Иран: как выходить из нынешнего кризиса?

Выступая 5 апреля на заседании президиума правительства, глава исполнительной власти ИРИ президент Хасан Роухани заявил, что страна должна вернуться к обычному рабочему графику. Это означает, по его словам, что служащие продолжат свою работу в учреждениях, а рабочие на предприятиях. Оппозиционные и иностранные СМИ расценили такое заявление как проявление со стороны иранского руководства  серьезного опасения, что кризис, вызванный пандемией коронавируса, создает весомые угрозы самому существованию режима, показывающему неспособность справиться с этим заболеванием, что может иметь достаточно тяжкие последствия функционированию ИРИ. Видно, что в Иране осознают, что дополнительная нагрузка на экономику, и без того находившуюся перед нынешним  кризисом в катастрофическом состоянии, должна быть снята, даже ценой грозной опасности расширяющейся эпидемии коронавируса. В Тегеране понимают, что растущая пауперизация страны  может привести  к необратимым процессам и социальным явлениям, способным максимально расшатать государственную машину. При этом эпидемиологи предупреждают, что такой шаг правительства может иметь своим следствием ускорение роста числа инфицированных больных, грозящего многими тысячи новых летальных исходов.

Одновременно с требованием возвращения чиновников и служащих в свои учреждения, объявлено о том, что примерно одна треть их будет сокращена. Подобное будет сделано и в отношение промышленных предприятий, которым рекомендовано сделать оптимизацию производства, однако никаких параметров не определено, и государственные СМИ не имеют об этом никакого понятия. В своем выступлении президент Х.Роухани определил и дату возвращения к полномасштабной  трудовой деятельности. В провинции Тегеран это произойдет 20 апреля. Для учреждений такая дата уже наступила. Что же касается открытия торговых центров, то из слов президента никакой ясности не возникает. Неясно и то, будут ли сокращения после  возобновления  деятельности промышленных предприятий.

Как передало фарсиязычное радио «Пеямэ Эсраиль», заявление президента преследует своей целью показать, что в стране идет нормализация кризисной ситуации, и Иран, якобы, уже миновал апогей опасности, связанной с распространением коронавируса. Одновременно этим шагом правительства с него снимается финансовое бремя и тяготы, связанные с остановкой многих производственных процессов и закрытием бизнесов, что самым непосредственным образом отражается на уровне жизни населения и темпах протестной активности.

Несомненно, с точки зрения экономической ситуации Иран переживает отнюдь не лучшие времена. Постоянно усиливающееся санкционное давление  минимизировало поступления в государственную казну, а государственный бюджет на наступивший год, по самым оптимистическим  прогнозам специалистов, имеет дефицит в размере порядка 50%, и вряд ли способен вынести бремя запланированных расходов. Сюда можно приплюсовать и такие негативные факторы как падение мировых цен на нефть и резкое снижение Ираном экспорта этого главного бюджето- образующего  компонента национальной экономики. Хорошо понимая это, глава исполнительной власти обратился на пороге Нового 1399 иранского солнечного года (он наступил 21 марта 2020 г.) к духовному лидеру страны аятолле Али Хаменеи за разрешением  использовать на покрытие бюджетного дефицита и расходов по борьбе с распространением коронавируса один миллиард долларов из Национального резервного фонда развития. Этот фонд образован за счет существенного прироста нефтедолларов, имевшего место в еще недавние годы, когда нефть реально была подлинным источником благоденствия для национальной экономики. Хаменеи, между тем, до сих пор не удостоил эту просьбу внимания.

Большие надежды в стране связывали до недавнего времени с ожидаемой помощью Международного валютного фонда.  Сегодня ясно, что  МВФ отклонил просьбу Ирана о предоставлении ему кредита на сумму в 5 млрд долларов.  Пока в опубликованном неделю назад списке стран, которым МВФ окажет финансовую помощь, Иран не значится, но есть такие страны-соседи как Пакистан и Афганистан.   По крайней мере, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана, экс-министр обороны страны, адмирал Али Шамхани, посчитав такие решение МВФ окончательно свершившимся фактом, назвал 6 апреля этот шаг «военным преступлением против человечности». По всей вероятности, МВФ опасается нецелевого использования этого кредита, полагая, что он может пойти на финансирование таких проектов военного, по убеждению экспертов, назначения как ракетная или атомная программы, или помощь террористическим структурам региона. Как пишут СМИ, запрошенная у МВФ сумма в 5 млрд долларов значительно перекрывает то, что на деле необходимо ИРИ для борьбы с коронавирусом, для  чего достаточно всего одного миллиарда долларов. Кстати, именно такую сумму МВФ выделил Индии, многократно превосходящей Иран по числу населения.

Как выход из финансового тупика, иранское правительство связывало надежды и с увеличением налоговых поступлений.  Их, как оказалось, недостаточно. Отвечая на вопрос, почему так происходит, следует учесть, что в Иране много налогоплательщиков, освобожденных от налогов или пользующихся  различными видами льготного налогообложения. В их числе —  полностью освобожденные от налогов разнообразные шиитские фонды, своего рода, «священные коровы» иранской исламской экономики, например, «Астан-е кудс-е Разави», «Бонйад-е Мустаъзафан ва Джанбазан» и др. По данным  СМИ,  одна лишь недвижимость фонда «Бонйа» оценивается в 12 млрд долларов. «Астан» контролирует громадные земельные участки,  оцениваемые  в 20 млрд долларов, 73% иранского производства стекла, 43% производства напитков, около 20% текстильной промышленности и практически все крупные отели.  Как пишут западные СМИ, этот фонд в целом контролирует свыше 1200 производственных, торговых и сервисных фирм Ирана, а также других стран. Общий оборот фонда западные эксперты оценивают в 10 млрд долларов.  Такая важная военная структура как Корпус стражей исламской революции (КСИР) является, как широко известно,  и промышленным, инфраструктурным и финансовым монстром, своего рода государством в государстве, реализующим такие важные проекты как ракетную и атомную программы. Он также не платит никаких налогов.  В Иране это стало обычным делом, и ни у кого не вызывает удивления. Но сейчас, когда страна находится почти в финансовом «параличе»,  уплата этими структурами хоть каких-то отчислений могла бы существенно облегчить  экономическую ситуацию.  На днях США  посоветовали иранским властям в поисках решения своих финансовых проблем, в том числе – и в борьбе с коронавирусом, обратиться к средствам таких фондов как упомянутые выше «Астан-е кудс-е Разави», «Бонйад-е Мустаъзафан ва Джанбазан» и ряду других, столь же могущественных и обладающих сопоставимыми средствами. Пока в Иране на такой «намек» не отреагировали.

Поиск путей выхода из серьезной ситуации идет в Иране в условиях, когда специалисты-эпидемиологи предсказывают новую волну  роста числа инфицированных. Преждевременное снятие карантина и  возобновление экономической активности способны  существенно поднять динамику распространения коронавируса.  Кстати, именно президент Х.Роухани был яростным противником введения карантина как эффективного средства противостояния росту эпидемии этого заболевания.

51.89MB | MySQL:101 | 0,387sec