Глава турецкой Партии будущего Ахмет Давутоглу о будущем после коронавируса. Часть 4

Турецкая Республика – это пассионарное государство, что, помимо всего прочего, сопровождается интенсивными идеологическими поисками своего места и роли в 21-м веке, после распада СССР, окончания Холодной войны и потрясений первого – второго десятилетия в регионе Ближний Восток – Северная Африка.

В конце 2019 года, известный турецкий идеолог, бывший премьер-министр и министр иностранных дел страны проф. А.Давутоглу основывает свою Партию будущего, а уже в январе 2020 года он пишет книгу под заголовком: «Системное землетрясение и борьба за мировой порядок. Эксклюзивный популизм против инклюзивной демократии» (Systemic Earthquake and the Struggle for World Order Exclusive Populism versus Inclusive Democracy). Новая книга Ахмета Давутоглу вышла в престижном издательском доме Кембриджского университета (Cambridge University Press).

Продолжаем разбирать текст его интервью Ричарду Андерсону Фальку – американскому почетному профессору международного права в Принстонском университете и автору многочисленных книг, посвященное не просто вышедшей книге, а взглядам А.Давутоглу на будущее мировое устройство (ссылка на Часть 3 интервью: http://www.iimes.ru/?p=69068), в том числе, в контексте пандемии коронавируса.

Вероятно, одним из самых важных тезисов проф. Ахмета Давутоглу является многонациональность Турецкой Республики, как «ядра» Османской Империи, и зыбкость турецких границ, за исключением Ирана, как он выразился, не основанных «ни на какой геополитической почве».

Проще говоря, если граница между турками и иранцами устанавливалась исторически, веками и, по состоянию на сегодняшний день, несет в себе определенную логику, в том числе — историческую, то прочие границы, допустим с теми же Грецией и Ираком, не строятся на столь прочной основе. Что создает негативный фон в плане безопасности в регионе и постоянные трения между Турцией и её соседями.

А, если говорить про «многонациональную» Турцию (в противовес тезису о мононациональном государстве — В.К.) – то возникают вопросы безопасности уже внутри самой страны в связи с неурегулированным национальным вопросом, наличия которого турецкая власть, попросту не признает. Заметим, что Р.Т.Эрдоган после 2015 года не раз на публике делал заявления о том, что «курдский вопрос в стране не существует».

Однако, практика, даже тех же выборов мэра в Стамбуле в 2019 году, где против власти сыграли именно курдские избиратели, как раз из-за того, что, на её взгляд, курдского вопроса – нет, показывает обратное. Народно-республиканская партия, которая выстроила неофициальный диалог с курдской диаспорой через нерукопожатную Партию демократии народов, сумела заручиться поддержкой курдских избирателей.

Напротив, власть курдский вопрос решает по принципу: у «правильных курдов» и так все хорошо, а с террористической Рабочей партией Курдистана договариваться нельзя. После этого, турецкие руководители не раз заявляли о том, что РПК – побеждена. Однако, глухое недовольство курдской диаспоры все-таки присутствует. А других диаспор в стране, вроде как, и не существует.

Вот именно в этом контексте, А.Давутоглу говорит о том, что нужно находить баланс между «безопасностью и правами личности». Понимая под «безопасностью» — территориальную целостность Турецкой Республики.

Что же до А.Давутоглу, то он прямо говорит о том, что лишь признание национальных диаспор в стране позволит ей двигаться в направлении желаемого для себя будущего: создания Турцией интеграционных проектов в регионе. Лишь только полноценное признание себя в качестве «мини-версии» Османской Империи даст турецкой экспансионистской политике шанс.

Пока эти идеи не находят поддержки у тех, кто находится у турецкого руля. Они, очевидно, пытаются усидеть на двух стульях одновременно. Но, как мы сказали не раз, нынешнее оживление среди турецких идеологов, включая Ахмета Давутоглу, как раз, тем и обусловлено, что, в обозримой перспективе, обозначилась, пусть даже пока и теоретическая, но все же возможность смены рулевого. Чего не было, начиная с 2002 года.

