О факторах, влияющих на усиление боевых действий в районе ливийской столицы Триполи

Ливийская национальная армия (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара сбила в понедельник 6 апреля беспилотник турецкого производства в районе города Мисурата, расположенного в 200 км восточнее Триполи. Об этом говорится в заявлении армейского командования, размещенном на его странице в «Твиттере». «Расчеты противовоздушной обороны Ливийских арабских вооруженных сил обстреляли турецкий беспилотник, который вылетел из аэропорта Мисураты и попытался атаковать позиции армейских подразделений, сбив его в районе Бугрейн», — отмечается в заявлении. Командование также сообщает, что за несколько часов до этого ВВС ЛНА нанесли удары в Бугрейне и уничтожили склад с оружием и боеприпасами формирований, поддерживающих правительство национального согласия (ПНС). За день до этого 5 апреля источники ЛНА об уничтожении трех беспилотных летательных аппаратов, принадлежавших силам ПНС. Об этом сообщил ливийский новостной портал «Эфригейт ньюс». По поступившей информации, первый из беспилотников был сбит в ночь на воскресенье в регионе Эль-Уишка близ города Мисурата. Он вылетел из аэропорта Мисураты и, по утверждению ЛНА, намеревался атаковать армейские позиции в этом районе.  Позже, по данным портала, силы противовоздушной обороны армии Хафтара уничтожили около Мисураты еще два беспилотника. Как указал представитель ЛНА, все уничтоженные дроны были произведены в Турции. В этой связи уточним детали этих победных реляций: было сбито огнем российских «Панцирей» всего два турецких беспилотника.
В настоящее время в Ливии параллельно существуют два органа исполнительной власти: ПНС премьера Фаиза Сарраджа и временный кабинет Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, действующий на востоке страны совместно с парламентом и поддерживаемый ЛНА. Уже год противоборствующие лагеря ведут бои за главный город страны после того, как Хафтар 4 апреля 2019 года начал наступление на Триполи с целью, как он заявлял, освободить столицу от террористов. Триполийский кабмин в ответ мобилизовал все подконтрольные ему вооруженные формирования, официально обратившись за помощью к Турции на основании подписанного с ней в конце ноября прошлого года меморандума о военном сотрудничестве. Несмотря на неоднократные обещания сторон соблюдать действующий с 12 января режим прекращения огня и все попытки международного сообщества сподвигнуть их к мирному урегулированию, в том числе на фоне пандемии коронавируса, ПНС и ЛНА продолжают боестолкновения, постоянно обвиняя друг друга в нарушении перемирия. В армии за последние две недели неоднократно заявляли о сбитых беспилотных летательных аппаратах.  Как сообщил 5 апреля Национальный комитет по правам человека, за год боев за столицу их жертвами стали почти 4,4 тыс. человек, в том числе свыше 500 гражданских, ранения получили более 12,7 тыс.
В связи с заявлениями командования ЛНА отметим для начала, что в последнюю неделю боевые действия между ЛНА и союзными ПНС силами в Триполи идут более интенсивно, чем когда-либо. Отказавшись от проведения всех переговоров с министром внутренних дел и обороны ПНС Фатхи Бачагой, командующий ЛНА Халифа Хафтар сейчас сосредоточил свое внимание над теме лишения противника всякой поддержки с воздуха и прерывания его воздушных каналов в рамках подпитки оружием и боеприпасами. 31 марта и 1 апреля его артиллерия нанесла удар по аэропорту Митига в Триполи. А 31 марта его ВВС нанесли серию ударов по аэропорту Мисураты, где, как сообщается, был нанесен ущерб турецкому командному центру. В обоих случаях ЛНА, которая сама имеет поддержку  беспилотников китайского производства, поставленных из ОАЭ, пыталась нейтрализовать турецкие беспилотники TB-2 Bayraktar, которые используют оба вышеперечисленных аэропорта для осуществления воздушных рейдов против отрядов ЛНА. В связи с этим отметим, что атаки дронов сил Хафтара и артиллерийские удары не смогли полностью парализовать работу обоих аэропортов. Грузовой самолет Boeing 747 молдавской компании AeroTransCargo, следовавший из бельгийского Остенде, приземлился в Мисурате 31 марта, официально с оборудованием для борьбы с коронавирусом (такое оборудование там было, но были и запасные части для различных видов вооружений). И в тот же день в Триполи из Стамбула прибыл пассажирский самолет Airbus A320 ливийской авиакомпании.
