Об особенностях экономической ситуации в Ливии в условиях гражданской войны. Часть 4

  Частный сектор на примере сферы недвижимости

Фактический распад единой системы государственного управления в Ливии начался не в 2011 году. Первые три года с момента падения Джамахирии она продолжала, в целом, действовать в прежнем формате, сменились только люди, да и те, в основной своей массе представляли собой управленческое звено второго ранга, либо «отказников», тех, кого за те, или иные прегрешения отстранили от службы и которые вернулись в ореоле «мучеников» прежнего режима. Таковыми, к слову, были практически все члены Переходного совета в Бенгази, выгнанные со своих постов за коррупцию, злоупотребления служебным положением, либо профессиональную непригодность. Разумеется, все они потом давали интервью, что причиной отставок было их несогласие, или даже противостояние с М.Каддафи. Раскол на «восточных» и «западных» начался в 2014 и окончательно оформился к 2015 году и, первоначально, не носил территориально-племенного фактора. Также, как и не имел ровным счетом никакого отношения к степени религиозного экстремизма его участников. Он был связан исключительно с опять же внешним фактором, когда под давлением международного сообщества и его непосредственным патронажем, был введен формат Схиратских соглашений, фактически узаконивший факт разделения ветвей власти не просто на исполнительную и законодательную, причем, первая в Ливии всегда носила персонифицированный характер и после гибели М.Каддафи до сих пор толком не оформилась, если не считать претензий на этот счет Х.Хафтара, вторая же – бывшая в силу особенностей организации обществ при Джамахирии, формально, ведущей, в лице Всеобщего народного конгресса, продолжала  продолжает пребывать в иллюзии наличия у нее такой компетенции. Что совершенно противоречит местному менталитету, как только переходит границы того самого словесного мыслеизречения ставшего столь популярным при прежнем режиме с легкой руки самого М.Каддафи, неплохого ритора, чьи экзерциции сейчас вовсю возвращаются к жизни усилиями властей на востоке Ливии. Навязывание ливийцам персоны Х.Хафтара, чья кандидатура была и есть чисто проамериканской (здесь, мы затрудняемся оценить мотивы ставки на него в Москве) окончательно закрепило раскол уже на этническом, племенном уровне, ибо его достаточно яркая личность, а, следует признать, кроме Х.Хафтара, все остальные на ливийской политической сцене выглядят откровенно жалко, с такими претензиями, будучи уроженцем Киренаики вызвала мгновенное, на уровне рефлексии, отторжение у всех  уроженцев Триполитании, даже тех, кто негативно относится к засилью местных туркоманов, разнузданной вольнице мисуратских боевиков, или к эксцессам исламистов. Заведомо тупиковая, в этом плане кандидатура новоявленного фельдмаршала, когда неприятие его происхождения реплицируется его джамахирийскими замашками (а по другому, как мы уже не раз показывали, нынешняя номенклатура оперировать просто не способна) и презрением с которым к нему относятся все сторонники прежней власти, не забывшие его позорное бегство в США, подтвердила два обстоятельства: полный вакуум ливийского политического пространства в смысле мало-мальски харизматичных лидеров и тупиковость ситуации, в ее нынешнем состоянии. Наверняка, те, кто вернул Х. Хафтара из небытия рассчитывали на то, что ему удастся одержать быструю победу.  Либо, ничего не соображали в ливийских реалиях. Так, или иначе, сложившийся военно-политический раскол страны не мог не привести к расколу административному, хотя и здесь, созданная М.Каддафи, система хозяйствования продемонстрировала удивительную живучесть: большинство исполнительных, распорядительных, логистических, платежно-расчетных, плановых, статистических, информационных, бюджетных горизонталей сохранились, где-то, почти в неизменном состоянии, как в Национальной нефтяной корпорации, системе водопользования, энергетике, в системе Министерства финансов и Центральном банке. Да и в большинстве остальных министерств и ведомств, где их нынешняя «сепаратность» носит, главным образом, декларативный характер, а на рабочем, повседневном уровне, все они продолжают взаимодействовать. Кроме, разумеется, высших представительных единиц, обменивающихся взаимными претензиями.

