострадало не менее 59 медицинских учреждений, 5 из которых были атакованы дважды. Организации по оказанию помощи сообщили об увеличении числа авиаударов в провинции Идлиб с середины октября, в том числе удары по хирургической больнице в городе Кафр Ноболь, женской и детской больнице в микрорайоне Ариха, Центру первичной медико-санитарной помощи и центру скорой медицинской помощи в г. Джиср эш-Шугур. По данным USAID, атаки были нацелены на гражданскую и гуманитарную инфраструктуру, что  привело к многочисленным смертям и ранениям среди пациентов и врачей  в октябре и ноябре.  По данным USAID,  20 ноября лагерь ВПЛ Qah и поддерживаемый USAID родильный дом в северном Идлибе были поражены из удерживаемого сирийским правительством района, в результате чего погибли по меньшей мере 12 человек и было ранено 50 человек, в том числе 4 из числа медперсонала.

Первый пункт статьи 14 Женевской конвенции 1949 года  предусматривает «создание больничных  зон безопасности и населенных пунктов, организованных таким образом, чтобы защитить от воздействия войны раненых, больных и пожилых людей, детей до пятнадцати лет, будущих матерей и матерей детей до семи лет». По данным ООН, только в декабре 2019 г. около 284 000 человек были вынуждены покинуть свои дома. Сирийское правительство атакует Идлиб, в результате чего общее число вынужденных переселенцев из этого района достигло почти 700 000. Перспектива наплыва сотен тысяч беженцев привело к тому, что президент Турции пригрозил отказаться от пакта ЕС-Турция, который предусматривает  финансирование сирийских беженцев в Турции.  По данным ООН, провинция Идлиб и Северный Алеппо испытывают растущий дефицит нефти, большинство людей на северо-западе Сирии в настоящее время не имеют отопления.  При этом  торговый переход между районами, удерживаемыми СДС, и районами, удерживаемыми Сирийской национальной армией в Северо-Восточном Алеппо, был закрыт. По данным USAID, военные операции турецких вооруженных сил  при поддержке  оппозиционных групп, начавшиеся 9 октября, привели к увеличению гуманитарных потребностей на четверть. В результате этих операций в некоторых районах (провинции Алеппо, Хасеке и Ракка)  было перемещено до 215 000 человек. С начала турецкого вторжения 9 октября  было убито 644 человека. Критическая социальная нфраструктура была повреждена или разрушена во время вторжения, в частности, включая водопроводную станцию в Алуке, которая была повреждена артобстрелами и бомбардировками дважды в конце 2019 года, в результате чего доступа к воде лишилось  примерно 400 000 человек в провинции Хасеке. Крупномасштабные турецкие военные операции прекратились в середине и конце октября после различных политических соглашений, что стимулировало  некоторых перемещенных лиц возвращаться в районы происхождения. Однако по состоянию на конец 4-го квартала военные действия продолжали наносить ущерб гражданской инфраструктуре и обостряли гуманитарные потребности. По состоянию на 6 декабря более 117 000 человек вернулись в свои родные места, в то время как около 75 000 человек остались перемещенными в результате турецкого вторжения. По данным ООН, по состоянию на 8 января, более 19 200 дополнительных сирийских беженцев прибыли в Иракский Курдистан через неофициальные пункты пропуска в Сахеле и Эль-Валиде. Беженцев также принимают в двух лагерях беженцев — Бардараше и Гавилане. Беженцы, которые проходят проверку безопасности и те, у кого есть родственники, проживающие в Иракском Курдистане, могут жить за пределами лагеря.  USAID и Госдеп США сообщили, что турецкое вторжение на северо-востоке Сирии нарушило работу правительства США и операции партнеров в районах  линии фронта. Увеличение потребностей, вызванное конфликтами и перемещениями населения осложняло их имеющиеся возможности.  подчеркивало их способность справляться со спросом на услуги. По состоянию на конец квартала USAID сообщило, что гуманитарные организации по-прежнему не могут получить доступ в контролируемые Турцией районы из-за отсутствия условий безопасности, отсутствия разрешения и инцидентов, которые ограничивают передвижение, включая взрывы самодельных взрывных устройств.  По данным USAID, после начала турецкого вторжения ее деятельность и некоторые стабилизационные программы из-за быстро ухудшающейся обстановки в области безопасности, в основном в коридоре между Телль-Абьядом и Рас-эль-Айном до шоссе М4, было остановлено. Деятельность агентства продолжается в Дейр-эз-Зоре и в других районах северо-востока, при этом оно  приостановило некоторые программы в провинции Ракка, и что деятельность USAID по стабилизации внутри контролируемой Турцией территории по-прежнему приостановлено. При этом большинство программ по управлению ближневосточными делами и стабилизации в Северо-Восточной Сирии оставалась активной. Однако программа разминирования была приостановлена из-за турецкого вторжения и до сих пор не возобновилась, отчасти потому, что после вторжения прорежимные силы переместились в районы, где действовала программа разминирования. Сохраняется неопределенность в отношении стабилизационного финансирования; по данным USAID, исполнители сообщили об обеспокоенности неопределенностью будущей Программы из-за нехватки финансирования. При почти израсходованных донорских средствах на 2018 год в размере  200 млн долларов, программа резко сократилось в ожидании получения дополнительных ресурсов. Одним из исключений из замораживания финансирования стало заявление президента от 12 октября о выделении на эти цели  50 млн долларов.  Другим исключением финансирования из замораживания для USAID было выделение 4,5 млн на сирийскую гражданскую оборону, также известную как «Белые каски».

