К вопросу о дорожной карте по Идлибу между Россией и Турцией. Часть 4

Вслед за московской встречей между президентами В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом 5 марта в Москве, 14 марта 2020 года самый влиятельный в стране Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) опубликовал 20-страничный анализ, озаглавленный как «Дорожная карта в Идлибе после режима прекращения огня». Автором документа стал эксперт по вопросам безопасности Фонда Омер Озкизилджик.

Часть 3 нашего анализа доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=68327

Напомним, что мы остановились на рассуждениях автора вокруг того, что необходимо абсорбировать членов ХТШ в структуры сирийской умеренной оппозиции, иначе их «перехватят» радикалы. ХТШ турецкий автор характеризует в качестве структуры, которая стремится к своей легитимации и отошла от радикальных взглядов и повестки и не является противником Турецкой Республики.

Те радикалы, которые недовольны подобным разворотом повестки ХТШ, ушли в другие структуры, среди которых автором называется, в частности, «Хуррас ад-Дин».

Эти структуры называются О.Озкизилджиком угрозой для Турции и для их ликвидации предлагается использовать турецкие БПЛА, при активном сотрудничестве с США и с Россией, в плане обмена разведывательными данными, и, если говорить о наземной составляющей, то – сирийских оппозиционеров. Турецкий эксперт прямо говорит о необходимости «снижения издержек» для Турции по зачистке Идлиба от радикалов. А для этого ударный костяк на земле должны составить сирийские оппозиционеры.

Следующий раздел статьи озаглавлен как «Укрепление сирийских оппозиционеров».

Именно укрепление сирийских оппозиционеров автор называет в качестве ключевого фактора для того, чтобы создать в Идлибе полноценную зону безопасности, которая бы была, к тому же, и устойчиво действующей.

Для этого, прежде всего, Турции, по словам автора, необходимо держать линию фронта против внешней угрозы – «атак режима Асада». Однако, наряду с этим, требуется, чтобы у Турции был местный союзник, располагающий высоким военным потенциалом и оснащением и способный противостоять тем же радикалам провинции.

Процитируем турецкого автора:

«В настоящее время, атаки ХТШ, русские бомбардировки, а также нападения режима, привели к тому, что в ряде точек сирийские оппозиционеры ослабли. Вследствие русских воздушных атак, испытывающие нехватку вооружений, сирийские оппозиционеры понесли тяжелые человеческие потери. Турция находится в положении, когда необходимо заполнить эти два пробела для сирийской оппозиции. В конце концов, Россия, за последние годы, в серьезной мере, нарастила военный потенциал режима Асада и начала восполнять потери (официального Дамаска – В.К.), понесенные от Вооруженных Сил Турецкой Республики».

В этом смысле, Турция, как можно понять турецкого эксперта, должна использовать американский опыт подготовки подконтрольных себе сил на территориях, где у неё наличествует стратегический интерес. Аналогичный опыт, кстати, Турция пытается использовать и в другой точке своих стратегических интересов – в Ливии.

Цитируем О. Озкизилджика:

«С тем, чтобы сделать сирийских оппозиционеров вновь сильными против режима, Турция должна, оперативным образом, распространить по Идлибу программы «подготовь — оснасти» и обеспечить их (непрерывное – В.К.) продолжение. Кроме того, для того, чтобы расширить человеческий потенциал оппозиции и перейти от модели бойцов «на полставки» к полноценной модели военной службы, требуется повысить заработные платы и финансовые доходы оппозиционеров. В особенности, дополнительным финансовым источником для сирийских оппозиционеров может стать помощь от иностранных заинтересованных сторон».

Как указывается автором, не является невозможным формирование программы по очистке Идлиба от радикальных элементов, с одной стороны, и, с другой стороны, по тому, чтобы найти финансовую поддержку для сирийских оппозиционеров. При этом будет обеспечено укрепление сирийских оппозиционеров, рост их потенциала против «Хуррас ад-Дин» и других радикальных группировок, а также снижение расходов Турции.

Сирийские оппозиционеры, по словам автора, должны сыграть особенно заметную роль, после того, как радикальные структуры будут уничтожены, члены этой организации уйдут в подполье и образуют ячейки. Потребуется предотвращать нанесение ударов со стороны этих ячеек и лиц. Именно здесь, как пишется турецким автором, сирийские оппозиционеры должны активно себя проявить.

Как указывается автором, американская программа по подготовке и оснащению сил безопасности для использования против «Исламского государства» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.) и других радикальных группировок, продолжается. Он напоминает, что до 2016 года США оказывали официальную помощь некоторым сирийским оппозиционным группам. И, в том случае, если будут обеспечены необходимые встречи и договоренности, то США смогут оказывать Турции помощь в Идлибе.

