Размышления о новой операции ЕС по контролю над выполнением оружейного эмбарго в отношении Ливии

Евросоюз с 1 апреля запускает новую миссию в Средиземном море под названием ИРИНИ (IRINI) по контролю над выполнением оружейного эмбарго в отношении Ливии. Об этом говорится в заявлении Совета ЕС, распространенном во вторник 31 марта в Брюсселе. «Сегодня Совет принял решение о начале операции EUNAVFOR MED IRINI с 1 апреля 2020 года», — отмечается в нем.  В документе подчеркивается, что название ИРИНИ с греческого переводится как «мир». ИРИНИ будет иметь своей основной задачей осуществление эмбарго ООН на поставки оружия посредством использования воздушных, спутниковых и морских средств. «В частности, миссия сможет проводить инспекции судов в открытом море у берегов Ливии, подозреваемых в перевозке оружия или связанных с ним материалов в Ливию и из нее в соответствии с резолюцией 2292 (2016) Совета Безопасности Организации Объединенных Наций», — говорится в нем.   Кроме того, миссия будет выполнять и второстепенные задачи. «Это мониторинг и сбор информации о незаконном экспорте из Ливии сырой нефти и нефтепродуктов. Она будет содействовать наращиванию потенциала и подготовке ливийской береговой охраны и военно-морского флота к выполнению задач по обеспечению правопорядка на море, а также способствовать разрушению бизнес-модели сетей контрабанды и торговли людьми посредством сбора информации и патрулирования с помощью самолетов», — поясняется в заявлении. ИРИНИ будет возглавлять контр-адмирал Фабио Агостини в качестве командующего операцией ЕС, а штаб-квартира миссии будет расположена в Риме. Мандат операции первоначально продлится до 31 марта 2021 года, говорится в заявлении. Совет подчеркивает, что параллельно с началом миссии ИРИНИ, операция по спасению мигрантов «София» в Средиземном море прекратит свою деятельность. Она действовала в регионе с мая 2015 года. То есть, ЕС достиг наконец-то не без внутренней борьбы (об этом ниже) договоренности о начале новой средиземноморской военно-морской и воздушной миссии в апреле для наблюдения за введенным ООН эмбарго на поставки оружия в Ливию, введенным резолюцией 1970 (2011) Совета Безопасности ООН (СБ ООН). Новая миссия, должна по идеи увеличить оперативный потенциал продолжающихся усилий ЕС во главе с Францией и Германией по прекращению поставок оружия в охваченную войной Ливию Турцией, страной-кандидатом на членство в ЕС. Греция разрешит высадку спасенных мигрантов в своих портах, а ЕС согласился покрыть расходы на операцию и спасенных мигрантов, сообщает Reuters. На предыдущих встречах Австрия и Венгрия возражали против планов ЕС по борьбе с нарушениями эмбарго ООН на поставки оружия у берегов Ливии в связи с параллельным процессом возможного спасения мигрантов в этом формате.
В январе 2020 года французский авианосец «Шарль де Голль» заметил сухогруз под ливанским флагом «Бана», перевозивший в Ливию бронетехнику под конвоем турецкого фрегата. Затем итальянские власти заблокировали выход судна из гавани Генуи 3 февраля 2020 года. Капитан корабля признался, что оружие было погружено на корабль в турецком порту Мерсин, а затем перевезено в ливийскую столицу Триполи. Груз включал в себя танки, гаубицы, пулеметы и системы ПВО. Группа экспертов ООН по Ливии представила в декабре 2019 года доклад, в котором были выявлены многочисленные поставки военной техники (беспилотные летательные аппараты, бронетехника и другие виды оружия и боеприпасов) в 2019 году из Турции турецкими властями, компаниями и частными лицами в нарушение резолюции 1970 СБ ООН. В докладе отмечается, что 18 мая 2019 года в Триполи с молдавского судна MV Amazon была выгружена крупная партия броневиков с противоминной защитой Kirpi 4×4 производства турецкого оборонного подрядчика BMC. Группа экспертов ООН была учреждена в 2011 году в соответствии с резолюцией 1973 (2011) Совета Безопасности ООН для наблюдения за осуществлением этих мер и определения лиц, подпадающих под действие мер, введенных резолюцией 1970.