Это свидетельствует только о том, что поскольку переговоры о выходе из кризиса сейчас заблокированы, оба ливийских лагеря продолжают получать материально-техническую поддержку из-за рубежа. Молодая казахстанская авиакомпания Jenis Air выполнила не менее трех челночных рейсов между Шарджой в Объединенных Арабских Эмиратах и международным аэропортом Бенин в Бенгази, который контролируется силами Халифы Хафтара. Это на сегодня это основная авиакомпания, которая занимается переброской оружия и боеприпасов в интересах ЛНА. Она в принципе сейчас заменила в этом контексте другую казахстанскую компанию — Jupiter Jet. Сразу надо отметить, что эта авиакомпания в данном случае является только субподрядчиками авиакомпании «Рубистар», входящей в белорусский оружейный конгломерат «Белтехэкспорт», который уже давно поставляет оружие Хафтару. Помимо этих грузовых поставок, Airbus 320, эксплуатируемый сирийской компанией Cham Wings Airlines, с начала января совершил по меньшей мере девять рейсов между Дамаском и Бенгази. Считается, что он заменил или работал вместе с российским Ил-62М, который в октябре перевозил сотрудников ЧВК «Вагнер», которая активно действует как в Сирии, так и в Ливии. Другими словами эти сирийские самолеты перебрасывали из Сирии сотрудников этой ЧВК и их оборудование, что имеет крайне опосредованное отношение к российской армии. По крайней мере, официально. Сейчас помимо рейсов казахстанских авиакомпаний в рамках своего материально-технического снабжения ЛНА стала активно задействовать украинскую авиатранспортную компанию «ЗетАвиа», которая в настоящее время использует в этих целях два грузовых самолета Ил-76 для выполнения челночных рейсов между Объединенными Арабскими Эмиратами и Восточной Ливией. Один из самолетов, зарегистрированный как UR-CIF, впервые взлетел с военной базы Свейхан, расположенной к востоку от Абу-Даби, 30 марта. Он отключил свой геолокационный маяк над западным Египтом. Другой самолет «ЗетАвиа» (UR-CIG) совершил такой же челночный рейс в феврале. Эксклюзивным генеральным торговым агентом «ЗетАвиа»  является эмиратская фирма Reem Travel, которая представляет и владеет 49% капитала Sigma Airlines, казахстанской компании, которая осуществляет такие же рейсы в интересах ЛНА с 2018 года При этом ряд экспертов указывает на то, что эти самолеты стали все чаще совершать посадки в Египте. Но даже если они приземляются в Египте, дальше перевозимый ими груз на автомобилях перебрасывается в Восточную Ливию на базы, которые контролируются Халифой Хафтаром. То есть, он получает поддержку и поставки оружия и боеприпасов как по воздуху, так и по земле из Абу-Даби и Каира. Такая смешанная схема стала использоваться в рамках минимизации возможности уничтожения транспортных самолетов турецкими беспилотниками. Для этих опасений есть все основания: 5 апреля авиация (а вернее — беспилотники) поддерживающая ПНС Ливии, атаковала под Триполи транспортный самолет с боеприпасами для ЛНА. Об этом говорится в заявлении, размещенном в воскресенье в «Твиттере» на странице командования проводимой силами столичного кабмина операции «Вулкан гнева».  Как утверждал официальный представитель командования этой операцией полковник Мухаммед Кануно, военно-транспортный самолет подвергся удару в районе города Тархуна (60 км к юго-востоку от столицы). «Ливийские ВВС некоторое время назад атаковали грузовой самолет с партией боеприпасов для формирований Хафтара сразу после его приземления на взлетно-посадочной полосе в окрестностях Тархуны», — указал он.  О последствиях бомбардировки информации пока не поступало. В ЛНА не комментируют эти заявления. По данным ливийского новостного портала «Аль-Унван», в обстреле был задействован беспилотник турецкого производства, который атаковал транспортник с медикаментами и оборудованием, предназначенными для оснащения полевых госпиталей, развертываемых ЛНА в рамках превентивных мер по противодействию распространению коронавируса. Не знаем насчет медицинских средств, но оружие там точно было. В этой связи отметим, что стороны стали активно использовать тезис карантина и пандемии коронавириса для прикрытия своих операций по материально-техническому снабжению. Западные ливийские силы, тем временем, получили поставки оружия и боеприпасов в марте на двух самолетах «Боинг-747», которые уже несколько месяцев летают в Мисурату из аэропортов Стамбула и Трабзона в Турции.
Все это свидетельствует в очередной раз о двух основных моментах.

  1. Основные спонсоры противоборствующих сил в общем-то игнорируют все призывы мирового сообщества к перемирию и активно готовятся к новому раунду борьбы за Триполи путем активизации материально-технического снабжения поддерживаемых ими сторон ливийского конфликта.