Ситуация же с коронавирусом, вообще, — это ускоритель процессов и многое будет зависеть, в этих условиях, от действий турецкой власти и оппозиции.

Продолжаем цитировать мысли А. Давутоглу по нынешней ситуации:

  1. Молодое и динамичное население Турции Ахмет Давутоглу называет не только большим преимуществом, но и серьезным вызовом. Процитируем: «Подготовка этого молодого и динамичного населения к будущему путем обучения наилучшим образом требует устойчивого экономического развития и справедливой политики распределения доходов. Для государственных деятелей, бизнеса и гражданского общества чрезвычайно важно достичь общих и рациональных целей в этом отношении».

Пусть Турция – далеко не лидер в неравномерности распределения доходов между различными слоями общества и её представители в мировом списке Forbes – не занимают верхних строчек и не столь многочисленны, однако, проблема неравномерности распределения доходов – налицо.

Впрочем, возможно, в случае Турции, эту проблему стоит переформулировать в проблему более справедливого доступа к возможностям: главными держателями крупнейших проектов в стране является очень узкий круг компаний. Понятно, что в Турции развит малый и средний бизнес и они имеют возможности работать внутри страны.

Однако, в условиях экономических трудностей, размер «пирога» сокращается и его перестает хватать для всех. В определенной мере, турецкий бизнес научился компенсировать эту проблему работой на экспорт. Но, в условиях пандемии, все резко усложнилось и ещё далеко не факт, не приведет ли коронавирус, в итоге, к тому, что страны лишь укрепятся на своем протекционистском пути, ограничивая возможности для поставщиков товаров и / или услуг из-за рубежа.

  1. Как отметил Ахмет Давутоглу, национальный порядок в Турции, в контексте институциональной структуры, проходит критический отрезок времени.

Турция, по его словам, — это страна, где сложились определенные государственные традиции. В 2017 году прошел референдум, в результате которого Турция из парламентской превратилась в президентскую республику.

Сегодня, как указал А.Давутоглу, страна снова оказалась лицом к лицу с необходимостью перестройки государственной архитектуры.

Цитируем: «В этих рамках, необходимо тщательно поддерживать баланс между институциональной преемственностью и институциональной реструктуризацией».

  1. Характерное заявление Ахмета Давутоглу: «Подводя итог, турецкая география требует того, чтобы страна была исторична и всеохватна». Иными словами, Турция должна учитывать свое историческое наследие и при этом быть всеохватной для всего населения страны, без игнорирования каких-либо групп населения, допустим, этнических и религиозных.

Как указывается А.Давутоглу, если Турция примет эти два фактора во внимание – то есть историю и охват – то получится рассматривать переживаемые системные землетрясений не в качестве рисков, но и уже в качестве возможностей. При этом, он отмечает, что в условиях, когда мир идет по пути эксклюзивных автократий, Турция должна найти свой собственный уникальный путь.

Цитируем: «Ход исторических изменений определяется не теми, кто действует в направлении общей тенденции в психологии стада, а теми, кто формирует отличия. Эти отличия, даже если они, из-за температуры процесса недостаточно оценены, с течением времени обязательно дадут о себе знать. Таким образом обеспечивается национальная легитимность и международная репутация».

  1. В ответ на вопрос о том, не беспокоит ли проф. А.Давутоглу то, что в мире нарастает поляризация и политическая демагогия среди мировых лидеров, турецкий идеолог сообщил следующее: «Многие крупномасштабные войны в прошлом были вызваны взаимными импульсивными реакциями, которые возникли в такой психополитической атмосфере». Выходом из него А.Давутоглу называет формирование видения мирового порядка, основанного на коллективном опыте человечества.
  2. Говоря о нынешнем американском лидере, проф. А.Давутоглу упоминает, что «Трамп представляет собой крайний пример стратегической непоследовательности в американской внешней политике, наблюдаемый со времен окончания Холодной войны».

