О последствиях пандемии коронавируса для экономической и политической стабильности Египта

Более 50 человек умерли в Египте от вызванных новым коронавирусом осложнений, заразились 779. Такие данные приводит в среду 1 апреля в ежедневном пресс-релизе Минздрав республики. «За последние сутки подтверждено 69 новых случаев заражения — все среди египтян, общее число заболевших достигло 779, излечились и выписаны из больницы 179 человек, количество летальных исходов – 52», — заявил официальный представитель ведомства Халед Мугахед. В числе новых жертв инфекции — пятеро граждан Египта и один иорданец. В рамках борьбы с коронавирусом власти страны объявили о введении с 25 марта комендантского часа с 19:00 до 06:00, который будет действовать в течение двух недель. На этот же срок закрыты все кафе, рестораны, а также казино, другие увеселительные заведения, спортивные и молодежные клубы. Египет также принял решение продлить до 15 апреля включительно запрет на авиасообщение с другими странами. Ранее в стране закрылись все церкви, музеи, археологические памятники и достопримечательности, в том числе пирамиды Гизы, которые в эти дни проходят дезинфекцию, а также общественные и частные пляжи в курортных зонах. Занятия в образовательных учреждениях отменены с середины марта до середины апреля. На фоне пандемии власти Египта приняли решение увеличить срок карантина для возвращающихся из-за рубежа с 14 до 28 дней. В этой связи американские аналитики указывают на то, что растущая неопределенность среди широких слоев населения Египта ставит под серьезный риск темпы экономического роста Египта после «арабской весны» 2011 года, одновременно формируя вызов для региональной безопасности и финансового положения страны. Если недавно обретенная в Египте макроэкономическая стабильность будет сталкиваться с экономической неопределенностью, это обстоятельство станет новым пунктом политической ответственности лично для президента Абдель Фаттаха ас-Сиси. Пандемия COVID-19 только усилит эту уязвимость, замедляя недавний промышленный рост Египта и, вероятно, нанесет серьезный краткосрочный удар по критически важному туристическому сектору страны.
2019 год был позитивным экономическим годом для Египта, особенно по сравнению с тем, как плохо экономика работала на протяжении большей части последнего десятилетия. Экономический рост во втором квартале и первой половине 2019-2020 финансового года достиг 5,6% — по сравнению с 5,3%, зафиксированными годом ранее, и 1,8% сразу после «арабской весны» 2011 года. Но в первом квартале 2020 года экономика Египта пережила замедление, подчеркнув, что макроэкономический рост не обязательно соответствует экономическим настроениям среди египтян. Действительно, согласно данным, опубликованным статистическим агентством Египта в августе 2019 года, примерно треть населения страны жила в условиях крайней нищеты. Рост заработной платы, тем временем, продолжает замедляться, поскольку инфляция сохраняется. И хотя уровень безработицы в Египте технически улучшился в последние месяцы, он оставался высоко даже по региональным меркам, а теперь рискует снова вырасти на фоне пандемии COVID-19. Индекс менеджеров по закупкам IHS Markit (PMI) для ненефтяного частного сектора Египта составил 47,1 в феврале — это шестой и седьмой месяц подряд сокращения из-за падения спроса, уровня потребления и потребительских настроений. При этом эксперты отмечают, что несколько правительственных решений в последние годы только усугубили экономические проблемы страны. При этом вызванные коронавирусом экономические проблемы в настоящее время рискуют усугубить сохраняющуюся в Египте недостаточную занятость и системную нищету, что со временем может угрожать относительной электоральной популярности правительства президента Абдель Фаттаха ас-Сиси.
Несмотря на существующие риски негативного воздействия на население, правительство неуклонно продвигается вперед в рамках осуществления экономических реформа, которые помогают ему генерировать больше ненефтяных доходов. Это включает в себя так называемый «налог на грех», взимаемый с табачных изделий, который был принят в феврале 2020 года, что повысило цены на сигареты на целых 16% для более дешевых брендов. Многие египтяне при этом все еще не смогли полностью адаптироваться от мер жесткой экономии, предусмотренных в сделке Каира с Международным валютным фондом (МВФ) в 2016 году. Эти меры позволили правительству прекратить тратить критический объем своих валютных резервов в рамках курса на поддержание прежней привязки валюты страны к доллару США. Одновременно такие шаги резко сократили индивидуальную покупательную способность в последние годы. Это демонстрирует в свою очередь тот факт, как попытки администрации А.Ф.ас-Сиси поддержать макроэкономическую ситуацию в Египте в конечном итоге приводят к росту антиправительственных настроений, поскольку население мало, что понимает в макроэкономических показателях, зато четко фиксирует подорожание популярных товаров в стране не фоне падения своей покупательной способности.
