Глава турецкой Партии будущего Ахмет Давутоглу о будущем после коронавируса. Часть 3

Турецкая Республика – это пассионарное государство, что, помимо всего прочего, сопровождается интенсивными идеологическими поисками своего места и роли в 21-м веке, после распада СССР, окончания Холодной войны и потрясений первого – второго десятилетия в регионе Ближний Восток – Северная Африка.

После практически двух десятилетий относительной внутриполитической стабильности при лидирующей роли Партии справедливости и развития с её повесткой дня (а, точнее, с повесткой дня президента Р.Т.Эрдогана), в том числе, внешнеполитической, зашатавшаяся в 2019 году под ПСР почва привела к тому, что внешними, по отношению к турецкой власти, игроками были начаты интенсивные поиски альтернативных путей развития.

Подчеркнем, что катализатором к этому стало замаячившее ослабление ПСР, а также очевидные провалы в турецкой внешней политике, всколыхнувшие оппозицию на собственные размышления о будущем страны, причем, с далеко не нулевым шансом на то, чтобы в обозримой перспективе уже, не исключено, и попробовать претворить их в жизнь.

В 2020 году одним из таких внешних игроков стал бывший премьер-министр и министр иностранных дел страны А.Давутоглу, после того, как в 2019 году он и ещё его пять однопартийцев были изгнаны из ПСР дисциплинарным комитетом, посчитавшим недопустимым публикацию ими манифеста о необходимости реформ, как в структуре партии, так и в стране, целом.

В конце 2019 года, А. Давутоглу основывает свою Партию будущего, а уже в январе 2020 года он пишет книгу под заголовком: «Системное землетрясение и борьба за мировой порядок. Эксклюзивный популизм против инклюзивной демократии» (Systemic Earthquake and the Struggle for World Order Exclusive Populism versus Inclusive Democracy). Новая книга Ахмета Давутоглу вышла в престижном издательском доме Кембриджского университета (Cambridge University Press).

Продолжаем разбирать интервью бывшего премьер-министра Турции, данное им Ричарду Андерсону Фальку – американскому почетному профессору международного права в Принстонском университете и автору многочисленных книг, посвященное не просто вышедшей книге, а взглядам А.Давутоглу на будущее мировое устройство.

Продолжаем анализировать и цитировать турецкого идеолога.

  1. Напомним, что мы остановились на тезисе Ахмета Давутоглу о том, как именно можно примирить глобальную повестку дня и национальные интересы, которые, очевидным образом, нередко вступают между собой в противоречие. В этом смысле, А. Давутоглу предлагает ни много ни мало пересмотреть само понятие национального суверенитета.

Вот как, к примеру, А.Давутоглу предлагает решать глобальные проблемы через призму пересмотра понятия «национальный суверенитет». Цитируем турецкого идеолога: «Когда я говорил о международных проблемах, таких как изменение климата и ядерное оружие на международных платформах, я упомянул, что необходимо сначала создать глобальную осведомленность, а затем включить эту осведомленность в международную нормативную базу и конвенцию. В контексте осознания проблемы, связанные с онтологическим существованием человечества, должны быть выше любого особого понимания интересов, потому что, как мы подчеркивали в соответствующем разделе работы, политическое существование национальных государств невозможно без онтологического существования. Закрывать глаза на то, что монопольные интересы национальных государств угрожают совместному пространству безопасности, приносит, одновременно, психологию Армагеддона и сценарий конца света».

  1. Иными словами, речь идет не просто о примате норм международного права над правом национальным, под которым, кстати, многие страны мира уже подписались. Но и о том, чтобы составлялась международная нормативная база, обязательная для выполнения национальными государствами. Процитируем Ахмета Давутоглу: «Наиболее важным методом исключения таких сценариев является применение правовых норм, разработанных, в этих рамках, безо всяких исключений».

И далее: «Например, ядерное оружие некоторых стран рассматривается в качестве угрозы. Тогда как, закрываются глаза на ядерное вооружение других стран того же самого региона. Такая непоследовательность полностью расшатывает доверие к международной системе. И также готовит почву к тому, чтобы каждая страна предпринимала бы свои собственные меры и вооружалась».

  1. Вот как А.Давутоглу формулирует свое предложение: «В условиях, когда некоторые интересы и проблемы национального государства считаются более важными, чем таковые для других национальных государств, невозможно предотвратить отдельные конфликты интересов. В этом контексте, очень важно установить прочную и последовательную связь между понятием человечества и понятием гражданства».

И далее: «Это может быть достигнуто только путем распространения коммуникации между глобальным гражданским обществом и национальным гражданским обществом и оказания психологического воздействия на национальные государства. Не следует забывать, что такие угрозы, как изменение климата и ядерное оружие, разрушительные последствия которых не могут быть ограничены правовыми рамками национальных государств, не могут быть решены только путем переговоров и переговоров между национальными государствами».

