Об изменениях в миграционной политике Германии на фоне пандемии COVID-19

В среду канцлер ФРГ А.Меркель выступила с телеобращением  к нации, посвященным COVID-19. Она отметила: «Со времени объединения Германии, нет со времени Второй мировой войны для нашей страны не было таких вызовов, которые требовали бы подобной степени скоординированных и сплоченных действий», а потому, принимая во внимание опасность коронавируса, по словам политика, необходимо, чтобы каждый внес вклад в борьбу с его распространением. Форма подачи информации, а также то, что заявление А.Меркель не было анонсировано заранее, удивило многих обозревателей. При этом сама канцлер подчеркнула, что данный шаг «часть открытой демократии», под которой она подразумевает прозрачность процесса принятия важных политических решений.

Часть из них, связанная с ограничениями, наложенными  на въезд в страну, затронула и беженцев. Так, согласно данным Министерства внутренних дел, Берлин более не имеет возможности обеспечивать прием мигрантов из-за пневмонии нового типа. Эта мера касается, прежде всего, программы для сирийцев, согласованной с Турцией. Примечательно здесь то, что ранее Анкара уже обвиняла ЕС в несоблюдении ее условий, но по другим причинам. Вместе с тем ФРГ смогла позволить себе отклонение от договоренностей, используя позицию специализированных международных организаций, таких как УВКБ ООН, которое также было вынуждено свернуть активность в связи с пандемией. Стоит также отметить, что, по данным министерства внутренних дел Германии, фактически эти программы были остановлены еще в минувшую пятницу, а сейчас имеет место официальное закрепление новой реальности.

Впрочем, полностью сложить с себя ответственность Берлин, разумеется, не пытается. С одной стороны, федеральное правительство подчеркивает, что намерено возобновить программы приема беженцев как можно скорее, однако зависит все это от эпидемиологической ситуации, которая в Германии сейчас критическая. Сама А.Меркель не исключила, что заразиться может вплоть до 70 % населения страны. Вопрос инфицирования большого количества людей с точки зрения медицины в последние дни вызывает множество споров, поскольку ряд врачей отмечает, что выработка иммунитета не возможна при полной изоляции населения. От жестких мер карантина все чаще отговаривают экономисты, опасающиеся серьезного финансового кризиса после пандемии. Есть и еще один важный момент – нагрузка на медицинские учреждения, выросшая за последние недели в разы. При этом госпитализация необходима, в том числе лицам с ослабленным иммунитетом и общими проблемами со здоровьем, а потому беженцы также потенциально попадают в группу риска. Следовательно, оказание медицинской помощи им в счет граждан ФРГ рискует еще сильнее усугубить миграционный кризис и внутриполитическую ситуацию.

С другой стороны, Берлин пытается добиться консолидации ЕС  в оказании поддержки Анкаре с тем, чтобы мигранты оставались на ее территории. По итогам видеоконференции А.Меркель с лидерами Франции, Великобритании и Турции Э.Макроном, Б.Джонсоном и Р.Т.Эрдоганом, состоявшейся еще во вторник, было решено увеличить финансовую помощь турецкой стороне. Р.Т.Эрдоган, в свою очередь, в ночь на среду объявил о закрытии границ с Грецией. Однако количество мигрантов, успевших перебраться в ЕС в конце февраля, уже достигло критического для Афин уровня, а потому нынешние меры в большей степени скажутся не на Турции, а именно на Греции.

Здесь у Германии также есть свой план действий. Министр экономического сотрудничества и развития ФРГ Г.Мюллер выступил с инициативой принять программу содействия коллективному Югу, основой которой предполагается сделать укрепление системы здравоохранения стран, прилегающих к Сирии. По его словам, поможет реализации данной инициативы и то, что бюджет его ведомства в будущем году останется на уровне 2020 г.,  т.е. порядка 11 млрд евро, хотя ранее предполагалось его урезать. Такие заявления Г.Мюллер смог сделать потому, что на днях кабинет министров Германии обсудил финансовые вопросы, а именно бюджет 2021 г., а также долгосрочные программы вплоть до 2024 г.

Согласно утвержденному проекту, значительными статьями расходов также останутся безопасность и оборона, транспортная инфраструктура, борьба с изменением климата. Вместе с тем сюда не были включены дополнительные ассигнования в сфере медицины и здравоохранения, которые растут на фоне пандемии, равно как пока не были просчитаны экономические потери от ограничительных мер, связанных с борьбой с COVID-19. Следовательно, позитивные прогнозы Г.Мюллера с большой вероятностью будут скорректированы.

В помощи т.н. коллективному Югу есть еще одна проблема – катастрофическая ситуация, сложившаяся в греческих лагерях уже сейчас. Следовательно, рост заболеваемости и смертности там, равно как и повышенные риски распространения вируса в рамках страны, неизбежны. Помимо повышенной ответственности перед государством-партнером, а также интересов, связанных с соблюдением договоренностей с Турцией, для Германии здесь есть еще один опасный момент, заключающийся в том, что федеральное правительство по-прежнему рассматривает вопрос о том, чтобы все же принять и распределить между странами детей-мигрантов, уже оказавшихся на греческих островах.

Наконец, неясной остается судьба афганских беженцев. Судя по всему, в ближайшее время депортационные рейсы в Кабул отправляться не будут. Здесь имеет значение как необходимость задействовать необходимые силы, в том числе полицейские, для борьбы с распространением коронавируса, так и запрос самой афганской стороны, которая выступает за прекращение названной практики, также ссылаясь на пандемию. В качестве аргумента используется то, что афганские медики заняты выявлением случаев заражения в связи со вспышкой COVID-19 в Иране и не имеют возможности следить еще за теми, кто был выслан из ФРГ.

Таким образом, миграционная политика Германии  в текущих условиях испытывает на себе серьезное воздействие коронавируса, при этом в области ограничительных мер пандемия смогла обеспечить принятие ряда решений, к которым ранее не мог подтолкнуть ни один фактор. Вместе с тем изменившиеся реалии сулят Берлину и новые  проблемы. В случае с сирийцами важно положение в лагерях для беженцев в Греции, поскольку крайне сложная гуманитарная ситуация там рискует обострить как саму эпидемию, так и политические проблемы внутри ЕС.

В том, что касается афганцев вновь возникает вопрос их правового статуса, значимость которого проявляется не только на федеральном уровне, но и в диалоге центра с земельными властями. Последние проводят в отношении мигрантов из Афганистана довольно неоднородную политику. Так, если в целом по ФРГ статус беженца получает в среднем 40 % афганцев, то Бавария предпочитает добиться их максимальной отправки на родину. Там же, судя по данным Федерального ведомства по защите конституции, сильны организации антимиграционного толка, активность которых на фоне текущих событий рискует возрасти, чем в свою очередь могут воспользоваться партии правого толка.

52.75MB | MySQL:104 | 0,342sec