Одним из основных экономических последствий COVID-19 помимо роста безработицы станут мероприятия правительства по ослаблению корпоративного налогового бремени (особенно в промышленном и туристическом секторах) и снижению цены на энергоносители и электроэнергию для промышленных секторов. Это означает по факту снижение доходов в бюджет. Тем не менее, потеря доходов от туризма и снижение мирового спроса на промышленную продукцию только усугубят экономическую нагрузку на многих египтян, работающих в производственном и туристическом секторах страны, которые также составляют примерно 16 и 12% ВВП Египта соответственно. Это сокращение особенно болезненно будет публично воспринято населением и бизнесом в связи с очень уверенными прогрессом в этой отрасли за последний год. Доходы Египта от туризма в 2019 году достигли рекордных 13 млрд долларов США. Такие данные обнародовал во вторник 31 апреля Центральный банк страны, сообщил телеканал «Экстра ньюс». По данным Центробанка, «доходы туристической сферы в 2019 году составили 13,03 млрд долларов, превысив исторический максимум в 12,5 млрд долларов, достигнутый в 2010 году». «Этот показатель увеличился также на 12,5% по сравнению с 2018 годом», — указывается в сообщении главного банковского регулятора Египта.  Как отмечается, в прошлом году страну пирамид посетили 13,1 млн туристов, что также является наивысшим показателем с дореволюционного 2010 года, когда здесь отдохнули 14,7 млн туристов, в том числе около 4 млн россиян. Годом ранее в Египте провели свои отпуска 11,3 млн туристов. После революции 2011 года, когда на фоне массовых антиправительственных выступлений ушел в отставку президент Хосни Мубарак, туризм оказался в тяжелейшем кризисе. Нестабильная обстановка в сфере безопасности и революция 2013 года не способствовали исправлению ситуации. Медленное поступательное развитие туристической отрасли было вновь отброшено назад после крушения российского самолета на Синае в 2015 году, после чего многие страны, в первую очередь Россия, закрыли чартерное сообщение с Египтом. Москва возобновила регулярные полеты в Каир в 2018 году, но авиасообщения между РФ и красноморскими курортами нет уже 4,5 года.  В условиях пандемии коронавируса Египет объявил об изоляции страны от внешнего мира и отмены всех полетов за границу с 19 марта до середины апреля. Большинство отелей в Хургаде и Шарм-эш-Шейхе закрылось на карантин, иностранные туристы покинули курорты, красноморское побережье полностью опустело. Когда восстановится ситуация, которая очень сильно бьет по туризму, являющемуся основным источников дохода бюджета Египта, неизвестно сейчас в принципе. По оценке американских экспертов, туристический сектор останется в общем-то заблокированным или очень сильно ограниченным в течение всего 2021 года. При этом глобальный спрос на египетский экспорт (прежде всего, хлопок) также резко сократиться и в 2021 году.
Теми образом, пандемия COVID-19 и другие внешние факторы, такие как падение мировых цен на нефть и продолжающиеся глобальные торговые войны, напрямую окажут негативное воздействие экономической стабилизации Египта. Одним из главных итогов такого процесса может стать репутационные издержки и риски для администрации А.Ф.ас-Сиси в рамках ее самопозиционирования в качестве бесспорного экономического и политического бастиона стабильности. Эти изменения, вероятно, будут постепенными, но риск такого сценария, скорее всего, возрастет при следующих условиях:
— Правительство введет новые меры жесткой экономии в ближайшие месяцы в соответствии с графиком реформ;
— Взрывной рост безработицы при падении покупательного спроса;
— Блокирование туристического сектора на долгосрочную перспективу;
Этот сценарий может ослабить нынешнюю твердую власть администрации А.Ф.ас-Сиси, побудив все более стесненных в средствах египтян выйти на массовые протестные мероприятия сразу же после окончания острой стадии пандемии. Со временем растущее число отставных и действующих офицеров армии и спецслужб, которые сейчас с подачи президента начинают активно инкорпорироваться в частный сектор бизнеса, вызовет серьезную оппозицию и опасения как среди потребителей, так и среди иностранных инвесторов с точки зрения возрастания рисков недобросовестной конкуренции. То есть, американские аналитики предсказывают новый всплеск протестов в Египте по аналогии с прошлогодними сентябрьскими демонстрациями. Напомним, что 20 и 21 сентября 2019 г.крупные города в Египте испытали серию небольших, но яростных антиправительственных протестов. Сотни (самое большее, тысячи) людей, как сообщается, тогда протестовали в Каире, Александрии, Суэце и Эль-Махалле эль-Кубра. В этой связи, несмотря на самообеспечение себя газом и кредиты МВФ, экономика останется «ахиллесовой пятой» для египетских властей на долгосрочную перспективу. В конечном итоге предполагаемый экономический рост не сможет опередить по своему положительному воздействию исключительные темпы роста населения и потребности граждан в основных услугах и ресурсах. Президент А.Ф.ас-Сиси уже назвал неконтролируемый рост населения самой большой угрозой национальной безопасности. И коронавирус эту ситуацию только дополнительно осложнит.
Глобальная вспышка коронавируса безусловно сыграется вою роль и в связи с усилением дестабилизации ситуации с вопросами безопасности на Синае. Главным ограничением для деятельности боевиков там является постоянное военное давление на них со стороны сил безопасности. Но отвлечение ресурсов и людских ресурсов с линии фронта в случае начала массовых протестов в крупных городах страны однозначно ослабит давление на эти группы. Кроме того, группы повстанцев на Синае сталкиваются с меньшим риском непосредственного воздействия вируса, учитывая, что многие из них действуют в сельских и изолированных районах, таких как обширные пустыни и горы, в значительной степени отрезанные от внешнего мира. Эти изменения дадут этим группам возможность перегруппироваться, реорганизоваться и принять более активное участие в подготовке кадров (последние будет привлекаться более активно на фоне роста безработицы и экономических проблем), а также планировать новую деятельность как на оперативном, так и на стратегическом уровнях. Как полагают специалисты в Пентагоне, среди зон реализации такого сценария помимо других горячих точек локальных конфликтов находится и Синай.  При этом Каир будет вынужден сократить свои аппетиты в области наращивания темпов ВТС: за последние пять лет Египет резко увеличил импорт оружия, превратившись в третьего по величине покупателя в мире после Индии и КСА, и такой рост совершенно неадекватен тем военным вызовам, которые сейчас стоят перед страной. Это сокращение станет очевидным и вынужденным шагом Каира в рамках купирования последствий нынешнего экономического кризиса, связанного с пандемией коронавируса.

52.56MB | MySQL:102 | 0,651sec