Подписанные в ноябре 2019 года турецко-ливийские соглашения о морском судоходстве и безопасности вызвали серьезную дестабилизацию ситуации в Средиземноморье, и сейчас некоторые европейские и другие региональные государства начали дипломатические и военные мероприятия по минимизации негативных последствий такого шага Анкары и Триполи. Напомним, что это соглашение определяет границы турецко-ливийского континентального шельфа и исключительной экономической зоны (ИЭЗ), а соглашение о безопасности позволяет турецкому правительству разместить свои войска в Ливии и перебросить военизированные отряды своей ЧВК САДАТ и джихадистов из Идлиба в средиземноморскую страну. В сочетании с буровой активностью Турции в Восточном Средиземноморье эти соглашения резко усилили напряженность в регионе. Париж и Афины публично выразили недовольство действиями Анкары по поводу ее региональных маневров и провели совместные военные учения. В регионе увеличилось число совместных воздушных и морских учений, в которых участвуют Франция, Египет, Греция, Кипр, Иордания, Италия и Израиль. Некоторые из этих мероприятий были поддержаны Соединенными Штатами. Турецко-ливийские соглашения также ускорили развитие региональных дипломатических связей между европейскими странами. Например, министры обороны Франции и Греции объявили о решении подписать широкомасштабное соглашение об обороне и безопасности в ближайшие месяцы после их встречи в Афинах 24 февраля 2020 года. Согласно сообщениям, соглашение будет включать совместные военно-морские и сухопутные учения, а также сотрудничество в оборонной промышленности, включая французские фрегаты, истребители Mirage 2000 и вертолеты NH90. Греческий фрегат также сопровождал авианосец «Шарль де Голль» в ходе миссии в Восточном Средиземноморье в феврале.
До начала переговоров с Францией парламент Греции 30 января 2020 года одобрил обновленное оборонное соглашение с США, разрешающее использование американскими силами греческих военных объектов, включая авиабазы в Ларисе и Стефановикио. Греция также подписала с США программу модернизации истребителей F-16 на сумму 1,5 млрд долларов. 10 февраля министр обороны Кипра Саввас Ангелидис посетил Израиль с официальным визитом и обсудил со своим израильским коллегой Нафтали Беннетом пути развития сотрудничества между израильскими и кипрскими оборонными ведомствами в свете региональных вызовов. Министры обороны Кипра и Иордании согласовали мероприятия на этот год 19 февраля 2020 года на Кипре и подписали программу двустороннего сотрудничества между министерствами обороны, предусматривающую проведение совместных учений с участием спецподразделений обеих стран. Кроме того, министр обороны Кипра Ангелидес раскрыл планы своей страны по приобретению систем вооружений или технологий у Израиля, Франции и Соединенных Штатов. Ангелидес также подтвердил заказ французских ракет класса «земля-воздух» «Мистраль», а также противокорабельных ракет на сумму около 240 млн евро.
Одновременно Агентство Европейского союза по контролю границ Frontex («Фронтекс») отправило дополнительно 100 специалистов из 22 стран для помощи Греции в рамках запрошенной этой страной операции оперативного пограничного вмешательства в связи с наплывом беженцев на границе с Турцией.     «Присутствие 100 офицеров со всей Европы подчеркивает тот факт, что защита зоны европейского пространства свободы, безопасности и справедливости является общей ответственностью всех государств-членов и Frontex», — сказал исполнительный директор агентства Фабрис Леггери во время запуска операции в греческом городе Орестиас. «Это оперативное вмешательство является важной вехой для Frontex, которое в настоящее время ориентировано на подготовку постоянного корпуса европейской пограничной и береговой охраны», — цитирует пресс-служба его слова. Как указало агентство, ранее в Греции уже были развернуты более 500 офицеров, а также 11 судов и другое оборудование. Два дополнительных самолета пограничного наблюдения Frontex начали помогать Греции на этой неделе. Государства — члены ЕС и страны, ассоциированные с Шенгенской зоной, подтвердили готовность предоставить своих специалистов и технику для пограничной и береговой охраны. На этом фоне Евросоюз пытается вести с Турцией переговоры о разрешении ситуации и обещает поддержку сталкивающимся с наплывом беженцев Греции, Болгарии и Кипру. Граница Турции и ЕС была закрыта для мигрантов с 2016 года в рамках договоренности Брюсселя и Анкары о безвизовом режиме, который, однако, так и не был введен.
