О вызовах и действиях руководства КСА в условиях пандемии коронавируса

Власти Саудовской Аравии в рамках мер по борьбе с распространением коронавируса приняли решение ввести комендантский час в районе Эт-Таиф на западе королевства (провинция Мекка), а также в районе Эль-Катиф и городе Даммам на востоке страны (провинция Эш-Шаркия). Об этом 3 апреля сообщил телеканал «Аль-Арабия» со ссылкой на саудовское Министерство внутренних дел. По сведениям телеканала, мера вступает в силу в пятницу в 3 часа дня и будет действовать до особого распоряжения. Жителям разрешается покидать свои дома только в случае крайней необходимости. Ограничения не будут распространяться на работников жизненно значимых служб и отраслей.   2 апреля в целях сдерживания пандемии 24-часовой комендантский час был введен в священных для мусульман городах Мекка и Медина. Въезд и выезд из городов запрещены. Жителям разрешается передвигаться только в пределах района проживания, но исключительно по крайней необходимости (для получения неотложной медицинской помощи и покупки продуктов) и в строго отведенное время — с шести часов утра до трех часов дня.  По последним данным, общее число инфицированных в королевстве достигло 1885, выздоровели 328 человек, зафиксирован 21 летальный исход. в этой связи отметим, что прогресс в рамках преодоления вспышки пандемии для саудовского руководства имеет принципиальное значение. В том число и по причине того, что саудовское население самым серьезным образом повышено уязвимо к воздействию вируса. Треть жителей Саудовской Аравии страдают ожирением, а около 18% — диабетом, что повышает риск более высокого уровня смертности от COVID-19. Неуклонное распространение вируса внутри страны также может существенно подорвать общественную легитимность королевства, поскольку подданные Саудовской Аравии ожидают серьезных мер от правительства не только в области здравоохранения, но и с точки зрения сохранения, как минимум, нынешнего уровня субсидий и налоговых льгот.
На этом фоне 1 апреля Саудовская Аравия обратилась к мусульманам всего мира с просьбой повременить с планами совершения хаджа (паломничества) или умры (малый хадж) к святым местам ислама, расположенным в саудовским городах Мекка и Медина, из-за ситуации вокруг коронавируса. С таким призывом, как сообщил 1 апреля телеканал «Аль-Манар», выступил министр по делам хаджа и умры королевства Мухаммед Салех бен Тахер.  Саудовские власти, отметил бен Тахер, «призывают мусульман всего мира набраться терпения, прежде чем строить какие-либо планы в отношении хаджа или умры в нынешнем году в условиях пандемии коронавируса». Он добавил, что королевство «обеспокоено безопасностью всех паломников и гостей страны, поэтому рекомендует подождать планировать приезд в Саудовскую Аравию до прояснения обстановки вокруг распространения коронавируса».  В минувшее воскресенье Саудовская Аравия приняла решение продлить «до дальнейшего уведомления» запрет на авиасообщение как с остальным миром, так и внутри страны, а также работу общественного транспорта и такси. Все сотрудники государственных учреждений и частного сектора должны работать дистанционно также вплоть до «особого распоряжения».  В начале марта власти отменили все развлекательные и спортивные мероприятия, саммиты и конференции. 17 марта в королевстве было объявлено о прекращении массовых молитв во всех мечетях, включая пятничные, которые собирают наибольшее число верующих. Исключение сначала было сделано только для двух главных исламских святынь в Мекке и Медине, но 20 марта на неопределенное время закрылись и Большая (Заповедная) мечеть в Мекке и Мечеть Пророка в Медине. Тогда же король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд подписал указ о введении комендантского часа сроком на три недели.