Также для того, чтобы обеспечить более эффективные действия со стороны сирийской оппозиции и их более эффективную роль на территории, контролируемой со стороны Турции, по словам турецкого автора, необходимо укрепить структуру Сирийской национальной армии и, в полном смысле, обеспечить её слияние с Фронтом национального освобождения. Как указывается автором, пусть официально Фронт национального освобождения и присоединился к Сирийской национальной армии, но из-за продолжающейся в Идлибе войны и «веса ХТШ», в операционном смысле, единство, до сих пор, так и не обеспечено.

Новый режим прекращения огня (то есть, согласованный президентами В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом в ходе их встречи в Москве 5 марта с.г. – В.К.), а также превращение Идлиба в действующую зону безопасности, могут позволить решить данную задачу.

Как указывается турецким автором, в нынешней ситуации, соединения, принимавшие участие в операциях «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира», в структурной иерархии, представлены как первый, второй и третий корпус. Что же до Фронта национального освобождения, то в нем предусмотрены корпуса с четвертого по седьмой. Однако, в организационном плане вопрос не решен, и они не включены в общую иерархию.

В общем, как заключает автор, если удастся, в полном смысле этого слова, собрать под одной крышей всех сирийских оппозиционеров, поддерживающих Турцию, то это объединение станет серьезной балансирующей силой для радикальных группировок, сирийских «Сил народной самообороны» и для «режима Асада». С другой стороны, подобное объединение, в долгосрочном смысле, укрепит позиции Турции.

Вот какой вывод из цепочки своих рассуждений делается турецким автором, процитируем: «В такой ситуации, военное решение для Сирии станет невозможным и надежды на политическое решение возрастут».

Следующий раздел статьи озаглавлен, как «Добавление «Сил народной самообороны» в Идлибское уравнение».

Как указывается автором, после того, как Турция сформирует в Идлибе полноценную зону безопасности и найдет устойчивое решение для радикальных групп, базирующихся в провинции, важным следует считать оказывать давление на Россию в вопросе сирийских «Сил народной самообороны» (СНС, рассматриваются Турцией в качестве филиала террористической Рабочей партии Курдистана /РПК/ в Сирийской Арабской Республике – В.К.).

Процитируем автора: «В конце концов, между двумя странами существуют два Сочинских соглашения. Согласно первому соглашению, Турция взяла на себя определенную ответственность в связи с радикальными группировками. Что же до России, то она, в вопросе террористической организации СНС, официально взяла на себя ответственность в Телль-Рифате, Манбидже и к востоку от Евфрата».

В этой связи, автор напоминает, что Россия постоянно озвучивает претензии в адрес Турции в связи с тем, что та не выполняет свои обязательства в плане разделения умеренной оппозиции и радикалов. Турция же может, по словам турецкого автора, снова и снова, напоминать о том, что Россия не обеспечила выход СНС из Телль-Рифат, Манбиджа и тридцатикилометровой зоны к востоку от реки Евфрат (здесь и далее, очевидно, что здесь автором допущена опечатка: в соглашениях между Россией и Турцией фигурирует западный берег Евфрата, а восточный берег – это предмет обсуждения и договоренностей с США – В.К.).

Анкара, по словам О.Озкизилджика может, в краткосрочной и среднесрочной перспективе использовать против Москвы фактор СНС и, вызвав у России затруднения (в части, касающейся СНС – В.К.), постепенно начать забирать превосходство – как психологическое, так и на полях сражений. Процитируем автора: «В конце концов, Турция – это сторона, сильная в военном отношении в Телль-Рифате, Манбидже и к востоку от р. Евфрат. И она, исходя из соглашений, находится в положении правой стороны».

Как указывается автором, в том случае, если Россия не выполнит своих обязательств, то «Турция может сделать свой шаг и нанести удар». В частности, как пишется О.Озкизилджиком, Турция может заявить возможность проведения ею операции против СНС. Цитируем: «В конце концов, с проведением операции «Источник мира», США частично отошли в Сирии, и, в части Сирии, они перестали быть главным актором, поддерживающим СНС. С точки зрения СНС, присутствие США в Сирии является балансирующим фактором в ходе переговоров с Россией и с режимом Асада. Кроме этого, за исключением Телль-Рифата, Манбиджа и линии Маликие (Malikiye) к востоку от р. Евфрат, во всех других провинциях, силой, защищающей СНС от Турции, является Россия».

Иными словами, как указывает автор, Турция находится в состоянии, для собственной национальной безопасности, требовать конкретных шагов от России, в вопросе СНС.

Процитируем турецкого автора: «Россия, в качестве обоснования проведения собой военной операции в Идлибе, указывает на радикальные элементы в провинции, при этом находясь за тысячи километров от собственных границ».

С другой стороны, как пишет автор, для Турции угроза СНС находится прямо у её границ, и Россия, невзирая на подписанное соглашение, так и не обеспечила отвод СНС от турецких границ на 30 километров в южном направлении.