В этой связи снова констатируем, что Брюсселю не без труда удалось сформулировать консенсусный формат ответа на турецкие действия. Пока это чисто формальный формат, и от того, удасться ли напомнить его каким-то конкретным наполнением, будет зависеть развитие ситуации в этом регионе. При этом в данном случае налицо несколько «подводных камней». 1. Нефтяной экспорт из Ливии на сегодня сильно ограничен блокадой ЛНА основных нефтяных месторождений и коронавирусом. Потери нефтяного сектора Ливии после блокирования морских наливных терминалов и закрытия месторождений с января превысили 3,8 млрд долларов, а добыча упала ниже отметки в 80 тысяч баррелей в сутки. Об этом сообщила в 30 марта Национальная нефтяная корпорация (National Oil Corporation, NOC) страны. По ее данным, по состоянию на 29 марта добыча находилась на уровне порядка 79,655 тыс. б/с. «Вынужденный спад производства привел к финансовым потерям более 3,808 млрд долларов США», — говорится в коммюнике. «Несмотря на трудности и незаконное закрытие многих производственных объектов, NOC все еще работает над тем, чтобы добывать и распределять достаточно топлива для всех ливийцев, — отметили в корпорации. — Мы призываем всех ответственных за нелегальную блокаду немедленно снять ее и избавить работников нефтяного сектора и граждан от новых страданий». В NOC предупредили, что возможный дефицит топлива может привести в некоторых районах к отключению электроэнергии.  Корпорация также заверила, что принимает меры для защиты персонала и населения от нового коронавируса, а большинство сотрудников в настоящее время работают удаленно, следуя рекомендациям Ливийского национального центра по контролю за заболеваниями. В заявлении отмечается, что недополученные от блокады миллиарды долларов «можно было бы потратить на медикаменты и оборудование, чтобы помочь всем ливийцам справиться с COVID-19». 18 января прекратили работу главные наливные терминалы страны в «нефтяном полумесяце», находящиеся под контролем Ливийской национальной армии (ЛНА). Национальная корпорация вынуждена была объявить ситуацию форс-мажора в связи с невозможностью выполнения своих контрактных обязательств. На следующий день были закрыты крупнейшее нефтяное месторождение Эш-Шарара и расположенное неподалеку Эль-Филь, ежедневная добыча на которых составляла примерно 400 тыс. баррелей в день. С прекращением функционирования расположенных в 800 км к юго-западу от Триполи двух месторождений и объявлении на них форс-мажора вся нефтяная промышленность Ливии фактически остановилась. Этот факт, наряду с общим падением мировых цен, делает борьбу с нефтяной контрабандой на сегодня второстепенным фактором в рамках новой операции европейского мониторинга. Другой вопрос — беженцы, по поводу чего единства позиции стран ЕС пока нет. Или вернее — такой компромисс имеет очень хрупкий характер в силу внутренних разногласий  в самом ЕС. Итог этих разногласий на сегодня следующий. После напряженной борьбы за влияние в Брюсселе Италия сохранила контроль над европейской операцией морского наблюдения EUNAVFOR MED IRINI, которая была возобновлена 1 апреля с приоритетной целью обеспечить соблюдение ливийского эмбарго на поставки оружия. Однако ее командующему контр-адмиралу Фабио Агостини необходимо будет прийти к соглашению с Грецией, которая также хотела взять под свой контроль эту операцию. Греция не только преуспела в том, чтобы дать новой операции «эллинизированное» название IRINI (ранее «София»). Напомним, что ключевым моментом компромисса стал согласие Афин и Рима приостановить расселение дальше в ЕС беженцев из своих лагерей. Еврокомиссия временно приостановила реализацию программ по расселению мигрантов из лагерей Греции и Италии по остальным странам сообщества в связи с ростом угрозы распространения коронавируса, однако намерена возобновить этот процесс в кратчайшие сроки. Об этом заявил ТАСС в 25 марта представитель Еврокомиссии. «В нынешних условиях мы вынуждены приостановить процесс расселения, в частности, переселения несовершеннолетних беженцев без сопровождения взрослых, в связи со значительным повышением санитарных требований стран-членов в связи с эпидемией коронавируса. Однако мы ведем интенсивные консультации со странами сообщества, чтобы возобновить этот процесс в кратчайшие сроки, как только позволит ситуация», — заявил он.   Представитель ЕК также подтвердил, что ситуация на границе Турции и Греции полностью нормализовалась, и на протяжении последних двух недель Анкара продолжает выполнять свои обязательства по закрытию границ для беженцев. В конце февраля на турецко-греческой границе произошел миграционный кризис в результате открытия Анкарой турецкой границы, в качестве попытки надавить на ЕС для поддержки турецкой военной операции в сирийском Идлибе, которая не увенчалась успехом. Эта приостановка стала следствием пандемии коронавируса и носит временный характер, но главное в разности дивидендов сторон.