В этой связи американские эксперты отмечают, что нынешняя ситуация самым кардинальным образом трансформирует планы Эр-Рияда по диверсификации своей практически полностью «нефтяной» экономики, в том числе и за счет укрепление своего сектора религиозного и развлекательного туризма. Но угроза широкого распространения инфекции COVID-19 в настоящее время вынуждает Эр-Рияд закрыть самые популярные достопримечательности страны. В ближайшие месяцы Саудовской Аравии, вероятно, придется срочно спасать отрасль, чтобы сохранить ее даже не в состоянии роста, а только лишь рецессии. И делать это власти могут только одним очевидным путем: за счет вливания в эту отрасль ротационных средств из бюджета, который и так ожидает очевидной дефицит в случае продолжения нынешней ценовой войны на мировом рынке. Закрывая свои религиозные туристические объекты в качестве новых мер по блокированию COVID-19 Саудовской Аравии рискуют поставить под угрозу самый прибыльный источник ненефтяных доходов страны. Запретив хадж и ограничив круглогодичные паломничества умры, Эр-Рияд также рискует закрыть один из своих самых продуктивных ненефтяных секторов. Хадж в конце рамадана регулярно привлекает 2 млн посетителей в год со всего мусульманского мира, причем прибыль от круглогодичного паломничества составляет 20% ненефтяного ВВП страны. Если мы берем за факт то, что КСА формирует свой бюджет на 80% за счет экспорта углеводородов, то примерно еще 10-15% пополнения бюджета — это различные формы религиозного туризма. Эр-Рияд теперь будет вынужден, как минимум, идти на субсидии или просто безвозмездную помощь той очень серьезной прослойке саудовского бизнеса, который получает свой доход именно от хаджа и умру. Это огромное количество структур, начиная от гостиничного бизнеса, авиаперелетов, комиссии от туроператоров, которые специализируются на этой форме путешествий (а доход от хаджа позволяет им уверенно жить весь год и еще сохранять собственные оборотные деньги для организации нового хаджа на следующий год), инфраструктуры питания, и т.п. Нынешний удар по отрасли требует от саудовских властей новых траншей в рамках госпомощи для того, чтобы позволить всем им дотянуть без фатальных потерь до следующего сезона. Эта реальность ставит под угрозу генеральную задачу, которая была сформулирована наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом: увеличение объема своего религиозного туризма (прежде всего тот же хадж) до 30 млн посетителей в год в рамках своего плана Vision 2030. В этой связи эксперты отмечают, что это спасение отрасли обойдется саудовской казне примерно в половину от 32 млрд долларов в рамках специального фонда по минимизации негативных последствий от пандемии, который был спешно создан саудовским правительством в конце марта.
В дополнение к туристическому сектору Эр-Рияд также будет нуждаться в поддержке служб и работников других отраслей, которые сталкиваются с потерей дохода из-за широко распространенных мер самоизоляции и карантина. Эти меры по спасению частично будут направлены на оказание помощи некоторым экспатриантам, которые подпитывают экономику страны, особенно «белым воротничкам», которых зачастую практически нереально заменить саудовскими подданными. Этот набор мер включает в себя отмену налогов и сборов, продление виз и прямой финансовой поддержки со стороны государственных банков. Поскольку Саудовская Аравия уже столкнулась с напряженным бюджетом из-за войны цен на нефть с Россией, Эр-Рияду, вероятно, придется еще больше начать тратить свои финансовые резервы, чтобы поддержать тех, кто пострадал от кризиса COVID-19. И тратить КСА их будет при условии неполучения казной серьезной части своих доходов. И это не только нефтяная отрасль, но и выпадающие доходы за счет временной отмены ряда налогов и сборов, а также субсидий банкам для кредитных каникул. Действительно, 2020 год становится очень дорогим годом для этой страны Персидского залива. Вот собственно эта кратковременная паника плюс ворчание из Вашингтона на сегодня заставляет Эр-Рияд идти в большей степени демонстрационный компромисс (или, вернее, его видимость) по вопросу стабилизации мировых нефтяных цен. При всем вдруг возникшем массовом оптимизме после заявлений президента США Д.Трампа о начале скорых переговоров на эту тему между основными странами-экспортерами, рискнем предположить, что пока рано говорить о каких-то осознанных действиях на этом направлении. Последние  по времени новости это подтверждают. Саудовская Аравия готова сократить добычу нефти до менее чем 9 млн баррелей в сутки, в том случае если другие страны присоединятся к ограничению добычи. Об этом сообщает в четверг газета «Уолл-стрит джорнэл» со ссылкой на представителей королевства.   По их словам, Саудовская Аравия рассмотрит такую возможность в случае, если другие государства G20 в свою очередь также сократят добычу. В частности, саудовские представители хотят такого шага от США, России, Канады и Мексики. На сегодня это сложно, и в этой связи более реально ожидать начало внятной стабилизации рынка только после перезагрузки мировой (и прежде всего ее азиатской части) экономики.
