Израиль: о ситуации вокруг Объединенного арабского списка после выборов в Кнессет 23-го созыва

Итоги парламентских выборов, прошедших в Израиле в начале текущего месяца, равно как последующий процесс формирования правительства были вытеснены на второй план борьбой с коронавирусом COVID-19. Вместе с тем актуальным вопросом, помимо самого состава кабинета министров, является и то, какая роль в будущей системе власти уготована арабским партиям. Как стало известно в четверг, лидер блока «Кахоль-лаван» Б.Ганц рассматривает возможность создания правительства национального единства, причем первым в ротации на посту премьер-министра готов видеть своего главного соперника по предвыборной гонке Б.Нетаньяху, возглавляющего партию  Ликуд. Объясняет свою мотивацию политик чрезвычайной ситуацией, ввиду которой, по его мнению, «безответственно не рассматривать альтернативы».

Такой расклад, в числе прочего вновь актуализирует вопрос о превращении Объединенного арабского списка (ОАС), получившего в итоге 15 мандатов (на два больше, чем на голосовании в сентябре 2019 г.), в парламентскую оппозицию. Впрочем, пока на экспертном уровне данная тема не фигурирует, хотя была довольно популярна после голосования за депутатов Кнессета 22-го созыва. Израильские аналитики гораздо чаще размышляют о возможности включения ОАС в правительство, что потенциально станет для страны еще более беспрецедентным шагом.

Обозреватель Globes, в прошлом судья Окружного суда Тель-Авива А.Страшнов, предлагает рассмотреть возможность передачи ОАС портфеля министра юстиции или здравоохранения[i]. При этом, с точки зрения эксперта, это будет наименее болезненным для Израиля шагом, поскольку в таком случае, арабский сектор населения получит представительство в правительстве. С другой стороны, сама фракция все же останется в стороне от принятия решений в области обороны и безопасности, а также внешней политики. Оценить последствия перехода поста министра здравоохранения к ОАС, особенно в текущих условиях, сложно. Справедливости ради стоит заметить, что повестки дня, отвечающей запросам отрасли, особенно в условиях пандемии у арабских партий явно не было. С Министерством юстиции все понятно и неутешительно, особенно если вспомнить борьбу А.Шакед за то, чтобы БАГАЦ в большей степени учитывал интересы израильских поселенцев, причем добиться этого она пыталась в том числе за счет привлечения к работе судей из право-религиозного лагеря. Кардинальная смена парадигмы, разумеется, еще сильнее отдалит Израиль от поставленной экс-министром юстиции цели, и явно не пойдет на пользу поддержанию еврейского характера государства.

В более широком смысле вопрос о будущем Объединенного арабского списка ставится уже в контексте отношений арабов и израильтян, а также сионизма. При этом некоторые эксперты отвергают возможность какого-либо политического взаимодействия на основе этих критериев. В частности, интересную точку зрения выдвинул израильский профессор Р.Исраэли, отметивший, что несмотря на демонстративные запросы на улучшение инфраструктуры, борьбу с насилием в арабском секторе и общее содействие в интеграции в израильское общество, которые выдвигает электорат арабских партий, в действительности, он поддерживает палестинскую повестку дня, свойственную ОАС, иначе не голосовал бы за него[ii].

Эта мысль интересна не только сама по себе, но и в контексте предвыборной программы партии Ликуд, которая для привлечения недостающих ей для победы голосов старательно пыталась повысить свою популярность именно в арабском лагере. При этом лейтмотивом там была демонстрация различий между израильскими арабами и Объединенным арабским  списком, где первые – часть израильского общества, а вторые – подстрекатели, мешающие добиться единства. Также нельзя не вспомнить и опросы общественного мнения, проведенные в преддверии еще апрельских выборов 2019 г., когда многие арабы отмечали то, что Объединенный арабский список далек от понимания их нужд, будучи зацикленным на борьбе с Израилем за палестинские идеалы. Тогда, кстати, арабские партии не были успешны по итогам голосования, а их голоса оттянули на себя как раз общеизраильские конкуренты из левого лагеря.

Таким образом, сложившаяся после выборов в Кнессет 23-го созыва ситуация свидетельствует о том, что израильская система власти не готова к повышению роли в ней Объединенного арабского списка, а перемены на этом треке возможны только в случае радикальной трансформации арабского политического представительства и появления новой партии, выражающей интересы данной категории электората, а точнее наименее радикальной ее части. В более широком смысле, затрагивающем израильских арабов в целом, все большую актуальность, как кажется, приобретает т.н. «Манифест Либермана», представленный еще в 2014 г. В нем среди прочего был упомянут принцип «без лояльности нет гражданства», основанный на том, чтобы совершить обмен населением и территорией, с тем, чтобы гражданами еврейского государства смогли бы остаться только те, кто разделяет его ценности. Сопутствующим эффектом обозначенного подхода могло бы оказаться сокращение арабских избирателей, поддерживающих партии, входящие в Объединенный арабский  список.

[i]  אמנון סטרשנוב

ערביי ישראל הם אזרחים שווי זכויות במדינת ישראל :דעה

ואסור להחרימם

https://www.globes.co.il/news/article.aspx?did=1001322300

[ii] נדב  שרגאי

52.71MB | MySQL:105 | 0,341sec