То есть, налицо предложение А.Давутоглу провести не только кардинальную реформу в системе международных отношений «сверху», но и изменить «снизу» систему власти в национальных государствах, в пользу гражданского общества, которое сможет влиять на решения, принимаемые руководством своей страны. В такой постановке вопроса турецким идеологом, получается, что гражданское общество должно быть наднациональным. При том, что правительства, по-прежнему, будут национальными, но их решения будут подвергаться корректировке со стороны формально национального, а, де-факто, глобального гражданского общества.

  1. В ответ на вопрос о своей будущей карьере, которая, как это выглядит, развивается циклично (из ученых – в политику, а потому опять в ученые и, через создание своей партии, в политику – В.К.), и о своих жизненных целях, Ахмет Давутоглу заявил, что говорить о своих конечных целях в жизни – это как рассуждать о «конце истории» для человечества. Главное, по его словам, не разделять свою жизнь на отдельные карьеры и двигаться к будущему на волне времени. Однако, как можно понять высказывания А.Давутоглу в данном им интервью, большая политика является неотъемлемой частью его жизни и останавливаться он не намерен.
  2. Говоря о будущем Турции и пытаясь применить на неё тезисы, предложенные Ахметом Давутоглу в своей книге, сам автор говорит о следующем: «Говоря кратко, то если посмотреть на эти принципы с точки зрения Турции, то основным условием для внутреннего порядка в стране является всеобщее чувство принадлежности и понимание гражданства. Потому, что Турция является страной с имперским наследием и включает в себя почти все этнические и религиозные элементы таких регионов, как: Балканы, Ближний Восток, Кавказ и Центральная Азия».

На самом деле, это – то, о чем мы говорили не раз: либо Турция предлагает новую объединительную повестку для регионов своего традиционного влияния, либо она пытается и дальше развиваться в качестве моногосударства.

Причем, что характерно, как можно понять всю риторику нынешней турецкой власти, она считает себя правопреемницей Османской Империей и проводит политику по восстановления / дальнейшего укрепления своего влияния в бывших «провинциях».

Однако, де-факто, страна двигается дальше в старой, ататюрковской парадигме национального государства, отрицая то, что Турецкая Республика, пусть и не в той мере, что Османская Империя, но все-таки несет на себя имперский отпечаток, являясь территорией проживания множества народов.

Понятно, что совместить движение по пути «нового османизма» и отрицание того, что Турция является многонациональной страной, не приведет ни к новому объединительному проекту, ни к укреплению национального государства (в частности, через решение курдского вопроса В.К.).

Впрочем, движение по пути турецкого национализма, в чем-то, было вынужденной мерой для президента Р.Т.Эрдогана, как политика, тонко чувствующего свой электорат и его запрос. Но вот только в данном случае получается, что этот самый электорат тянет его назад от заявленных им целей.

Вот, что на эту тему говорит А.Давутоглу: «Государственные деятели и гражданское общество страны должны действовать, видя этот факт (то есть, то, что Турция является не мононациональным ядром бывшей Османской Империи, а сама обладает имперской идентичностью – В.К.), и придерживаться подхода, который не исключает какой-либо этнической и религиозной идентичности».

Впрочем, А.Давутоглу хорошо рассуждать на эти темы, поскольку перед ним пока не стоит альтернатива, которая стоит перед Р.Т.Эрдоганом «переизбираться или нет?». А, следовательно, можно быть достаточно свободным в таких своих оценках, не рискуя утратить власть, которую ему ещё только предстоит попробовать получить.

  1. Вот как видит национальный вопрос в Турции Ахмет Давутоглу и как он пытался действовать, по собственным словам, в бытность свою премьер-министром и министром иностранных дел.

Возможно, это – первый такой его инсайд в публичном пространстве: «Борясь с организациями, такими как «Исламское государство» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.), РПК и DHKP-C (Революционная народно-освободительная партия — фронт), против их террористической деятельности, которая усилилась из-за событий в Ираке и Сирии в 2015 году, у меня был опыт, который привел к мысли о том, что самая сильная связь между государственными деятелями и общественностью — это чувство общей принадлежности. Я проводил все выходные в провинциях, где велась борьба (с террором – В.К.), вместе с народом, на некоторых массовых митингах я обращался (к людям – В.К.) на курдском языке, пусть даже и кратко, будучи премьер-министром, впервые в истории Республики, я принимал участие в общине алевитов (в ходе их молитвы – В.К.), будучи министром (иностранных дел – В.К.), я посетил все немусульманские религиозные центры (страны – В.К.), включая греческий и армянский патриархат, а также еврейское раввинство».