Помимо религиозного туризма пандемия кардинально ударила и по индустрии спорта и развлечений. Это два столпа экономической стратегии видения наследного принца Мухаммеда бен Салмана на период до 2030 года. Это его личный проект, в который он не пускает случайных людей. При этом те, кого он назначил руководить этими двумя секторами, пока не демонстрируют какого-то принципиального отличия от деловой практики их предшественников. Наследный принц Мухаммед бен Сальман создал небольшую команду, которая использует традиционные финансовые инструменты Саудовской Аравии для развития спортивных и развлекательных секторов страны, которые рассматриваются как постнефтяное экономическое будущее страны. В этой связи не совсем понятны перспективы таких планов просто в силу климата: даже местные жители стараются на весну-лето перевезти себя и свои семьи куда-нибудь в Ливан или Марокко.
Абдель Азиз бен Турки Аль Сауд, который возглавляет Главное спортивное управление (GSA), был назначен министром спорта в феврале прошлого года. Высокопоставленный чиновник, близкий к наследному принцу Мухаммеду бен Сальману и имеющий в своем распоряжении большой бюджет, является сыном бывшего главы разведки Турки аль-Фейсала. Международные компании, которые он отбирает для обсуждения контрактов в Саудовской Аравии, при этом должны вести конкретные переговоры с человеком, который взял на себя роль его личного начальника штаба, ливанским бизнесменом Джо Отайеком, который  возглавляет Istabraq Holding, мальтийскую холдинговую компанию принца, которая работает особенно хорошо с тех пор, как он стал министром. В конце 2000-х годов Отайек был директором по маркетингу Red Bull в Эр-Рияде, а Абдель Азиз  бен Турки, автогонщик, принимал участие в мероприятиях, спонсируемых этой фирмой. С тех пор Отайек держался рядом с принцем, возглавляя его предыдущую компанию Saudi Sports Group (SSG). Помимо управления спортивными правами, SSG является саудовским партнером коммуникационной фирмы Hill+Knowlton в совместном предприятии ATF Strategies. Эта фирма принимала непосредственное участие во всех крупных спортивных мероприятиях при поддержке GSA, таких как ралли Дакар, организованное спортивной организацией Amaury (ASO) и саудовским международным турниром по гольфу. В 2009 году Отайек недолго работал в Sela Sports, спортивном маркетинговом агентстве, которое с тех пор возглавил другой человек, близкий к Мухаммеду бен Сальману, Турки бен Абдельмохсен аль-Шейх, возглавляющий Главное управление развлечений. Его полагают одним из самых мощных столпов «системы лояльности» Мухаммеда бен Сальмана, который по его протекции долгое время занимал пост старшего секретаря в Министерстве внутренних дел. От имени GEA он подписал ряд новых сделок с британскими фирмами в феврале прошлого года. Иностранные компании, желающие вести переговоры по контрактам в туристической и культурной отрасли сейчас должны делать это через посредническую компанию LuxuryKSA (тот же Отайек), с которой он имеет тесные связи. LuxuryKSA была основана в 2010 году Халедом бен Мансуром аль-Саудом, несовершеннолетним принцем. В настоящее время LuxuryKSA занимается рядом проектов, возглавляемых GEA, таких как Marvel и Merlin Entertainment, которые управляют музеями восковых фигур Мадам Тюссо. Несмотря на серьезные проблемы со здоровьем в последние месяцы, аль-Шейх по-прежнему сохраняет рычаги своего влияния в GEA. Он взял под свой контроль Sela в 2015 году, навязав свою волю основателю и управляющему директору агентства Ракану аль-Харти. С тех пор Sela заключила ряд контрактов с GEA и GSA в партнерстве с международными группами.
