Израиль: вокруг отставки председателя Кнессета

Еврейское государство переживает сейчас беспрецедентный по своей остроте внутриполитический кризис, находящий сейчас свое выражения в тяжелейшем конфликте между тремя ветвями власти: исполнительной (правительство, имеющее статус переходного), законодательно (избранный 2 марта на третьих подряд досрочных выборах Кнессет нового созыва) и судебной (Верховный суд справедливости – БАГАЦ). Возглавляемая премьер-министром Биньямином Нетаньяху крупнейшая правая израильская партия Ликуд и поддерживающие ее религиозные партии получили на этих выборах лишь 58 мандатов (всего в Кнессете – 120 депутатов). Сформировать новую правящую коалицию они не в состоянии. Однако противостоящие им 62 депутата очень разнородны. Они ни в коей степени не представляют собой сколько-нибудь гомогенного идеологического лагеря. Их объединяет лишь несогласия с сохранением поста премьер-министра за Биньямином Нетаньяху. Крайними полюсами противостоящего Ликуду и его религиозным союзникам конгломерата партий являются с одной стороны возглавляемая депутатом Кнессета Авигдором Либерманом правая партия «Наш дом – Израиль», опирающаяся в значительной если не в большей степени на голоса русскоязычных израильтян, а с другой – возглавляемый депутатом Кнессета Ахмадом Тиби открыто антисионистский блок «Объединенный арабский список» (ОАС), в состав которого входят коммунисты, исламисты и светские арабские националисты.

В таких условиях председателю центристского блока «Бело-голубые», депутату Кнессета Биньямину (Бени) Ганцу, которому президент Реувен Ривлин вручил мандат на формирование нового правительство, практически невозможно создать правящую коалицию. Пользуясь этим, не имеющее поддержки большинства парламентариев переходное правительство, возглавляемое Биньямином Нетаньяху, остается у власти. Что же касается создания правительства национального единства на основе «Бело-голубых» и Ликуда – согласно опросам общественного мнения, именно этого хочет подавляющее большинство израильтян, то здесь дело упирается в личные амбиции лидеров. Бени Ганц настаивает на том, что в случае ротации первым занять пост премьер-министра должен именно он, потому что его рекомендовали 62 депутата из 120. А Биньямин Нетаньяху настаивает на том, что первым должен быть он, потому что его поддерживает большинство депутатов от «сионистских партий». Следует отметить, что поддерживающие Ликуд ультраортодоксальные религиозные партии ШАС во главе с министром внутренних дел Арье Дери и «Еврейство Торы» во главе с министром здравоохранения Яаковом Лицманом трудно назвать сионистскими в идеологическом отношении, поэтому речь фактически идет о большинстве депутатов не от сионистских, а от еврейских партий.

Пропагандисты Ликуда и его союзников активно используют карту межэтнической напряженности. Они постоянно пугают израильтян заведомо нереальной возможностью создания правительства, в котором будут заседать представители ОАС, поддерживающие палестинские террористические организации. В реальности ОАС получил до сих пор за то, что он рекомендовал президенту возложить формирование правительства на депутата Бени Ганца, лишь места председателей двух парламентских комиссий – комиссии по благосостоянию (то есть социальной помощи нуждающимся) и комиссии по борьбе с уголовной преступностью в арабском секторе населения. Некоторые бюджеты ими, таким образом, безусловно, могут быть получены, но это отнюдь не комиссии по иностранным делам и безопасности или по спецслужбам. Ущерба безопасности еврейского государства представители ОАС на названных постах нанести не могут. Гораздо более болезненным для сторонников Биньямина Нетаньяху, безусловно, стал тот факт, что председательство крайне влиятельной финансовой комиссии Кнессета перешло от представителя «Еврейства Торы» депутата Моше Гафни к представителю НДИ Одеду Фореру.

Следует отметить, что Ликуд всячески пытался воспрепятствовать созданию парламентских комиссий, используя тот факт, что председателей (спикером) Кнессета был его представитель, депутат Юлий Эдельштейн. Он просто отказывался созывать пленарное заседание Кнессета для избрания членов и председателей парламентских комиссий, пока не будет сформировано правительство. А с формированием нового правительства, как уже было сказано, есть очень серьезные проблемы. В ответ «Бело-голубые» и НДИ подали иск в БАГАЦ с требованием обязать председателя Кнессета созвать пленарное заседание. В стране прошли демонстрации против депутата Юлия Эдельштейна, которого обвиняли в разрушении израильской демократии и в попытке установления диктатуры.