Однако, строго говоря, А.Давутоглу далеко не являлся исключением в плане попыток вести систематический диалог с национальными и религиозными меньшинствами страны. Той же работой, в принципе, занимается и нынешняя турецкая власть. Но вот нюанс заключается в том, что подобного рода диалог не выносится в публичное пространство, а ведется, если так можно выразиться, из-под полы. Что, разумеется, не может вызывать упомянутое А.Давутоглу чувство «общей принадлежности» у этнических и религиозных групп Турции, а, скорее наоборот, вызывает чувство отторжения.

  1. Есть ещё одно важное обстоятельство, о котором говорит турецкий идеолог – а именно о географических границах на Ближнем Востоке.

Процитируем: «В связи с геополитическим фундаментом национального государства, Турция является ярким примером. Потому как, за исключением Ирана, ни одна из границ Турции не основана на твердой геополитической почве. Границы (Турции), проходящие с Сирией по небольшим провинциям, с Ираном – по высокогорью, в Эгейском море – по небольшим островам и рифам, и т.д. все они имеют потенциал к возникновению напряженности, в любой момент». Главной причиной для отстаивания (мной) принципа «нулевых проблем с соседними странами» с 2002 года было то, что он мог бы навести порядок в этих геополитических аномалиях».

Опять же, отметим со своей стороны, что, сам по себе, принцип «ноль проблем с соседями», за реализацию которого Ахмет Давутоглу взялся очень активно, после того, как он в 2009 году стал министром иностранных дел, был для Турции не столь уж плох и, потенциально, он мог бы разблокировать множество проблем с США и ЕС.

Однако, за него надо было заплатить определенную цену. Допустим, за разблокирование отношений с Арменией, нужно было заплатить проблемами с Азербайджаном, и Турция к этому попросту оказалась не готова.

Это смахивает на то, что для правильного себя позиционирования (в качестве многонационального государства – В.К.), что, в общем-то, отвечает целям политики Эрдогана, надо было принести в жертву наиболее националистически настроенный электорат.

Иными словами, как мы видим, и в вопросах внешней политики, и в вопросах внутренней политики, нынешняя турецкая власть действует с оглядкой, не чувствуя в себе достаточно сил, для того, чтобы приносить тактические жертвы, идя к стратегической цели. А это многократно замедляет движение страны, если, вообще, делает его возможным.

  1. Однако, есть те вещи, которые Турции, все же, удалось делать в период нахождения на постах министра иностранных дел (2009 – 2014 г.) и премьер-министра (2014 – 2016 г.) Ахмета Давутоглу. Речь идет о создании двусторонних механизмов взаимодействия высшего уровня, а также о подписании соглашений о безвизовом режиме с максимально возможным числом стран.

Первое объективно работает на транзит от международной политической системы, основанной на одном, главном институте многостороннего диалога (ООН) к сложной системе уравнений, когда каждая страна регулирует свои отношения с зарубежными государствами на основе двусторонних договоренностей. Заметим, что, действительно, в этом направлении Турции удалось добиться значительных успехов.

Второе – это обеспечение мобильности, причем, не только и не столько для турецких граждан, сколько ещё и для пассионарного турецкого бизнеса, который ищет окна возможностей сегодня далеко за пределами Евразии. Кроме того, безвиз – это, своего рода, «гормон роста» для турецкой индустрии гостеприимства.

Отдельных слов заслуживают усилия Турции по ревизии Соглашения о таможенном союзе с ЕС (не увенчались пока успехом – В.К.), а также усилия Турции по подписанию как можно большего числа соглашений о свободной торговле с третьими, не европейскими странами (успехи есть – В.К.).

Процитируем А. Давутоглу:

«Благодаря этой политике, начиная с 2011 года и вплоть до структурных проблем, которые начали переживать соседние страны, были созданы механизмы сотрудничества высшего уровня с Россией, Грецией, Ираком, Сирией, Болгарией, Азербайджаном, Грузией, Украиной и Румынией. Такие механизмы, как либерализация виз и соглашения о свободной торговле, разработанные с соседними странами, помогли развить отношения между народами».

Здесь Ахмет Давутоглу говорит вновь о том, что Турция продемонстрировала свою «добрую волю» на урегулирование проблем со своими соседями тем, что в 2004 году запустила политический диалог с Республикой Кипр, а также в 2009 году подписала протоколы с Арменией. И, как подчеркивает А.Давутоглу одной из важнейших задач сегодня принести мир и стабильность на турецкие границы.

  1. Ещё одним моментом, который, на взгляд проф. А.Давутоглу, требуется для Турции – это настройка баланса между безопасностью и правами и свободами личности. Процитируем турецкого идеолога: «Для Турции, как для страны, которая находится в рискованной геополитической среде и сдает экзамен на демократию, очень важным является соблюдать баланс между предпочтениями в сфере свободы и безопасности».
51.93MB | MySQL:101 | 0,356sec