Проблемы нефтегазовой отрасли Ирака из-за пандемии коронавируса

Пандемия коронавируса COVID-19 может стать последней каплей для Ирака,  экономика и нефтегазовый сектор которого уже и так ослаблены в связи с бесконечными политическими кризисами, проблемами в сфере безопасности и  масштабными антиправительственными протестами. По данным на 12 апреля в Ираке было зарегистрировано 1352  подтвержденных заболевших  COVID-19, 640 из которых  выздоровели, а 76 умерли. Жизнь в Ираке практически парализована, многие частные предприятия находятся на грани банкротства. Закрыты государственные учреждения, школы и университеты, приостановлено международное авиасообщение. На всей территории страны действует комендантский час, введенный в рамках борьбы с коронавирусом до 19 апреля.

Факторы самоизоляции и снижение экономической активности, связанные с пандемией COVID-19, оказали глубокое воздействие на глобальный спрос на нефтегазовые рынки. Сокращение спроса было уже ощутимо тогда, когда Китай вошел в режим самоизоляции в январе, а затем в марте уже почти все страны мира последовали его примеру. Для Ирака это немаловажно, ведь, как сказал Мажар Мухаммед Салех, советник иракского правительства по экономическим вопросам, 93% бюджета Ирака зависит от экспорта нефти.

6 марта произошло беспрецедентное событие — участники ОПЕК+ и Россия не смогли договориться о дополнительном сокращении добычи нефти и не продлили действующие ограничения. Причиной стала позиция Москвы, которая посчитала договор невыгодным, так как с его помощью дополнительные объемы сланцевой нефти на рынки выводят США. После этого Saudi Aramco анонсировала резкое увеличение добычи и предложила клиентам рекордную за 20 лет скидку — до 6-8 долларов за баррель. Как считают аналитики, действия королевства связаны с желанием наказать Россию за нежелание ограничить добычу.

Ахмед Табакчали, ИТ-директор (CIO) компании Asia Frontier Capital (AFC) Iraq Fund, написал в своей статье для Iraq Business News, что  «обвал цен на нефть, вызванный нефтяной войной между Россией и Саудовской Аравией, и падение потребления из-за COVID-19, похоже, являются идеальным штормом, чтобы ударить по Ираку, учитывая его уязвимость к таким внешним потрясениям»[i].

Иссам аль-Джалаби, нефтяной эксперт и бывший министр нефти страны в 1987-1990 годах, фактически согласился с ним, сказав в своем комментарии для новостного агентства «Аль-Хурра» 9 марта, что «Ирак будет терять миллиарды долларов из-за потери огромных нефтяных доходов, что повлияет на оказание услуг, лекарства и продукты питания, в то время как страна нуждается все доступные средства, чтобы противостоять пандемии COVID-19»[ii]. Он охарактеризовал текущую ситуацию на рынке углеводородов как «катастрофическую» для Ирака.

И.о. ремьер-министра Адель Абдель Махди призвал принять меры, которые могут смягчить последствия снижения цен на нефть для Ирака. Однако на деле правительство не объявило ни об этих мерах, ни об их механизмах, поскольку оно полностью занято проблемой коронавирусного кризиса, на который не был выделен чрезвычайный бюджет[iii]. Махди попытался успокоить иракцев относительно падения цен на нефть, говоря, что «это всего лишь небольшой ухаб на дороге, и это не означает, что наша экономика рушится или что государство обанкротится»[iv]. Однако его заверения не соответствуют предостережениям мировых экономических экспертов .

Новости о падении цен на нефть шокировали многих иракцев — в основном государственных служащих, чьи зарплаты зависят от нефтяных доходов, которые высказывали свои опасения в традиционных и социальных сетях. Государственные служащие и эксперты в Ираке ожидают, что финансовый бюджет 2020 года сильно пострадает, и они выразили свою обеспокоенность по поводу неспособности правительства выплачивать заработную плату в ближайшие месяцы. Напомним, что  иракский бюджет был основан на предполагаемой цене барреля нефти в 56 долларов, что более чем в два раза превышает текущую стоимость. Это само по себе является новым вызовом для иракского правительства, в дополнение к политическим кризисам, кризисам в области безопасности и социальным кризисам, особенно связанным с американо-иранским конфликтом, вспышкой коронавируса и продолжающимися протестами на юге Ирака.