Кроме того, как пишет автор, Россия, с 2015 года и вплоть по настоящее время, защищала СНС в Телль-Рифате. В то же самое время, эта группировка постоянно наносила удары по районам проведения операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». При этом, как пишет автор, СНС своими мишенями выбирали гражданских лиц, для чего использовали заминированные автомобили. Аналогичная ситуация характерна и для региона проведения Турцией своей операции «Источник мира».

Процитируем автора: «Турция в вопросе этой террористической организации (то есть, СНС – В.К.) ждет от России конкретных шагов, будучи абсолютно правой, как сторона, создающая полноценную зону безопасности, которая становится мишенью для террористов». В том же случае, если Россия не реализует свои обязательства, то Турция, по словам турецкого автора может, как это было в случае операции «Источник мира» провести новую военную операцию – о чем и следует открыто заявить российской стороне.

Цитируем: «В свете отношений с Россией, обострение вопроса присутствия СНС, не только послужит делу национальной безопасности и борьбе с терроризмом Турции, но и отвлечет российское внимание от Идлиба к СНС. В этой связи, в особенности, обеспечение для Идлиба устойчивого режима прекращения огня и формирование полноценной зоны безопасности имеет потенциал к тому, чтобы вызвать перемещение военного внимания России и режима Асада на другие регионы».

Итак, мы переходим к завершающему разделу статьи.

Как итожится автором, Идлиб должен стать полноценно действующей зоной безопасности, после того, как в провинции объявлено перемирие.

Это даст возможность обеспечить устойчивость перемирия, обеспечить безопасность Идлиба, воспрепятствовать миграционному потоку в сторону Турции, обеспечить безопасность турецкой границы, повернуть миграционный поток вспять и вывести на первый план политическое решение для Сирии. В противном случае, практика режима прекращения огня со стороны Б.Асада, приведет к тому, что «поддерживаемый Россией режим вновь сорвет режим прекращения огня и, следует ожидать, что вновь начнет свои сухопутные атаки».

С тем, чтобы добиться своей цели по превращению Идлиба в зону безопасности, Турция «направила сигнал» о том, что для нее изменились правила реагирования на военные угрозы. Турция разместила свои вооруженные силы и, тем самым, продемонстрировала то, что она не допустит подхода, подразумевающего окончательную решенность (вопроса Идлиба – В.К.).

Процитируем: «В результате проведения операции «Весенний щит», когда было уничтожено 8 систем ПВО, 3 самолета и 151 танк, Вооруженные Силы Турции продемонстрировали, что они обладают силой и волей, которые в состоянии остановить режим Асада. Однако, с тем, чтобы лишить режим (Асада) поддержки России и воспрепятствовать нарушению режима прекращения огня, необходимо, чтобы Турция и сирийские оппозиционеры очистили Идлиб от находящихся в этой провинции радикалов».

Как указывает автор, что после того, как контроль над территорией будет установлен со стороны ВС Турции и будет создана действующая зона безопасности, в ней не будет радикальных элементов. В этой связи, как пишет автор, решения можно достичь, если демонстрировать различный подход ко всем группировкам, включая ХТШ, Исламскую партию Туркестана, чеченские формирования и связанную с «Аль-Каидой» «Хуррас ад-Дин».

Модель, как подчеркивается автором, должна быть следующая: роспуск ХТШ и присоединение членов группировки, наряду с Исламской партией Туркестана и чеченскими формированиями, к сирийской оппозиции. Эта та модель, которая для Турции не вызывает проблем.

Другая же модель, которая – проблемная, это присоединение членов ХТШ к вновь образованной радикальной группировке «Хуррас ад-Дин». В этом случае, против них Турцией будут проводиться операции – на земле будут действовать сирийские оппозиционеры, при поддержке с воздуха со стороны турецких БПЛА.

И то, и другое, с той или иной степенью «трудозатрат», позволит превратить Идлиб в полноценную зону безопасности. Что, в свою очередь, укрепит переговорную позицию Турции по отношению к России.

С другой стороны, по словам турецкого автора, необходимо создавать сильного местного военного партнера, которым могут стать Сирийская национальная армия и Фронт национального освобождения.

Также турецкий автор повторяет в конце материала свое предложение о том, что необходимо сконцентрировать внимание Москвы на вопросе неисполнения ею своих обязательств по СНС и потребовать их выхода из Телль-Рифата, Манбиджа и восточного берега р. Евфрат. В том случае, если Россия не выполнит своих обязательств, как пишется автором, надо продекларировать готовность к началу новой военной операции против СНС.

Итак, как мы можем убедиться, Турция не рассматривает варианта выхода своих вооруженных сил из Идлиба. И, напротив, использует возникшую у нее, из-за режима прекращения огня и коронавируса, передышку для того, чтобы укрепить свои позиции в провинции. Нахождение Турции в Идлибе сейчас России следует считать фактором постоянным и просчитывать совершенно новую систему уравнений, в которой провинция стала, своего рода, турецким анклавом.

47.13MB | MySQL:109 | 0,821sec