Турция и коронавирус: ситуация в стране и последствия для турецкой экономики. Часть 2

11 марта 2020 года в Турецкой Республике был официально зафиксирован первый случай заболевания коронавирусом. По состоянию на 1 апреля марта (конец дня), общее число заболевших в Турции — 15679 человек (+2148 человек за последние сутки). Общее число умерших в Турции — 277 (+63 за сутки).

Кроме того, 1 апреля Министерство здравоохранения Турции, наконец, раскрыло информацию о региональном охвате Турции коронавирусом. До сих пор, о том, как распространился по Турции, официальных сведений не сообщалось.

Итак, картина выглядит следующим образом: Стамбул – 8852 заболевших, Измир – 853, Анкара – 712, Конья – 584, Коджаэли – 410, Ыспарта – 268, Сакарья – 207, Адана – 197, Бурса – 135, Самсун – 112. О регионах, где были смертельные случаи, пока не сообщается. Лишь только накануне, министр здравоохранения Турции Фахреттин Коджа сообщил о том, что смертельные случаи произошли в 39 провинциях Турции. Это – чуть меньше половины всех турецких провинций. Лидерами по смертельным исходам заболевания являются Стамбул и Измир.

Регулярно обновляемая статистика по развитию инфекции в Турции — доступна Telegram-канале автора (https://t.me/turkey_is).

Невзирая на предпринимаемые турецким руководством меры и вопреки достаточно оптимистичным, не сказать излишне оптимистичным (о которых см. Часть 1 публикации — http://www.iimes.ru/?p=68385), об установлении контроля над эпидемией речи не идет.

Турция, буквально на несколько дней, как казалось, оказалась на траектории спада числа заболевающих. Однако, с 31 марта вновь начала демонстрировать высокие темпы роста числа больных инфекцией.

Понятно, что любые меры по поддержанию экономики в работающем состоянии обречены на отсутствие результата, если распространение эпидемии сначала не удается локализовать, поставить под контроль и выйти на путь работы уже с теми, кто заболел, с минимальным притоком новых пациентов.

Пока же, следует констатировать, что карантин по-турецки к результатам не приводит и довольно трудно сказать, когда эти результаты возникнут. Что превращает меры поддержки бизнеса пока, де-факто, в бессрочные. Хотя большинство заявленных мер, так или иначе, крутится вокруг срока в 6 месяцев – различных мораториев и отсрочек.

Напомним, что мы остановились на тех мерах, о введении которых объявил министр казначейства и финансов, зять президента Р.Т.Эрдогана Берат Албайрак.

Как мы писали, их эффективность ещё должна только показать себя. Равно как и эффективность кампании сбора средств на борьбу с коронавирусом, запущенной 30 марта со стороны лично президента страны Р.Т.Эрдогана под лозунгом «Мы – самодостаточны, моя Турция!».

Для этой цели был даже запущен вебсайт и вот первые результаты народного фандрайзинга: на 1 апреля собрано средств на общую сумму в 552 млн 529 тыс. 912 тур. лир, что, в пересчете по текущему курсу лиры к доллару, составляет около 83 млн долларов США.

На самом деле, такой сбор средств следует также считать не только проявлением патриотизма турецким населением, но и, своего рода, голосованием в пользу руководства страны. И будет довольно любопытно наблюдать, каких результатов удастся турецкому руководству добиться. Тем более, что жизнь никто не останавливал и никто не отменял противостояния между властным центром и оппозиционными муниципалитетами.

Естественно, турецкая власть будет пытаться выйти из коронавируса стороной с окрепшими рейтингами и добиться такого же снижения рейтингов для глав муниципалитетов крупнейших городов. Понятно, что произойдет это не сейчас, поскольку не время устраивать сейчас публичные споры. Население этого не одобрит.