  2. Оружейное эмбарго ООН в отношении поставок в Ливию сторонами конфликта и рядом стран откровенно не соблюдается.

При этом отметим позицию Москвы по этому вопросу. РФ будет внимательно следить за результатами военной операции ЕС «Ирини» в Средиземном море в условиях эскалации ливийского конфликта. Об этом говорилось в распространенном 4 апреля комментарии МИД России. «Будем внимательно наблюдать за тем, насколько результативной станет «Ирини», в особенности на фоне эскалации конфликта в Ливии и сообщений о росте нарушений оружейного эмбарго ООН», — заявили в МИД РФ, отметив низкую эффективность предыдущей операции ЕС «София».  На Смоленской площади отметили, что российская сторона приняла к сведению решение о запуске новой операции ЕС, основной функцией которой является контроль над соблюдением оружейного эмбарго ООН в отношении Ливии. «Предупредили европейских партнеров о том, что деятельность операции должна полностью соответствовать международному праву, а также рамкам, установленным резолюцией 2292. Иные шаги требуют согласия Совета Безопасности ООН», — подчеркнули в российском дипведомстве.  Россия исходит из того, что «Ирини» охватит всю протяженность ливийского побережья, иначе это может негативно сказаться на процессе ливийского урегулирования. «С учетом упомянутых факторов будем определяться с необходимостью очередного продления в июне 2020 года инспекционного режима в открытом море у берегов Ливии», — говорится в комментарии МИД.  Кроме того, как указали в дипведомстве, РФ рассчитывает на скорейшее назначение спецпредставителя генерального секретаря ООН по Ливии, который будет располагать доверием всех противоборствующих сторон. «Подтверждаем центральную роль ООН в ливийском урегулировании и рассчитываем на скорейшее назначение специального представителя генерального секретаря ООН, который пользовался бы доверием сторон конфликта», — отметили в МИД. По данным Совета ЕС, «Ирини» запущена с 1 апреля. В частности, миссия сможет проводить инспекции судов в открытом море у берегов Ливии, подозреваемых в перевозке оружия или связанных с ним материалов в Ливию и из нее в соответствии с резолюцией 2292. «Ирини» будет возглавлять итальянский  контр-адмирал Фабио Агостини в качестве командующего операцией ЕС, а штаб-квартира миссии будет расположена в Риме. Мандат операции первоначально продлится до 31 марта 2021 года. В контексте сказанного рискнем предположить, что новый спецпредставитель в скором времени будет назначен и им, с большей долей вероятности, станет бывший куратор Афросоюза по вопросам безопасности алжирец Р.Ламамра. По крайней мере, он пользуется особым расположением генсека ООН А.Гутериша. Но этот вопрос на самом деле вторичен: любой спецпредставитель потерпит в своих усилиях полное фиаско при отказе основных спонсоров войны в Ливии реально что-то для этого делать. А вот, что касается участия казахстанских, молдавских и украинских авиакомпаний в переброске оружия, то это обстоятельство проходит мимо внимания МИД РФ. Не говоря уже о участии в этом нарушении оружейного эмбарго наших «братьев» из Белоруссии. В этой связи снова отметим, что совершенно непонятно, для чего Москва все время требует соблюдения оружейного эмбарго, что идет в кардинальное противоречие и ее своими собственными интересами в Ливии, и что основное, имея ввиду необходимость сохранения своих конструктивных взаимоотношений как с Казахстаном и Беларусью, так и с Турцией, ОАЭ и АРЕ. Если МИД будет реально эффективно бороться с нарушением оружейного эмбарго, то он должен начать обличать эти страны, что нецелесообразно по многим причинам. Понятно, что миролюбивая риторика на международных площадках — это один момент, а реальная политика — это другое. Но сейчас речь о другом — просчитываются ли следующие за официальными заявлениями практические шаги в рамках соблюдения этого самого эмбарго, или нет? А если завтра на Западе (и совершенно оправданно и закономерно) поставят вопрос в Совбезе ООН о введении санкций в отношении нарушителей? Что будет делать Москва в этом случае: сказал «а», скажи и «б»? Пока ситуацию спасает от такого сценария только то, что США и ЕС не определись до конца в единой позиции по поддержке какой-либо одной стороны в рамках внутриливийского конфликта. Но смеем уверить, что как только мировая экономика начнет выходить их кризиса и возрастет потребление нефти, на западе сразу же активизируются по вопросу возобновления ливийского экспорта углеводородов, в том числе и в рамках введения санкций против отдельных полевых командиров и активизации аналогичных усилий на площадке Совбеза ООН.