И далее: «Концептуализация «нового мирового порядка» Джорджа Буша, «гуманитарная борьба» Билла Клинтона, «упреждающая атака» Джорджа Буша, «многосторонность» Барака Обамы и «Америка прежде всего» Трампа – те элементы, которые не являются непрерывными и представляют собой реакцию на политику предыдущего президента».

  1. В ответ на вопрос интервьюера о той роли, которую предстоит сыграть Китаю в 21-м веке, проф. А.Давутоглу отметил важность для страны интеграционного инфраструктурного проекта «Пояс и путь», но отметил следующее: «Сценарий получения позиции гаранта мирового порядка путем заполнения пространства, освобожденного США после политики Трампа, представляется маловероятным с точки зрения, как традиционного отношения Китая, так и нынешних экономических и политических балансов».

И по поводу поляризации отношений между США и Китаем:

«Сценарий совместного руководства (мирового господства – В.К.) Китаем с США также создает риск поляризации, который может сблизить игроков, таких как ЕС, Россия, Япония и Индия. Поиски такого равновесия затруднят реализацию совместных проектов лидерства. Тот факт, что США и Китай обращаются к новой Холодной войне в форме противоположных полюсов, не является бременем для все более сложной сети экономических отношений».

Про самый вероятный сценарий будущего мироустройства, на фоне роста Китая:

«В этом контексте, вероятный сценарий представляет собой систему «баланса многих сил», в которой увеличился экономико-политический вес Китая, но международные отношения динамически определяются в любой момент на основе темы, сектора и геополитической основы. Однако в этот новый период времени, не является правильным ограничивать отличительные характеристики Китая только (поддержанием) экономико-политического баланса. Каждое изменение в Китае, составляющем четверть населения мира, будет иметь решающее значение в культурном порядке международной системы, включая такие элементы, как наука и техника».

  1. Касательно пандемии коронавируса и его влияния на будущее мира проф. А.Давутоглу, в частности, отметил следующее.

«Поскольку в настоящее время мы живем в этом пандемическом процессе, уже трудно сделать однозначное суждение о том, что этот процесс приведет к глобальному разлому. Тем не менее, несомненно, что, по крайней мере, COVID-19 будет предвестником и испытательной зоной аварий, которые могут произойти в глобальном масштабе».

Как пояснил свой термин «предвестник» АДавутоглу, он употребил его в том смысле, что мир не делится на континенты, этносы и религии, а идет в направлении общего будущего. В связи с ростом взаимозависимости мира, неизбежной реальностью становится быстрое возникновение и нарастание волн подобных кризисов. Процитируем: «Это – пробный тестовый тест, потому что отношение к COVID-19 определит ход будущих кризисов».

В этом смысле, турецкий идеолог видит две альтернативы: изоляционизм, который не выглядит устойчивым решением и приведет, по его словам, лишь к концу социальной жизни. И вторая альтернатива – это формирование общего ответа странами мира на эту глобальную угрозу. В этом смысле, А.Давутоглу является одним из тех, кто говорит, что локальными мерами глобальную угрозу решить невозможно.

  1. Важнейшим институтом глобального мирового порядка, как в настоящее время, так и на будущее, А.Давутоглу называет ООН, оговариваясь, что делает он это, невзирая на все нынешние недостатки этой структуры. Недостатки эти преодолеваются, по его мнению, тем, что пересматривается исключительный статус отдельных стран. То есть, речь идет о той идее реформы ООН, про которую турки говорят годами в своем лозунге: «Мир – больше пяти» (стран – постоянных членов СБ ООН – В.К.). Наглядным примером того, что пятерка стран преследует свои собственные и, при этом, отличающиеся друг от друга интересы, являются, по словам А.Давутоглу, нынешние взаимные обвинения США и Китая в возникновении эпидемии коронавируса.