Однако, после коронавируса, непременно, будет публичный «разбор полётов» и оппозиционному мэру Стамбула Экрему Имамоглу придется достаточно трудно. Конечно, нет его вины в том, что Стамбул – это перекресток и центр притяжения, и он очень густо населен и сложен в управлении. Но политическая звезда Э.Имамоглу может закатиться, даже ещё толком не взойдя.

В этом смысле, необходимо подчеркнуть, что эффект коронавируса, в нашем случае – в Турции, далеко выйдет за рамки экономики и станет фактором не только внутри-, но и внешнеполитическим.

Первые последствия коронавируса, пусть и в весьма ограниченной мере, станут понятными в апреле месяце, когда Турецким комитетом по статистике (TUIK) будут опубликованы макроэкономические показатели Турции в 1-м квартале 2020 года. Да и то, след коронавируса там будет – всего лишь за 20 дней марта месяца. А, скорее всего, даже меньше, поскольку самые серьезные меры начали вводиться турецким руководством, а, следовательно, и ощущаться их последствия – лишь только под конец месяца. Конец марта месяца – это ещё отрезок времени инерционной динамики. А подлинные масштабы происшедшего станут ясны со 2 квартала этого года.

Разумеется, первым попавшим под удар коронавируса, станет сектор услуг в самом широком диапазоне.

Самыми пострадавшими будут перевозки, включая авиаперевозки (выдержать удар полугосударственному и, в значительной степени, дотационному флагману турецких перевозчиков «Турецким авиалиниям» будет легче, а частным компаниям – сложнее), сухопутные пассажирские перевозки (прежде всего, речь идет об автобусных пассажирских перевозках, но будут затронуты и перевозки пассажиров железнодорожным транспортом, пусть и не столь популярным в Турции), морские пассажирские перевозки (круизные лайнеры и паромные переправы).

Отдельно можно затронуть и внутригородское сообщение – наблюдается серьезный спад в использовании общественного транспорта и такси.

Понятно, что поддержание в рабочем состоянии парка транспортной техники требует серьезных постоянных издержек, прямо бьющих по перевозчикам. Не говоря уже о персонале: тех же пилотов нельзя уволить, им приходится платить сейчас зарплату. Потому как подобной квалифицированной рабочей силы на свободном рынке труда – попросту нет.

Вторая отрасль, которая требует постоянных издержек – это гостиничный бизнес.

Эта индустрия в Турции – одна из самых развитых в мире. Неслучайно ведь в прошлом году Турция приняла рекордное число туристов. Число лишь только иностранных посетителей страны составило 52 млн человек – рекорд в истории Республики. Турция – устойчиво в 10 стран мира, принимающих наибольшее количество зарубежных приезжих. И страна, совершенно не безосновательно, декларировала свои планы по вхождению в пятерку стран – туристических направлений.

К зарубежным приезжим в Турцию надо ещё прибавить значительную часть 80-миллионного турецкого населения, которое, самым активным образом, путешествует по стране и пользуется гостиничными услугами (а, допустим, не только останавливается на квартирах у своих родственников, проживающих в других городах).

Если крупные гостиничные сети и гостиницы пользуются поддержкой своих компаний – как правило, диверсифицированных холдингов (как правило, в Турции крупный бизнес вышел из строительного бизнеса), то серьезный удар будет нанесен по небольшим гостиницам и по гостиницам-бутикам.

Ещё одна отрасль, где издержки на содержание инфраструктуры – крайне высоки – это розничная торговля в торговых центрах.

В Турции – очень высокое число торговых центров на душу населения. Торговые центры в Турции – это главный центр социальной жизни. Проведение времени в магазинах – это основная форма досуга. Что привело к массовой застройке Турции многочисленными торговыми центрами, которые активно конкурировали между собой с целью переманить к себе посетителей.

В настоящее время, все ТЦ в Турции – закрыты, за исключением продовольственных магазинов в них.