Также в конце марта стало известно о том, что американское агентство S&P Global Platts Analytics сообщило  о том, что иракская государственная компания Basrah Oil направила письмо четырем иностранным компаниям, действующим на ее территории, с просьбой сократить бюджеты по рабочим программам на 30% на фоне резкого снижения цен на нефть.  Послание было адресовано российской компании «Лукойл», британской BP, итальянской Eni и американской ExxonMobil, которые действуют на различных месторождениях Ирака. В нем генеральный директор Basrah Oil попросил компании пересмотреть рабочие программы и сократить их бюджеты на 30%, а также отложить или сократить на половину платежи в первом и втором квартале, внеся соответствующие изменения в договоры с субподрядчиками[v]. Ожидается, что другие нефтяные компании Ирака могут отправить аналогичные просьбы.

Месторождение «Гарраф» в провинции Ди-Кар, где добывается до 100 000 баррелей в сутки, находится практически в автономном режиме работы после того, как в прошлом месяце оператор Petronas эвакуировал десятки малайзийских рабочих из-за опасений в связи с пандемией COVID-19, сообщает источник в государственной нефтяной компании провинции. Большинство иностранных нефтяников живут рядом с месторождениями в Басре и в настоящее время практически застряли там, нарушая условия своей  обычной шестинедельной или восьминедельной ротации из-за  закрытия границ. «Мы ищем разрешения на освобождение для иностранных сотрудников, чтобы мы могли обеспечить ротацию команд. У этих компаний есть внутренние правила, и вы не можете держать команды здесь более двух месяцев», — сказал помощник директора Basrah Oil Company Аббас. Источник из крупной европейской нефтяной компании, работающей в Басре, сказал новостному агенству AFP, что прекращение ротации иностранных сотрудников будет представлять большую угрозу для производства, чем задержки платежей. Британской компании BP также придется сократить добычу, если 4000 британских граждан, работающих на юге, не смогут пока перемещаться. «Здесь нет другого варианта», — сказал AFP источник, знакомый с деятельностью BP.

Издание S&P Global Platts 18 марта сообщило о том, что норвежская компания DNO и британская Genel Energy предупредили о том, что добыча нефти в курдской автономии на севере Ирака пострадала от вспышки коронавируса, снижения расходов и задержки платежей со стороны регионального правительства. Представитель DNO сказал, что операции в регионе сворачиваются из-за вспышки коронавируса, что приведет к падению добычи на нескольких месторождениях. Добыча на месторождениях «Тауке» и «Пешкабир» уже установлена на уровне ниже 115 000 б/сут, поскольку количество действующих буровых установок сократится до двух к концу марта с шести в начале 2020 года, говорится в сообщении. «Программа компании по разведке, оценке и разработке скважин, исторически одна из наиболее активных среди международных нефтяных компаний в Курдистане, была сокращена, поскольку перемещения и ротации персонала как DNO, так и наших подрядчиков были затронуты закрытием границ, карантинами и другими ограничениями на поездки коронавируса», — говорится в заявлении DNO. Норвежская компания присоединяется к Gulf Keystone, которая предупредила о «потенциальных затруднениях» в их операциях в Курдистане. Gulf Keystone сообщила, что она «не сможет увеличить добычу с 38 000 б/д до 55 000 б/д, как было запланировано, так как  в настоящее время из-за вспышки коронавируса существуют серьезные ограничения на передвижение персонала и бурение в регионе»[vi].

DNO также предупредила, что региональное правительство Курдистана задержало платежи, что ограничит возможности компании тратить на свои операции. «Возможности DNO поддерживать свой уровень расходов также была напряжена из-за перебоев и задержек с ежемесячными платежами за экспорт своей нефти из Курдистана; последний платеж, полученный в январе, был за экспорт в сентябре 2019 года» — сообщил представитель компании.  DNO также объявила о снижении на 30% (то есть 300 млн долларов) своего бюджета на 2020 год, чтобы «укрепить свой баланс перед лицом беспрецедентных потрясений рынка и падения цен на нефть, вызванных пандемией коронавируса».