Возвращаясь собственно к самому ливийскому конфликту, отметим и еще один его момент, который сейчас напрямую влияет на активизацию боевых действий. Это вопрос о турецких заложниках, которые до сих пор находятся под арестом сил ЛНА в Ливии. Как минимум, пятнадцать турецких граждан были задержаны силами, лояльными Халифе Хафтару, командующему ливийской национальной армии (ЛНА), в начале февраля. По словам членов семей этих турецких граждан, они были арестованы силами ЛНА в связи с развертыванием турецких войск в Ливии правительством президента Реджепа Тайипа Эрдогана. В этой связи семьи неоднократно обращались к властям принять срочные меры для их освобождения. По данным турецких СМИ, Илкер Саглык, Халил Гезель, Нуреттин Чалык, Юсуф Гюрюн, Вахит Кираз и Доган Кыса — это некоторые из тех турецких граждан, которые удерживаются до сих пор силами Хафтара, и все они обвинены в шпионаже и содержатся в военной тюрьме Кувейфие [в Бенгази]. По данным турецкой газеты Cumhuriyet, родственники задержанных столкнулись с угрозами со стороны правящей Партии справедливости и развития (ПСР), так как правительство пытается скрыть этот инцидент. Уточним, что не скрыть, а минимизировать репутационные издержки в силу дефицита надежных неофициальных контактов с теми же эмиссарами Хафтара для решения таких проблем. А вот у России такие контакты есть, и этот вопрос с вполне может быть решен. Это если Москва хочет и далее водить хороводы вокруг Анкары в связи с сирийскими досье. Турецкий гражданин Якуп Демир подал петицию министру иностранных дел Мевлюту Чавушоглу с просьбой оказать содействие в освобождении его тестя Халиля Гезеля, арестованного 6 февраля в Ливии. Турецкое посольство в Триполи сообщило Демиру, что посольство не смогло обеспечить освобождение турецких граждан, что было бы возможно только с помощью третьих сторон, сообщает Cumhuriyet. В этой связи напомним, что Хафтар объявил всеобщую мобилизацию в прошлом году, когда обострилась напряженность между Анкарой и ЛНА, и приказал арестовать всех турецких граждан, а также закрыть все рестораны и магазины с турецкими названиями или продуктами. Нельзя сказать, что турецкие власти не старались локализовать этот кризис путем неофициальных переговоров через местных посредников. Таким образом, кстати, был освобожден, как минимум, один заложник. Но с начала апреля такие контакты были прерваны. Согласно ряду источников, ЛНА Халифы Хафтара и Турция в середине марта создали секретный канал связи, чтобы попытаться деэскалировать военную ситуацию. Однако переговоры быстро сорвались, причем каждая сторона считала, что другая быстро пойдет на уступки, а это было совсем не так. Попытка ЛНА 22 марта добиться уступок в обмен на выдачу тел четырех турецких военнослужащих и освобождения турецких заложников также провалилась. В результате турки, которые в последние недели старались не активизировать свое участие в боевых действиях под Триполи, снова начали активную эксплуатацию беспилотных летательных аппаратов и даже, как сообщается, использовали фрегат, чтобы попытаться сбить вражеский беспилотник. Сразу отметим, что сбить дрон не удалось, но суть не в этом, это только индикатор потенциала фрегатов турецких ВМС работать по низколетящим целям. Гораздо важнее в этой связи то, что эти контакты надо рассматривать как попытку АРЕ и ОАЭ достигнуть компромисса с Турцией в более глобальном смысле, чем просто освобождение заложников. Речь идет о предложениях Каира в свое время согласиться на отвод сил ЛНА из-под Триполи в обмен на прекращение переброски в Ливию сирийских наемников. Собственно это была основная тема неофициальных консультаций, которые состоялись в феврале-марте с.г. Заложники были только фоном. И закономерно, что эти консультации завершись ничем: переброска сирийских боевиков и сотрудников турецкой ЧВК САДАТ в Ливию и их ротация сил разновекторных по своей сути ополчений триполитанских и мисуратовских кланов на столичном направлении фронта является основным козырем Анкары, и отказываться от них она не собирается. Присутствие на фронте дистанцированной от местных реалий «третьей силы» в большой степени нивелировало главное преимущество Хафтара — откровенный подкуп местных полевых командиров из противоборствующего лагеря, что собственно и обеспечивало в большой степени военный прогресс ЛНА на поле боя. Гораздо больший, чем собственно сам боевой потенциал ЛНА.

51.91MB | MySQL:101 | 0,359sec