Разумеется, они ожидают того, что арендные платежи со стороны магазинов будут получены. Хотя магазины сейчас, неизбежно, ссылаются на то, что налицо – обстоятельства форс-мажора, вести бизнес они нормально не могут, а, следовательно, арендные платежи на этот период надо либо существенно сократить, либо и вовсе «простить». Снижение стоимости арендных платежей – неизбежно будет на повестке дня и после того, как коронавирус в стране закончится.

Разумеется, государство отсрочило выплаты по налогам (в частности, на недвижимость), однако, в связи с эксплуатацией зданий, все равно, присутствуют постоянные издержки, исключить которые – невозможно.

Помимо того, что, в силу своих привычек, турецкое население привыкло проводить свой досуг в торговых центрах, оно же обеспечивает серьезную загрузку ресторанному бизнесу.

Ресторанное дело в стране также практически полностью остановлено. Единственное, что работает – это сервисы доставки еды. Однако, заметим, что далеко не все рестораны, изначально, в состоянии перестроиться на такую модель. В первую очередь, речь идет о дорогих ресторанах и, напротив, о различных кофейнях. Доставка из которых до сих пор являлась бессмысленной. А сегодня оперативно её наладить невозможно.

Заметим, что во всем, что касается вышеперечисленного, крупные игроки могут ещё выстоять, а индивидуальным предпринимателям, малому и среднему бизнесу уже сегодня приходится, в буквальном смысле, выживать. А это – около 70% турецкой занятости.

И далеко не факт, что меры по кредитованию бизнеса с отсрочкой по выплатам и льготным процентам помогут особенно среднему бизнесу. Даже невзирая на то, что сейчас приостановлены процедуры всех банкротств в стране, в связи с задержками по выплатам.

Однако, даже «перетерпеть» и устоять на ногах в период коронавируса – это представляется лишь важной частью задачи, но далеко не всей задачей.

Вопрос заключается в том, какой выйдет мировая экономика из кризиса?

Часто можно слышать тезис о том, что «мир никогда не будет прежним после коронавируса». Можно считать это высказывание расхожей фразой и говорить о том, что мир переживал множество эпидемий до сих пор, переживет и эту эпидемию и ничего нового не произойдет и ничто, принципиально, не изменится.

Однако, мир никогда в истории не был столь глобальным и взаимоувязанным, как сейчас. Можно задаться простыми вопросами:

Не заставит ли пусть и временное, но обособление страны отказываться от глобалистской модели и обратиться в сторону самодостаточности? – Сейчас производственные и логистические цепочки рушатся и каков будет ущерб от этого – пока неясно. Зато ясно, что неизбежен вопрос: каким образом необходимо подстраховываться на случай новых потрясений, если признать глобальные инфекции – новой реальностью?

Далее, как будет строиться бизнес с рискованной в плане возникновения эпидемий Юго-Восточной Азией и, в особенности, с Китаем? – Имиджевые потери Китая от того, что он запустил в мир коронавирус – крайне велики. Разумеется, статус второй экономики мира, неизбежно, сгладить многие углы. Однако, теперь зарубежные партнеры Китая на китайские риски будут неизбежно закладываться и пытаться диверсифицироваться.

Или, допустим, вопросы – немного из другой, менее глобальной, сферы.

Как изменятся потребительские привычки после того, как эпидемию удастся преодолеть? Допустим, что будет с турецкой системой «все включено», с их шведскими столами? – Вопрос может показаться достаточно локальным, если не представлять, какое место в турецкой экономике играет туризм. И насколько туризм связан именно с популярностью в мире модели «все включено».

Очевидно, что коронавирус станет серьезным ударом по модели, которая составляет львиную долю турецкого туризма. Перестроить гостиницу на работу по системе «а ля карт» можно.

Однако, это моментально поднимет цены на поездки в Турцию на другой уровень и стране придется конкурировать в совершенно другом сегменте. Не факт, что такая перестройка турецкой туристической индустрии не приведет к тому, что Турция, в буквальном смысле, опустеет. А это потянет за собой на дно и всех других игроков индустрии гостеприимства, включая розничную торговлю, рестораны, места досуга, экскурсии и т.д.