На этом фоне частный сектор в Ливии продолжил свое развитие. Именно в нем и происходит сейчас большинство изменений в экономическом плане, и благодаря им, удается обеспечивать ряд потребностей населения в товарах и услугах. Там, невзирая на определенные трудности, продолжают реализовываться механизмы свободного рынка, те самые, начало которым было положено еще в 2008-2010 гг. Сектор строительства, девелоперский, аренды жилья являют собой один из характерных примеров.

Слом прежней системы правления в Ливии, который, как ожидали большинство граждан, должен был привести к изменению жизненной и экономической ситуации в стране и предоставить молодым людям больше возможностей вкладывать свои способности и энергию в то, что приносит им пользу, а не тратить их впустую, к сожалению, привел к полной противоположности, — отмечают обозреватели интернет-портала 218.

Военный, экономический и политический кризисы продолжают расти, и первым пострадавшим является молодой человек, который пытается реализовать свои амбиции.

Построение основы независимой жизни, такой как собственного жилья (о государственном, теперь можно забыть), с конца 2011 года становится все более затруднительным: цены на строительные материалы стремительно растут, также и арендные ставки, по причине тех, кто год за годом опустошает Ливию, —  подчеркивается в материале портала.

Столкновения, произошедшие около Триполи между силами ПНС и ЛНА привели к росту арендных ставок, особенно, в ранее стабильных районах в столице, а также к росту цен на строительных материалы и стагнации на рынке купли-продажи и аренды жилья.

Санад Шакаб, официальный представитель Al-Astorah Real Estate и Real Estate Investment Company, рассказал во время встречи с журналистами портала:

«Штаб-квартира нашей компании находится в Айн-Заре, практически на нынешней передовой, и наша миссия — маркетинг недвижимости для торговцев, строительство и продажа жилья. Большая часть нашей работы происходит в Айн-Заре, Аль-Абьяре и Аль-Салех-Роуд, в тех местах, которые были местами строительства нового жилья. Но мы прекратили работать два месяца назад. Строительные материалы были израсходованы и импортировать их приходится теперь из регионов, далеких от столкновений. Мы стали свидетелями роста цен из-за сложности транспортировки, а по арендной плате засвидетельствован очень большой рост, но то, что удерживало цены на строительство от огромного роста, так это общий спад на рынке.

Что касается ущерба, есть много новых домов, которые были сильно повреждены. У меня лично есть два дома, которые были повреждены, один из них имеет цену 500 тысяч динаров. Оба испещрены пулями и осколками.

В целом, рынок недвижимости в Айн-Заре, даже если война закончится, станет свидетелем серьезной рецессии, для компенсации которой потребуется не менее года, и это, с учетом того, что Айн-Зара была одной из самых продаваемых и покупаемых областей, потому что большинство девелоперов пользовались ею для строительства».

Хамза Мухаммед, владелец магазина строительных материалов в Таджуре и подрядчик рассказал журналистам:

«Рост цен на строительные материалы был невелик, но самым большим влиянием от войны стал большой страх, который заставил многих отказаться от работы.

Даже те, кто работает, несмотря на их немногочисленность, стали просить очень высокую заработную плату из-за столкновений.

Ни для кого не секрет, что одним из негативных факторов на строительном рынке в настоящее время состоит в том, что большинство новых районов находились на окраинах Триполи которые стали местами конфликтов, и это остановило строительство и работы в них.

Изучению цен на строительные материалы, а также арендной платы показало, что цена цемента с  21 ливийского динара до начала боев начала увеличиваться достигла от 24 до 28 динаров.

Что касается цен на железо, то цена на арматуру, марок 12 и 14 на рынке Злитена достигла 201 динара, а сейчас она выросла до 205, в то время как возник дефицит – арматура «шестерка» подорожала до 350 динаров в Триполи и до 340 в Мисурате и Злитене. Арматура № 8 стоила 270 динаров в начале столкновений, а затем подорожала до 285».

Продолжение двоевластия, а, вернее, сказать, мультивластия, поскольку кроме ПНС и ЛНА, огромные пространства юга и юго-запада страны живут под властью местного самоуправления, где-то, сохранившемся в прежнем, джамахирийском виде, где-то, под племенным, старейшин, обуславливает медленный дрейф ливийского общества и экономики на направлении «в никуда». Жить и обеспечивать свои повседневные потребности в таком режиме можно если не бесконечно долго, то многими годами, а вот развиваться в качестве независимого государства, вряд ли.

51.6MB | MySQL:101 | 0,379sec