Цитируем: «Такие подходы оказывают негативное влияние на нынешнюю систему ООН и расшатывают идею о том, что ООН является общим механизмом человечества. Сегодня необходимо срочно сделать так, чтобы ООН была инклюзивной, демократичной и широкой, а эффективность организации повышалась».

  1. Интервьюер задал вопрос А.Давутоглу о так называемом «принципе осмотрительности» (подразумеваются различные международные конвенции, допустим, по нераспространению ядерного оружия и по защите окружающей среды – В.К.) всех стран мира, который должен ещё больше укрепиться ввиду пандемии коронавируса. Однако, вот что по этому поводу отметил А.Давутоглу: «Да, «принцип осмотрительности» может быть важным ориентиром для преодоления глобальных уязвимостей и неопределенностей, вызванных быстрым технологическим развитием и глобализацией. Однако, успех этого принципа на практике зависит от принятия и применения всеми сторонами безоговорочно и без исключения. В противном случае, стороны, не соблюдающие этот принцип, могут получить научное / технологическое / экономическое преимущество перед теми, кто его соблюдает».
  2. Лекарством от пандемий в глобальном масштабе А.Давутоглу называет столь же глобальную и гибкую демократическую систему: «Наиболее эффективным решением экологической уязвимости, которая стала более очевидной с появлением ранее неизвестных вирусов в мировом порядке, является глобальное и гибкое понимание гибкой демократии. Такое понимание демократии должно принести новое политическое мышление».

И далее: «На этот раз ему придется выработать новое понимание порядка политического общества глобального масштаба, чтобы контролировать экологические риски, вызванные его собственными руками. Хотя это понимание порядка может показаться постполитическим с точки зрения современной политики, оно может быть пионером с точки зрения понимания политического порядка, основанного на глобальном управлении… Наша главная обязанность сегодня состоит в том, чтобы стремиться создать интеллектуальную инфраструктуру новой ориентированной на человека схемы глобального управления. Это — основная цель вашей работы (Системное землетрясение – В.К.)».

Как мы видим из интервью А. Давутоглу, он предлагает себя не только в качестве внутритурецкого политика, но и идеолога глобального масштаба.

Во внутреннюю турецкую политику он идет со своим главным тезисом о том, что Турция – это многонациональное и мультирелигиозное государство и предлагает принятие этого факта в качестве залога дальнейшего движения страны в рамках превращения её из влиятельного регионального игрока, в перспективе, в игрока подлинно глобального.

«Зайдут» ли эти тезисы турецкому обществу настолько, чтобы Партия будущего, хотя бы, могла самостоятельно преодолеть 10%-й избирательный барьер в Меджлис? Заметим, обществу, большинство которого составляют националистически, «мононастроенные» граждане.

В обычных условиях, принятие упомянутых выше тезисов представить себе достаточно сложно. Однако, нынешняя ситуация с пандемией – это очевидный разлом, который может все резко изменить.

Нет, Партия будущего пока не претендует на роль альтернативы ПСР, но она может стать той самой соломинкой, переломившей хребет верблюду. Что ознаменуется переходом от однопартийного правительства к коалиции, где Партия будущего может потенциально занимать место.

В этом случае, А. Давутоглу, заработавший очки на международной арене в качестве признанного идеолога «нового мира», может попытаться оформить свою заявку на то, чтобы вернуться в большую политику, допустим, на министерский пост. Впрочем, здесь будут объективные трудности, заключающиеся в неприятии, до сих пор, Народно-республиканской партией, как главным оппозиционным движением страны, выходцев из ПСР. Хотя с выходцами из ПНД они, благополучно, сформировали коалицию. Что говорит о возможности сюрпризов в этом направлении и в будущем.

51.64MB | MySQL:101 | 0,331sec