Тем не менее, представитель российской компании  «Газпром нефть» сообщил агентству ТАСС о том, что российская компания «не планирует сокращать инвестиционную программу проекта Саркала в Иракском Курдистане, хотя правительство региона обращалось к Gazprom Neft Middle East с таким запросом»[vii].  «Правительство Курдского автономного района Республики Ирак обратилась к работающим в регионе нефтедобывающим предприятиям , в том числе и к Gazprom Neft Middle East, с запросом на сокращение расходов. При этом все затраты на реализацию проекта изначально были согласованы с профильным министерством и уже сейчас составляют меньше запрашиваемого уровня. Поэтому на текущий момент сокращения инвестиционной программы по разработке месторождения Саркала не планируется», — сказал он.
«Газпром нефть» также отметила, что не получала от правительства Ирака предложений о сокращении затрат по проекту Бадра. До этого, как упоминалось выше, иракская государственная компания Basrah Oil направила письмо четырем иностранным компаниям, действующим на ее территории, с просьбой сократить бюджеты по рабочим программам на 30% на фоне резкого снижения цен на нефть.

Однако реальную проблему для Ирака представляет, конечно, глобальное падение спроса на нефть впервые за десятилетие. При этом Международное энергетическое агентство (Тhe International Energy Agency) ожидает, что в 2020 году спрос снизится на 90 000 баррелей в сутки. А ведь в самом начале года звучали прогнозы о том, что он вырастет более чем на 800 000 баррелей в сутки. «У него нет аналогов,  мы видим сейчас  одновременно сильное снижение спроса и огромный переизбыток предложения», — сказал AFP генеральный директор Международного энергетического агентства  Фатих Бироль. Особенно спрос упал сейчас в Индии и Китае, куда Ирак продавал львиную долю своей нефти, по словам аналитика по геополитике Ноама Райдана. Апрель будет решающим месяцем, сказал Н. Райдан, но «перспективы безрадостны, учитывая, что главный конкурент Ирака на азиатских рынках, Саудовская Аравия, намерена наводнить нефтяной рынок в этом месяце, как раз когда истекают ограничения на добычу ОПЕК». «Страны запасаются дешевой нефтью. Так что даже если мы не почувствуем этого сейчас, реальная проблема придет в ближайшие месяцы, когда никто не будет покупать нефть», — сказал иракский чиновник[viii].

Будем надеяться, что подписанное наконец 12 апреля соглашение министров нефти стран ОПЕК+ о сокращении дневной выработки на 9,7 млн. баррелей в сутки, сможет улучшить сложившуюся ситуацию.  Появилась надежда на стабилизацию цен, а значит — и на стабильные доходы бюджета Ирака.3

[i] https://www.iraq-businessnews.com/2020/04/07/market-review-iraq-oil-prices-and-the-coronavirus/

[ii] https://www.alhurra.com/iraq/2020/03/09/سيتأثر-العراق-بحرب-النفط-الروسية-السعودية؟-وزير-عراقي-سابق-يكشف-حجم-الخسائر

[iii] https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/03/iraq-economy-oil-coronavirus.html

[iv] https://www.youtube.com/watch?v=5TBGIXt0aqw

عادل عبد المهدي : هبوط أسعار النفط لا يعني انهيار الاقتصاد العراقي و إفلاسه

[v] https://www.dailymail.co.uk/wires/afp/article-8178759/As-prices-fall-threats-oil-giant-Iraq.html

[vi] https://www.spglobal.com/platts/en/market-insights/latest-news/oil/031820-iraqs-kurdish-oil-output-hit-by-coronavirus-spending-cuts-as-oil-dips-below-30b

[vii] https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/gazprom-neft-ne-budet-sokrashchat-investprogrammu-proekta-sarkala-v-irakskom-kurdistane-1029049837

[viii] https://www.dailymail.co.uk/wires/afp/article-8178759/As-prices-fall-threats-oil-giant-Iraq.html

51.7MB | MySQL:103 | 0,429sec