В этой связи отметим, что помимо краткосрочных вызовов для всех планов КСА по вопросу развития индустрии развлечений. Есть еще дело Хашогги и токсичная фигура для многих на Западе самого наследного принца. В марте прошлого года американское агентство Endeavor («Индевор») вернуло Суверенному фонду Саудовской Аравии 400 млн долларов, предназначавшихся для приобретения около 10% акций этого крупнейшего в мире агентства по найму представителей шоу-бизнеса. Такой шаг призван продемонстрировать возмущение агентства ролью Эр-Рияда в убийстве саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Первой о намечавшейся сделке сообщила в прошлом году газета «Уолл-стрит джорнэл». По ее данным, Саудовская Аравия стремилась таким образом создать себе оплот в индустрии развлечений США с экспортом ее филиалов в КСА. Endeavor фактически представляет самых успешных представителей американских кинематографа, музыки, спорта и СМИ. Среди них телеведущая Опра Уинфри, актер Дуэйн Джонсон и теннисистка Серена Уильямс. В этой связи эксперты практически уверенны в том, что на будущее развития индустрии развлечений дело Хашогги и личность самого наследного принца будет оказывать какое-то среднесрочное негативное влияние. Но все может изменить пандемия и сопутствующий экономический кризис, хотя и не в кардинальной мере. Вообще эксперты пока затрудняются предсказать в связи с обострением пандемии Covid-19 какие мероприятия и проекты в области туризма, запланированные на эту весну и лето, будут отменены, что еще более делает сложным прогнозирование того, насколько успешным будет реализация всей амбициозной программы Мухаммеда бен Сальмана «Видение 2030». В этой связи рискнем предположить, что сама тема коронавируса в данном случае имеет вторичный характер. С наступлением жаркого весенне-летнего сезона все вирусы и бактерии в этом регионе безжалостно буквальным образом выжигаются. Так что карантин в КСА и вообще во всем регионе Персидского залива прекратиться очень скоро. Другой вопрос — нефть. С этим вопросом все сильно не понятно. Тем более, что прошло совсем мало времени с момента развала (фактического и официального) сделки ОПЕК+ и четко оценить все издержки от этого в Эр-Рияде пока еще не смогли. Там вообще осознание тех или иных негативных последствий требует большого напряжения мозгов и долгого времени. Таким образом, вся нынешняя внешне примирительная риторика Эр-Рияда в большей степени решает две локальные задачи: подбодрить спекулянтов и биржи в рамках роста ожиданий и цен соответственно, а также сформулировать адекватный ответ на прессинг Вашингтона. На самом деле очень лимитированный и больше демонстрационный, направленный в большей степени для своих внутренних нефтяных компаний второго плана. Мы уже говорили ранее, что нефтяные тяжеловесы США от данной ситуации в долгую не проигрывают, а наоборот остаются в выигрыше. Таким образом, наиболее вероятной позицией Эр-Рияда в этой связи будет тактика дальнейшего выжидания без резких односторонних решений по снижению уровня добычи. Там надеются на то, что в ближайшие месяцы начнет раскручиваться азиатский рынок и цены пойдут вверх. В любом случае ожидать каких-то серьезных решений до осени, как минимум, от саудовского руководства в этом направлении сложно. Пока они проедают в общем-то очень скромные прибыли от очень мизерной приватизации нефтяной национальной компании «Сауди Арамко». При этом еще одним вызовом остается падение уровня иностранных инвестиций, которая в состоянии самым серьезным образом совместно с делом Хашогги затормозить все амбициозные проекты принца в рамках проекта сохранения исторического наследия «Аль-Ула» и строительства города развлечений на побережье Красного моря Неом.    В 2017 году Саудовской Аравии удалось привлечь только 1,4 млрд долларов (этот показатель уступает ряду более бедных стран Ближнего Востока), в 2018 году — 1,2 млрд, и этот показатель в прошлом году, по оценкам американских экспертов, будет еще ниже. Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд на встрече с бизнесменами уже неоднократно выражал опасение, что не сможет найти инвесторов для реализации проекта строительства нового мегаполиса Неом (Neom) на побережье Красного моря в Саудовской Аравии, инвестиционный потенциал которого оценивается в более чем 500 млрд долларов. Инвестировать самостоятельно в такого рода проекты с учетом резкой нагрузки на бюджет королевство пока не в состоянии.

51.63MB | MySQL:101 | 0,407sec