Соглашаясь принять спасенных на море мигрантов в своих портах и придержать их расселине, Афины также получили право вето в отличие от итальянцев, которые получили только мандат на командование всей операцией. Согласимся, что это очень условное преимущество. Любое изменение позиции со стороны Афин автоматически приведет к официальной остановке всей операции, поскольку Австрия, Венгрия и другие страны отказываются принимать мигрантов. Греция, которая является сейчас союзником Халифы Хафтара, основной целью новой операции полагает пресечения фактов контрабанды оружия со стороны Турции силам, сражающимся на стороне Ф.Сарраджа за Триполи и Мисурату. Рим со своей стороны продолжает поддерживать правительство в Триполи, особенно с учетом того, что последние по времени попытки итальянцев найти какие-то точки соприкосновения с Хафтаром в прошлом месяце провалились. Иными словами, сам формат операции ЕС очень хрупок и может закончиться в любой момент из-за итало-греческих расхождений в тактике.
2.Это осознанное появление у ливийских берегов турецких ВМС. Курсирующие вдоль побережья Ливии турецкие корабли обстреливают города страны. Об этом, как передает телеканал «Скай ньюс – Арабия», заявил в среду 1 апреля официальный представитель Ливийской национальной армии (ЛНА) генерал-майор Ахмед аль-Мисмари. «Турецкие военно-морские силы продолжают вмешиваться, — указал он. — Один из их боевых кораблей нанес удар по Эль-Аджайлату». Согласно данным аль-Мисмари, выпущенные им ракеты упали в сельскохозяйственном районе на окраине этого города, расположенного в 80 км западнее Триполи. В результате обстрела жертв нет, отметил генерал-майор, напомнив о том, что турецкие фрегаты ранее сопровождали грузовые суда «с оружием, техникой, террористами и наемниками из Сирии», направляемыми в Ливию для поддержки сил заседающего в столице правительства национально согласия (ПНС) Фаиза Сарраджа.  В командовании ЛНА полагают, что целью удара могла быть находящаяся под ее контролем база ВВС Аль-Уатия (приблизительно в 100 км к юго-западу от Триполи). Отмечается, что ракеты по ошибке попали в другой район. Но суть не в ошибке, а в том, что турецкие фрегаты начинают не только активно участвовать в боевых действиях, но и на постоянной основе сопровождать корабли с грузами оружия для ПНС. Как в таких условиях европейские ВМС собираются контролировать соблюдение оружейного эмбарго? Вступать в боестолкновения со страной НАТО? Очень сильно сомневаемся в этом сценарии. Это обстоятельство делает всю идею с новой операцией фикцией. Причем дорогостоящей.
Сможет ли новая операция ЕС кардинально изменить ситуацию в самой Ливии? Очень сомнительно, поскольку остаются неизменными главные факторы, которые такую ситуацию делают перманентно взрывоопасной. К ним надо отнести прежде всего невозможность эффективного мирного решения без смены основных действующих лиц внутриливийского противостояния и позиции зарубежных спонсоров противоборствующих сторон: она остается неизменной. Это делает попытки европейцев установить оружейное эмбарго заранее провальным делом. И дело в данном случае не только в том, что помимо морских границ существуют еще и сухопутные, через которые идет значительный поток оружейных поставок в Ливию. Единственное ограничение этого процесса в данном случае отношения к нынешнему европейскому мониторингу не имеет: это прежде всего финансовые сложности основных спонсоров, которые связаны с коронавирусом и падением нефтяных цен. В этой связи рискнем предположить, что новая операция ЕС в большей степени связана прежде всего с формированием военного ответа (пусть и очень рыхлого по структуре, и хрупкого с точки зрения разновекторности устремлений стран ЕС) Турции в ответ на ее претензии на богатый газом морской шельф в Восточном Средиземноморье. Позиция по этому вопросу реально консолидирована в ЕС.

51.92MB | MySQL:101 | 0,433sec