«Харедофилы», «харедофобы» и «русская улица» Израиля на выборах в Кнессет 22-го и 23-го созывов

«Харедим» и «харедофилы»

Со своей стороны, у Ицхака Йосефа нашлись и единомышленники, в частности из числа ашкеназских ультраортодоксов (например, глава Минздрава и лидер хасидской части блока ЕТ «Агудат Исраэль» Яаков Лицман, близкий по взглядам к наиболее непримиримому флангу этой партии). А также некоторые влиятельные фигуры «хардаль» (консервативного крыла религиозного сионизма) такие, как директор йешивы «Атерет Йерушалаим» раввин Шломо Авинер. Эти духовные и политические авторитеты согласились с теми или иными высказывания Ицхака Йосефа, включая требование ужесточения Закона о возвращении, и критикой, «конвейерного», по его словам, гиюра лиц смешанного происхождения, который, якобы, продвигают религиозные либералы раввины Давид Став и Хаим Амсалем (случайно или нет, оба были упомянуты Авигдором Либерманом как «наилучшие кандидаты на пост, соответственно, главного ашкеназского и главного сефардского раввина Израиля»).

К удивлению многих, раввин Ицхак Йосеф получил некоторую поддержку и на «русской улице» Израиля. Его тамошние защитники представляли разнородный спектр общественных и политических активистов – от таких символических фигур как бывший участник т.н. «Самолетного дела», раввин Иосиф Менделевич и прочих деятелей, идеологически и политически близких к ядру «хардаль» блока «Ямина» и ультраортодоксальным партиям. И до умерено-религиозных и особенно, светских акцентированных «антилиберманистов» из «русского» крыла движения Ликуд считающих для себя необходимым в любом случае встать на защиту ультраортодоксальных союзников своего партийного лидера.

По сути, мы здесь имеем дело с социологическим феноменом в лице группы, которую публицист Софья Рон-Мориа удачно, на наш взгляд, обозначила как «русские светские харедофилы». Индикатором данного феномена стала готовность участников данной группы объявлять антисемитским демаршем любое требование о либерализации общественной политики в сфере взаимоотношений религии и общества, отвергая «с порога» суждения тех, кто полагал некорректным использовать подобный жупел в дебатах внутри еврейского дискурса.  Одной из наиболее известных «жертв» таких реакций стала сама Софья Рон-Мориа (одна из видных фигур либерального крыла «русского» религиозного сионизма и, кстати, многолетний идеологический оппонент Авигдора Либермана). После изложения своей позиции на проликудовском 20 канале ИТВ, она фактичекски подверглась публичному осуждению в социальных сетях.

Из организованных этой публикой информационных проектов «борьбы с русским антисемитизмом в Израиле» некоторую известность получил сайт «Саканат Бейтену» (игра слов: «опасность от нашего дома», то есть НДИ, или «нашему дому»). Создатель сайта, бывшая советская «отказница», сотрудница Открытого университета Израиля Наталья Ротенберг (которые некоторые именовали активисткой «русского штаба блока «Еврейство Торы»), выкладывала на него переводы на иврит пропагандистских клипов партии НДИ и комментарии реальных или вымышленных сторонников партии в социальных сетях. Целью этого проекта было, как она сообщила в интервью журналисту газеты «Маарив», «показать ивритоговорящим израильтянам, что происходит на “русской улице”» и убедить их в том, что «НДИ – это партия «антисемитов» и «представляет угрозу для Израиля»». И «помешать НДИ запугивать людей опасностями, которые якобы, исходят от «харедим»».

В свою очередь, представители окружения Либермана подали жалобу в полицию, обвинив инициаторов и спонсоров сайта в организации кампании очернения партии путем публикации заведомо ложных обвинений в адрес высшего эшелона НДИ о том, что они якобы «поощряют иммиграцию в Израиль антисемитов, неевреев и ненавистников религии». И потребовали прекратить, по их словам, «кампанию диффамации русскоязычных граждан страны». Частью той же жалобы стала информация об итогах расследования подозрений о деятельности зарубежной интернет-компании, управлявшей парком ложных аккаунтов, созданных с целью организации провокаций против активистов НДИ и негативной предвыборной кампании в социальных сетях.

Примерно за неделю до выборов в Кнессет, сложившаяся вокруг этой и иных подобных инициатив, группа русскоязычных общественных активистов организовала конференцию «по проблемам борьбы с антисемитизмом русских [без кавычек] иммигрантов» (по сути, предвыборного митинга, по некоторым утверждениям, профинансированного из бюджета партий право-религиозного блока). Среди прочего, на этом мероприятии были представлены данные контент-анализа материалов русскоязычного интернета, подготовленного сотрудниками Ариэльского университета  д-ром Еленой Римон и д-ром Роном Шлейфером, и позднее опубликованные, в виде интервью с его авторами, газетой, близкой к консервативной фракции лидеров ЕТ «Ятед Неэман».