И, вообще, будут ли люди готовы к международным поездкам, после того, как массово переживут опыт карантина?

Очевидно, что на какое-то время люди переключатся на близлежащие направления, особенно, в собственной стране. Перед тем, как думать о поездках за границу. Не переключатся ли люди на внутренний туризм и не произойдет ли некоторое обособление туризма?

Для той же России, с её недостаточно развитой инфраструктурой, — это менее критично. А вот для Турции, индустрия гостеприимства зарубежных гостей – это, без преувеличения, один из столпов экономики.

Более того, вокруг турецкой индустрии гостеприимства строится и турецкая мягкая сила. Что произойдет, если выпадет этот компонент? Хотя, рассуждая на эту тему, мы уйдем в сферу уже внешней политики.

Очевидно, что и внешнеполитические устремления той же Турции придется корректировать с поправкой на экономику. Стране просто может оказаться не до амбициозных планов за рубежом, как это было до сих пор. Турецкое руководство, особенно в последнее время, шло в международных делах ва-банк, нередко игнорируя экономические издержки. Сможет ли Турция и дальше действовать схожим образом – это большой вопрос. Надо очень уверенно чувствовать себя внутри страны, чтобы действовать с прежней решительностью.

Задачей может оказаться просто удержать экономику на плаву и обеспечить стабильность власти. Тем более, когда в Турции зреют политические перемены.

Однако, возвращаясь непосредственно к вопросам экономики, обратим внимание на некоторые интервью, которые в эти дни дают представители власти и частного бизнеса Турции, делясь своими оценками ситуации и её возможных последствий.

16 марта с.г. министр торговли Турции Рухсар Пекджан дала эксклюзивное интервью влиятельному турецкому изданию «Миллиет», в котором обрисовала перспективы мировой торговли, в связи с эпидемией коронавируса.

И пусть на тот момент коронавирус лишь только заявил о себе в Турции, вокруг страны вовсю эта инфекция развивалась и, именно, исходя из крайне негативной ситуации, турецкий министр торговли и делала свои заявления и прогнозы. При этом была анонсирована практика, так называемого, «бесконтактного экспорта».

Приведем ниже некоторые, наиболее характерные заявления, сделанные турецким министром:

  • Временно сухопутная граница между Турцией и Ираном и Ираком была закрыта. Таможенные службы на этих границах (теперь уже на всех) работают в специальной одежде, в масках и перчатках.
  • Ситуация с Ираном не могла не повлиять и на другие торговые направления Турции: в частности, через Иран шло порядка 50% турецкого экспорта в направлении Центральной Азии.
  • Даже на этот переходный период, Турция не может остановить экспорт в такие страны, как Италия и Ирак. И та и другая страна – важный торговый партнёр Турции. Объем экспортных поставок из Турции в Ирак составляет около 10,2 млрд долл. Причем, есть целый ряд турецкой продукции, 70% производства которой Турция отправляет именно в Ирак. Это касается, допустим, мяса птицы и яиц.
  • Торговля с Ираком производится по модели смены шоферов на нейтральной полосе. Иными словами, турецкие шоферы довозят товар до границы с Ираком и там его оставляют. После того, как кабины автомобилей дезинфицируются, происходит смена – следование по дальнейшему маршруту, обеспечивается иракскими шоферами.
  • Нейтральной полосы между Турцией и Ираном – нет. Поэтому в торговле между двумя странами работает модель, отличная от иракской. Вместо смены шоферов, происходит отцепка и прицепка контейнеров с поставляемым товаром. Полные контейнеры отправляются турецкой стороной в Иран, а пустые контейнеры, в свою очередь, забираются назад.
52.07MB | MySQL:101 | 0,425sec