В ответ Ликуд, в частности устами министра юстиции Амира Оханы обрушился с самой резкой критикой на БАГАЦ, обвинив его в превышении полномочий и в попытке государственного переворота. Однако в итоге пленарное заседание Кнессета было созвано (Ликуд и его союзники бойкотировали это заседание), и парламентские комиссии были созданы. Противники Ликуда требовали также избрать нового председателя Кнессета, однако Юлий Эдельштейн, имеющий статус «временного председателя», отказывался ставить этого вопрос на голосование. Последовало еще одно обращение в БАГАЦ, и вот в  среду утром председатель Кнессета, депутат Юлий Эдельштейн (Ликуд) объявил о том, что он уходит в отставку с этого поста, который он занимает с марта 2013 года. Ничего подобного не бывало за всю историю Государства Израиль. Он объяснил свое решение стремлением «возобновить дух государственности» в Израиле. Важно иметь в виду, что упомянутое решение председателя Кнессета было принято им на фоне решения БАГАЦа о том, что он обязан не позднее среды провести пленарное заседание Кнессета, на котором должен быть поставлен на голосование вопрос о выборе постоянного председателя Кнессета.

Депутат Юлий Эдельштейн выступил в Кнессет с речью, в которой подверг самой резкой критике упомянутое решение БАГАЦа. «Это решение БАГАЦа, ошибочное и возмутительно, стало проявлением опасного затмения, — заявил он в частности, — Депутатам  Кнессета, в качестве человека, заплатившего тяжелую цену в виде годов тюремного заключения и принудительных работ (в 1984-1987 гг. Юлий Эдельштейн находился в заключении в СССР за свою сионистскую деятельность – В.Ч.), мне незачем разъяснять как я люблю (еврейский – В.Ч.) народ. И поэтому, как демократ, как еврей и сионист, который боролся против антидемократического режима, и как председатель этого парламента – я не позволю Израилю скатиться в анархию, я не буду причастен к развязыванию братоубийственной войны»

Свою речь депутат Юлий Эдельштейн завершил следующим образом: «В эти дни, когда эпидемия (коронавируса – В.Ч.) угрожает нам извне, а раскол разрушает нас изнутри, все мы должны вести себя по-человечески, подняться над своими узкими интересами и объединиться. Поэтому, во имя Государства Израиль и для того, чтобы возобновить дух государственности в Израиле, я ухожу в отставку со своего поста».

Партии, противостоящие Ликуду, прежде всего, блок «Бело-голубые», готовились провести в среду голосование для избрания постоянного председателя Кнессета, как того требовало упомянутое выше решение БАГАЦа. Однако Юлий Эдельштейн, объявив о своей отставке, тут же объявил пленарное заседание Кнессета закрытым. Таким образом, избрание его преемника, которым, судя по всему, должен стать депутат Кнессета Меир Коэн («Бело-голубые», не сможет состояться ранее понедельника на будущей неделе. В том, что будет избран именно кандидат от партий, противостоящих нынешнему, имеющему статус переходного правительству, возглавляемому премьер-министром Биньямином Нетаньяху (лидер крупнейшей правой израильской партии Ликуд), нет никакого сомнения, поскольку председатель Кнессета избирается простым большинством.

Внепарламентское «Движение за качество власти» не удовлетворилось отставкой Юлия Эдельштейна и официально объявило, что «отставка Эдельштейна, согласно закону, вступит в силу через 48 часов, и потому, несмотря на отставку, Эдельштейн должен выполнить решение БАГАЦ и созвать сегодня же (пленарное – В.Ч.) заседание, для проведения голосования относительно личности следующего председателя Кнессета. Если Эдельштейн не созовет такое заседание немедленно, движение обратится (с иском – В.Ч.) в БАГАЦ». Пока что со стороны Юлия Эдельштейна на последовало никакой реакции на данную угрозу.

Подводя итог, представляется возможным сделать следующие выводы:

  1. В создавшихся условиях Юлий Эдельштейн, не скрывающий того, что он хочет стать следующим президентом Государства Израиль, сделал самый правильный ход с точки зрения своей личной карьеры. С одной стороны он не стал выполнять решение БАГАЦА, а с другой стороны – позиционировал себя в качестве политика общенационального масштаба, не ограниченного узкопартийными рамками.
  2. При этом он несколько затянул избрание своего преемника, выигрывая для Ликуда время для переговоров об условиях формирования правительства национального единства.
  3. Приход на пост председателя Кнессета представителя «Бело-голубых» откроет путь к проведению в Кнессета законов, которые лишат Биньямина Нетаньяху возможности возглавлять правительство, поэтому следует рассматривать угрозу принятия такого законодательства, прежде всего, как средство давления на Ликуда в рамках переговоров о формировании правительства национального единства.
  4. Несмотря на это в условиях абсолютно беспрецедентного для израильской внутренней политики кризиса, разворачивающегося на фоне пандемии коронавируса и введения в стране чрезвычайного положения не представляется возможным предсказать, увенчаются ли эти переговоры успехом или же Израилю предстоят четвертые подряд досрочные выборы, в чем особо заинтересован Биньямин Нетаньяху, каковой в таком случае еще на несколько месяцев сохранит за собой власть в качестве главы переходного правительства.
47.73MB | MySQL:107 | 0,820sec