Их выводы, сводились к нескольким академически сомнительным, с нашей точки зрения, но охотно подхваченным заинтересованными субъектами политического конфликта простым и вполне стереотипным для этих кругов декларациям. Во-первых, выходцы из бывшего СССР развили, по мнению Римон и Шлайфера, «отрицательное отношение к религиозным евреям из-за антисемитизма, который они впитали в стране исхода», включая «советскую атеистическую пропаганду и гнев на еврейскую Традицию», не готовы, якобы, принять статус-кво и продолжают «вдохновляться российскими антисемитскими сайтами». Причиной, полагают авторы отчета, являются «трудности и разочарования эмиграции, включая неудачу в изучении нового языка и культуры». Наконец, носителями подобных, в понимании спонсоров обзора,  антисемитских настроений являются не только этнические русские, приехавшие в Израиль по Закону о возвращении, но и «немало евреев» (в определении Елены Римон, «авто-антисемиты»), которые будучи воспитаны агрессивной атеистической пропагандой, якобы, «воспринимают всё, что связано с еврейским характером государства Израиль, как бессмыслицу».

Из чего следовал вывод, развеявший последние сомнения в политическом смысле того мероприятия, и озвученный на нем же адвокатом, активной участницей проектов движения «Арвут» (созданного по инициативе неокаббалистической организации «Бней Барух») Тали Тамарин: виновной в сложившейся ситуации, якобы, является ни кто иной, как «партия НДИ, которая долгие годы контролирует Министерство абсорбции». И, по мнению оратора, «вместо выделения бюджета на ознакомление новоприбывших с еврейской историей и традицией», якобы, направляет «деньги, выделенные на репатриацию и абсорбцию, на охрану границ культурного гетто».

Показательно, что своеобразную поддержку данной трактовки образа общины репатриантов из бывшего СССР высказал и глава Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуд Аббас. Выступая на саммите ЛАГ в Каире с критикой нового американского плана ближневосточного урегулирования, он среди прочего, упомянул невозможность принять содержащееся в нем требование признать Израиль государством еврейского народа. Это, по мнению Аббаса, невозможно хотя бы потому, что очень большую часть его населения составляют неевреи, к которым глава ПНА причислил 1-1.5 млн выходцев из России (и Эфиопии), которые, якобы «заплатили деньги, чтобы их называли евреями». Причем, ряд израильских комментаторов и политиков тут же отметили, что данное заявление главы ПНА являлось явной реминисценцией выступления раввина Ицхака Йосефа.

Наконец, если не с контекстом и способом выражения, то, во всяком случае, с пафосом высказывания раввина Ицхака оказались солидарны многие представители левых израильских постсионистских кругов, солидаризирующихся с арабами в требовании к Израилю отказаться от еврейского национального характера, и превратиться в «государство всех его граждан». Но если в обществе и его политических элитах такие суждения пока считаются маргинальными, в интеллектуальном авангарде постсионизма – например, в некоторых творческих кругах и особенно, академическом сообществе, где тон сегодня нередко задают так называемые «новые историки» и «новые социологи», это сегодня является мейнстримом.

Выступление главного сефардского раввина как аргумент в пользу своей позиции упомянул, например один из наиболее ярких представителей израильских «новых» социологов — профессор Хайфского университета Мадж аль-Хадж в ходе презентации своей книги, «Русские в Израиле – новая этническая группа в племенном обществе», которая, по совпадению, прошла именно в те дни. Эта книга, подводящая итоги его 30-летних исследований автора алии из бывшего СССР, представляет, как и следует из ее названия, почти весь набор характерных для «новых социологов» стереотипов в отношении данной группы израильского населения, рассматривающих русскоязычных израильтян не как репатриантов, а в качестве ино-этнических иммигрантов. В силу чего, по мнению этих авторов, в Израиле живут три разных народа — евреи, арабы и русские (без всяких кавычек) выходцы из бывшего СССР.

Заметим, что именно из этого убеждения исходило нашумевшее в свое время обращение проф. аль-Хаджа к израильским арабам «искать союза с русскими», как будущей элитой Израиля, способной оттеснить от власти старые элиты «Первого Израиля».  Идея была, в общем, не нова: еще во второй половине 1990-х гг. немало представителей израильской арабской элиты отошли от огульной критики «этноцентризма», в их понимании, израильского Закона о возвращении, предоставляющего немедленное гражданство евреям и членам их семей по прибытию в Израиль. Причиной были надежды, что светская и, якобы, несионистски настроенная «русская» алия, с существенной долей галахических не-евреев, может стать союзником израильских арабов в их борьбе за инфляцию еврейского статуса Государства Израиль. И были весьма разочарованы, когда ничего подобного не случилось.  Однако, накануне выборов в  Кнессет 23-го созыва организаторы избирательной кампании Объединенного арабского списка (ОАС), вдохновленные, как полагают некоторые обозреватели, ремарками раввина Ицхака  Йосефа и Махмуда Аббаса, решили вновь обратиться к этой идее. Выпустив рекламные ролики и плакаты на русском языке, с обещанием содействия русскоязычным гражданам в достижении ими равенства и гражданские прав, в случае голосования за ОАС — впрочем, новь без особого на то успеха.