По данным ООН, в 4-м квартале ускорилось возвращение сирийских ВПЛ из лагеря Аль-Холь., вероятно, отчасти из-за возросшей мотивации курдских властей освободить лагеря и найти долгосрочное решение для жителей после турецкого вторжения. По состоянию на 11 декабря примерно 880 сирийцев вернулись оттуда в Дейр-эз-Зор и провинцию Ракка. На 1 января население Аль-Холя составляло 67 631 человек (или 18 743 домашних хозяйства). Разбивка населения осталась такой же, как и в предыдущие годы: 45% иракцев, 40%  сирийцев и 15% граждан третьих стран. В декабре около 220 человек прибыли в лагерь, в том числе 41 домохозяйство переселено из Махмудли 24 октября и 6 семей ранее размещенных в лагере Айн Исса переведено из города Ракка. По данным ООН, с начала июня почти 2990 жителей страны покинули лагерь, в том числе более 1440 сирийцев и 1450 граждан третьих стран.

Поддержка миссии

Ассигнования на 2020 финансовый год обеспечивают скромное увеличение  финансирования миссии Пентагона и соответствующих правительственных агентств США. В 2020 финансовом году законодательство предоставляет Министерству обороны в общей сложности 713,2 млрд долларов, которые  включает в себя 634 млрд базового финансирования, 71.3 млрд на оперативные расходы и 8 млрд  — на финансирование чрезвычайных ситуаций. Это представляет собой увеличение приблизительно на 4% от общего объема ассигнований Министерства обороны на 2019 финансовый год в размере  685,6 млрд и на 3,6% увеличение бюджета миссии в Сирии и Ираке  по сравнению с ассигнованиями на 2019 финансовый год в размере  68,8 млрд. Это включает в себя 1,2 млрд долларов для борьбы против ИГ в рамках  Train and Equipment Fund, что демонстрирует небольшое снижение с  1,3 млрд, выделенных на этот фонд в 2019 финансовом году.  Это финансирование обеспечивает  обучение, оборудование, логистику, поддержку, стипендии и инфраструктуру для регулярных и нерегулярных иностранных сил, участвующих в борьбе с ИГ как в Ираке и Сирии, так и в соседних государствах, включая Иорданию, Ливан, Египет и Тунис.

Ассигнования на 2020 финансовый год для Государственного департамента, USAID и связанных с ними агентств составляют  54,7 млрд долларов  Это представляет собой увеличение приблизительно на 1% от ассигнований на 2019 финансовый год в размере 54,2 млрд.

В 4-м квартале контролер Министерства обороны обнародовал утвержденной Конгрессом Военный отчет, в котором подробно описываются расходы Министерства обороны на зарубежные чрезвычайные операции в Ираке, Сирии и Афганистане до 30 сентября 2019 года. Согласно этому докладу, Министерством обороны с 11 сентября 2001 года на поддержку чрезвычайных операций было потрачено 1,57 трлн долларов. Общая стоимость операций в Ираке за это время (включая операции в Сирии) составила  771,1 млрд.

Стоимость вывода американского военного контингента из Сирии

CJTF-OIR сообщило, что стоимость сокращения и вывода войск из Сирии была оценена в 123 млн долларов. В ходе сокращения численности и передислокации были составлены сметы расходов по следующим категориям: ретроградные расходы в связи с разрушенным / заброшенным базовым лагерем;  Ретроградные расходы в размере 113 млн долларов состоят из воздушных и наземных перемещений личного состава, оборудования и боеприпасов из Сирии в Ирак и Кувейт.  Заброшенные базовые лагеря стоимостью  10 млн состоят из личного имущества и недвижимости в семи местах. При этом для перемещения сил и средств было задействовано примерно 175 транспортных средств и 200 двадцатифутовых эквивалентных единиц наземного транспорта. Финансирование Госдепа и USAID остается стабильным.

На нужды Государственного департамента (DOS), иностранные операции и связанные с ними программы ассигнования на 2020 финансовый год предусматривают 54,7 млрд долларов в фонд для DOS, USAID, и связанных с ней учреждений и включает в себя 8 млрд долларов финансирования проектов  сирийского досье. Этот законопроект представляет собой увеличение примерно на 1% из ассигнований на 2019 финансовый год.

5 ноября Госдеп США приостановил выполнение приказа об отправке (эвакуация персонала) в Ираке, который действовал в течение почти 6 месяцев из-за серьезных угроз безопасности. Эвакуация включала в себя посольство США в Багдаде, Багдадскую дипломатическую поддержку, Центр и консульство США в Эрбиле. За это  время было пересмотрено кадровое обеспечение для определения минимального штата сотрудников, необходимого для достижения стратегических целей и обеспечения адекватного надзора за программами при минимизации риска для персонала в условиях высокой угрозы. В начале декабря Госдеп объявил о планах сокращения штатного расписания на 137 позиций до 349 позиций к 1 мая 2020 года. По состоянию на 15 декабря личный состав Госдепа в Ираке включал 349 человек, 514 местных сотрудников и 2937 подрядчиков (1497 американских и 1440 граждане третьих  стран).

52.7MB | MySQL:107 | 0,454sec