Этно-общинный фактор  

В любом случае, вся эта «внутри-ашкеназская» (с небольшим арабским орнаментом), по сути, полемика, осталась в целом на периферии общественного внимания. Намного больший резонанс вызвала однозначная поддержка демарша главного сефардского раввина лидером партии ШАС, главой МВД Арье Дери и нынешним главой Совета мудрецов Торы и духовным руководителем этой партии раввином Шломо Когеном.  Данную историю, которые многие обозреватели рассматривали как личное столкновение прежде близких друг другу, но ныне находящихся в крайне натянутых отношениях Арье Дери и Авигдора Либермана, следует понимать намного шире. А именно, как еще одно подтверждение известного постулата израильской политики: тема взаимоотношения государства и религии (и сфокусированных на ней социально-экономических, культурно-идеологических и гражданских ценностей  различных групп, о чем речь шла выше) работает особенно четко, если она приобретает политическую коннотацию в сочетании с общинно-секторальными и социально-общинными интересами и конфликтами.

Этот периодически обостряющийся конфликт разных культурно-политических сегментов израильского общества и их элит сегодня вновь, после почти десятилетнего перерыва, стал фоном противостояния между крупными общинными группами. На этот раз сторонами этого конфликта, по крайней мене на символическом уровне, вновь, после почти десятилетнего перерыва, среди прочих стали, с одной стороны, «сефарды» (евреи-выходцы из стран Азии и Африки и их потомки – т.н. «Второй Израиль») и поддерживающие их в данном вопросе ашкеназские «харедим». И с другой – выходцы из стран бывшего СССР («Третий Израиль»).

Отдельные эпизоды этого конфликта, признаки постепенного нарастания которого были видны на протяжении нескольких последних лет, привлекли повышенное общественное внимание. В 2013 году это были вызвавшие мощный общественный резонанс и направленные против НДИ предвыборные ролики партии ШАС, в которых многие усмотрели расистский выпад в отношении репатриантов из бывшего СССР. Следующим эпизодом, в котором комбинация вопросов взаимоотношений государства и религии и общинно-секторальных интересам проявилась особенно выпукло, стал т. н. «Ашдодский казус». Именно в этом городе, конкурирующем с Хайфой за статус «неофициальной столицы русского Израиля», накапливающееся недовольство «законодательным активизмом» ультрарелигиозных фракций вырвалось наружу в виде регулярных (в начале – практически еженедельных) демонстраций против «религиозного диктата».

Поводом в ряде случаев стала, по мнению протестующих, абсолютное большинство которых были русскоязычные жители города, чересчур широкая трактовка муниципалитетом «Законе о супермаркетах», содержащего жесткие ограничения на коммерческую деятельность в субботу, и «продавленного» в Кнессете ЕТ, и ШАС. Этот закон поддержали Объединенный арабский список и, в порядке правительственной дисциплины все, коалиционные партии, за исключением голосовавшей против фракции НДИ. И эта история имела хороший шанс многократно повториться в других городах на муниципальных выборах осенью 2018 года — что, как показал события, действительно имело место.

И именно тогда стало еще более понятно, что тема имеет очевидный партийный запрос, сделав муниципальные выборы своего рода введением в тему избирательной кампании в Кнессет 21-го созыва. Во время той кампании из уст лидера ШАС и прозвучало скандальное заявление о необходимости брать у репатриантов из бывшего СССР «ДНК-тестов на принадлежность к еврейству».  А продолжением этой линии  были вброшенные уже в ходе избирательной кампании в Кнессет 23-го созыва в декабре 2019 года в СМИ, ложные сведения о «катастрофически низкой» доле евреев в алие последнего десятилетия, что было обосновано ссылкой на информацию из «источников в МВД», которую на следующий день опровергла пресс-служба этого ведомства.  Как можно заметить, заявление раввина Ицхака Йосефа и его активная поддержка, и тиражирование в информационном пространстве лидерами ШАС и их партнерами, можно считать просто очередными залпами этого же конфликта. Равно как и частью усилий лидеров ШАС по делегитимации НДИ и избирателей Либермана. Что, надо полагать, помогло команде Арье Дери удержать при себе выходцев из стран Азии и Африки.

Вывод из трех выборных кампаний

Таким образом, на двух последних (и, отчасти, также первых) выборах 2019 и 2020 гг. русско-еврейская община Израиля стала фокусом процессов, имеющих мало общего с традиционным размежеванием между «правыми» и «левым» флангом израильской политики. И даже не между светским и религиозным населением, как это пытались представить пропагандисты различных партий

Водораздел борьбы по поднятым тогда национально-гражданским вопросам проходил между сионистским большинством (включающим светских и соблюдающих традицию еврейских граждан страны, а также большинство религиозных сионистов и даже рациональную часть ультрарелигиозных евреев). И неформальным блоком арабских анти-сионистов, ультралевых пост-сионистов и наиболее консервативной части не-сионистов-«харедим». Если это так, то не приходится удивляться, что до времени латентная, и неожиданно, на первый взгляд, вышедшая на поверхность в промежутке между выборами в апреле и сентябре 2019 года, тема политического статуса религиозных общин и справедливого распределения «гражданского и экономического бремени», встретила столь заинтересованную реакцию израильского общества.

51.4MB | MySQL:104 | 0,689sec